© MSF
05 июл 18

Бангладеш: Camp 18 для беженцев рохинджа

Хасина, Фатима и Мохамед сейчас живут в Бангладеш. Они представители этноса рохинджа. Они не знакомы между собой, но их судьбы схожи. Как и судьбы сотен и тысяч других изгнанников, которым пришлось в прошлом году покинуть Мьянму. Все трое живут в лагере беженцев, который называется Camp 18, со своими семьями. Вот что они рассказывают. 

Гигантское поселение вынужденных переселенцев Кутапалонг-Балукхали административно разделено на лагеря, как большой город – на районы. Сейчас их насчитывается 22 – все они носят название camp (лагерь) и номер. Более 620 000 беженцев рохинджа нашли приют в Кутупалонг-Балукхали, спасаясь от насилия, которое вспыхнуло в Мьянме в августе 2017 года. Они поселились на склонах холмов в районе Кокс-Базар. С севера на юг лагерь пересекает дорога, которая позволяет людям передвигаться и облегчает оказание гуманитарной помощи в этой холмистой местности. Дорога пролегает и через Camp 18, который расположен на юго-западе поселения Кутупалонг-Балукхали. Единственное, что отличает этот лагерь от других, это то, что он входит в число поселений, созданных для размещения беженцев рохинджа, чтобы снизить перенаселенность в восточной части лагеря. В остальном, все то же самое - крутые извилистые тропинки ведут к рядам перенаселенных жилищ. Здесь, в Camp 18, сейчас и живут Хасина, Фатима и Мохамед, а также еще более 29 300 беженцев рохинджа. То есть, около 6 500 семей.

___________________________________________
 

хасина, 35 лет

Хасина вдова. Она с пятью детьми – двумя мальчиками и тремя девочками – покинула Мьянму после того, как был убит ее муж.

В районе Кокс-Базар Хасина оказалась в октябре. Здесь живут родственники, которые ей помогают. И все же каждый день Хасине приходится бороться за выживание. Во-первых, ближайшая колонка с водой не работает. Поэтому за водой ей приходится ходить на другой конец лагеря. Чтобы готовить еду, нужны дрова. Но дети еще малы, и отправлять их за хворостом женщина боится. Вокруг нет деревьев, и бродить в поисках дров можно часа три. В некоторых других лагерях беженцам повезло – они получили газовые плитки.

Начало сезона дождей сулит Хасине новые беды. Она опасается, что ее лачуга не выдержит непогоду – сильные проливные дожди и порывы ветра. Как и все остальные, Хасина с семьей живет в сооружении, сплетенном из стеблей бамбука, которые держатся на четырех вкопанных в землю бамбуковых столбах. Вместо крыши – пластиковая пленка. Не самое надежное жилище.

Такие хижины из бамбука переселенцы строят сами, используя то немногое, что могут дать им сотрудники гуманитарных организаций. Многие беженцы кладут на крыши своих жилищ что-нибудь тяжелое, например, мешки с землей, чтобы дома не сдувало.

фатима и ее четверо детей

Сначала Фатима Хатун оказалась в перенаселенном Camp 16, но потом ее семье пришлось перебраться западнее, в Camp 18. Чтобы помочь обустроиться, ей выдали набор материалов для строительства жилища с инструкциями по сборке.

Но Фатима, тоже вдова, не смогла сама построить жилище. Она попросила помощи у Майи (лидера общины, отвечающего за ее сектор лагеря беженцев). Он отправил несколько добровольцев ей на помощь.

У Фатимы четверо детей – трех, семи, девяти и одиннадцати лет. В Бангладеш они оказались в октябре, и Фатима здесь уже не впервые. В 1992 году ей также пришлось бежать в Бангладеш из Мьянмы, поскольку власти страны ввели принудительный труд для рохинджа.

В лагере беженцев в Бангладеш Фатима прожила два года, после чего вернулась в свою деревню и обнаружила, что дом разрушен. Семья построила новый дом, но в прошлом году им вновь пришлось бежать из Мьянмы. Оставаться было просто невозможно.

Положительный аспект жизни в лагере для беженцев – многочисленные медицинские учреждения, которые здесь появились. Организация «Врачи без границ» открыла здесь пять больниц, десять медицинских пунктов и три медицинских центра, которые круглосуточно работают в разных частях поселения. Когда один сын заболел, Фатима пришла с ним в клинику MSF в Camp 18. У мальчика оказалась свинка.

клиника врачей без границ в Camp 18

В этой клинике MSF проводит в среднем 150 медицинских консультаций в день. Как и в остальных частях гигантского поселения Кутупалонг-Балукхали, наиболее распространенные заболевания здесь - диарея, респираторные и кожные инфекции.

Помимо лечения, люди здесь могут получить продовольственную помощь, противомоскитные сетки и канистры, а также доступ чистой воде, так как здесь вырыты колодцы. Сюда поступает самая разная гуманитарная помощь, поскольку в Кутупалонг-Балукхали сейчас крупнейший лагерь беженцев в мире.

мохамед, 45 лет

Хотя беженцы, в основном, обеспечены самым необходимым, гуманитарная помощь не всегда распределяется равномерно. Найти временную работу - удача. Мохамеду Элеясу повезло, он смог устроиться поденным рабочим. Ему 45 лет, он бежал из Мьянмы в прошлом году после того, как один из его сыновей пропал без вести.

Поскольку у Мохамеда время от времени есть работа, ему удалось купить телефон, чтобы иногда созваниваться с братом. В родной деревне в Мьянме у Мохамеда был магазин продуктов. Он все потерял: военные сожгли и магазин, и дом, все сгорело дотла.

Дом, который он построил в Camp 18, очевидно, не может сравниться с прежним. Кухня с глиняной печью и две комнаты, единственное украшение которых - коврик для намаза. Однако рядом есть пункт раздачи воды. В лагере беженцев это огромное преимущество. Не всем беженцам рохинджа в новых частях лагеря так повезло: на дополнительной территории Camp 20, которая находится в западной части лагеря, колодцев и туалетов критически не хватает.