22 Feb 07

Беженцы в восточном Чаде:Один "коро" проса, чтобы накормить тринадцать человек

В тени подле соломенной хижины лежит плуг, как напоминание о том времени, когда Абдулаи был фермером. Большого дохода земледелие ему не приносило. Весь урожай, который собирают в конце короткого плодородного периода в засушливом юго-восточном Чаде, хранят в больших глиняных горшках. Этого должно хватить на весь год. Но, по крайней мере, Абдулаи удавалось прокормить свою семью из 13 человек.

Так продолжалось до 7 ноября 2006 года, пока на его родную деревню Фариде не напал вооруженный отряд ополченцев. Многие из жителей его деревни, с населением 1 000 человек, были тогда ранены, деревню разграбили и сожгли дотла. Абдулаи вместе с односельчанами в спешке бежал от нападавших, вооруженных автоматами. По его словам, ополченцы были представителями арабо-говорящего населения Чада. Беженцы перебрались в близлежащий населенный пункт Каро. Вскоре соседние деревни тоже были разграблены и сожжены, и жителям Фариде снова пришлось сниматься с места. К тому времени население всего этого района собралось в импровизированном лагере около Гоз Бейда. В настоящий момент у въезда в этот столичный город региона собралось от 8 000 до 10 000 человек, в надежде найти хоть какое-то убежище.

Коро проса

«У нас не было времени взять с собой зерно, одежду, матрасы или одеяла», - рассказывает Абдулаи. «У нас ничего не осталось, кроме двух ослов». На них возят хворост на рынок в Гоз Бейду. «Денег, которые мы выручаем, хватает только на один коро проса». Абдулаи показывает пустую миску емкостью около 3 килограммов. То количество проса, что туда помещается, - это ежедневная пища для тринадцати человек.

«Мы видим истощенных детей, но их не сильно больше, чем обычно в этом регионе», - говорит Максимилиан Гертлер. Врач MSF делает операции в лагере три раза в неделю, работая вместе с мобильной медицинской командой. «Но у людей не осталось больше сил. Если усугубятся другие медицинские проблемы, число истощенных детей может резко возрасти».

Зловонная, мутная вода

Диарея в сочетании с истощением – это порочный круг, особенно такое сочетание опасно для маленьких детей. Основная причина – зараженная питьевая вода. «Что касается запасов воды, то четыре колодца рядом с лагерем на удивление хорошо удовлетворяют потребности такого большого числа людей», - говорит Мишель Бекс, эксперт MSF по вопросам водоснабжения и санитарии. «Но качество воды ужасное. Она зловонная и мутная». Поэтому команда Бекса устроила две скважины с ручными насосами, а сотрудники организации Oxfam занимаются очисткой существующих колодцев.

Недостаток гигиены и тяжелые условия жизни в лагере таят в себе и другие потенциальные опасности: здесь почти нет туалетов, а самодельные хижины из веток и соломы едва защищают от ветра, пыли и ночного холода. Как говорит Максимилиан Гертлер, "Эти люди спят на голой земле, без матрасов и одеял, при температуре 12-15 ºC. Неудивительно, что нам приходится лечить от пневмонии все больше и больше людей. Вероятность распространения инфекционных заболеваний очень высока, потому что люди спят очень близко друг другу".

Конъюнктивит – не заразное и не угрожающее жизни человека заболевание, и в обычных условиях он не является серьезной проблемой здравоохранения. "Однако из-за всей этой пыли и отсутствия гигиены мне приходится лечить все более запущенные случаи – например, младенцев со слипшимися глазами, сочащимися гноем", – говорит Максимилиан Гертлер. "Все это еще раз подтверждает, что этим людям срочно необходима чистая вода, мыло, им нужны матрасы, одеяла и лучше оборудованные жилища".

Нет гарантий безопасности - нет урожая

Многие организации, которые занимаются предоставлением беженцам питьевой воды, продовольствия или оборудованием жилища, сталкиваются со сложными логистическими проблемами при транспортировке грузов, связанными с тяжелой географической доступностью региона и отсутствием гарантий безопасности.

В конце января, ровно 11 недель и два дня с того момента, как они покинули свой дом, семья Абдулаи наконец-то получила первую посылку с продуктами от Всемирной продовольственной программы ООН, которых теоретически должно хватить на четыре недели. Одеяла, матрасы и пластиковое покрытие для более чем 2 200 семей в лагере под Гоз Бейда обеспечила MSF

Но больше всего Абдулаи нужно, чтоб в его деревне воцарился мир, чтоб он мог вернуться туда и возделывать свои поля. Если он не засадит свои поля в марте, то он не соберет урожая осенью, и тогда весь следующий год ему придется зависеть от помощи извне. Но когда кто-то из его односельчан из Фариде попытался вернуться домой в декабре прошлого года, семеро человек были застрелены насмерть. Нападения происходят даже в непосредственной близости от лагеря. Так, всего несколько дней назад Абдулаи и двое его детей собирали солому в нескольких километрах от лагеря, и в них стреляли. "Там было семеро всадников – четверо верхом на лошадях и трое на верблюдах".