18 июн 07

Борьба за контроль над распространением туберкулеза в тюрьмах Киргизии…

В Киргизии, бедном анклавном государстве Центральной Азии, бывшей советской республике, уровень распространения туберкулеза в расшатанной пенитенциарной системе примерно в 25  раз выше, чем среди гражданского населения (2 700 случаев на 100 000 человек).
В конце 2005 года организация «Врачи без границ»/ Medecins Sans Frontieres (MSF) совместно с министерством юстиции и министерством здравоохранения республики начала работу в трех пенитенциарных учреждениях в столице страны Бишкеке и его окрестностях: двух изоляторах предварительного заключения (СИЗО №1 и №50) и колонии (№31), официально отведенных для заключенных, зараженных туберкулезом.

 «Условия в тюрьмах, особенно в центрах предварительного заключения – СИЗО – очень тяжелые», - рассказывает доктор Доминик Лафонтен, глава миссии MSF. «В камерах площадью 10 кв.м обычно размещается по восемь человек, в углу неотгороженный туалет. В камере очень мало света. Вентиляция тоже очень плохая, в результате в камерах темно и душно, это создает условия для распространения туберкулезных бактерий».

MSF пытается решать проблему тревожно высокого уровня заболеваемости туберкулезом в трех киргизских пенитенциарных учреждениях по нескольким направлениям.

 

Claude_Mahoudeau_MSF_33392_367.jpg

Во-первых, MSF работает над повышением уровня медицинского наблюдения за пациентами, проводя обучение медицинского персонала, работающего в тюрьмах, оказывая им поддержку и осуществляя руководство. Также организация снабжает систему эффективными противотуберкулезными препаратами для лечения инфицированных пациентов. Хотя Киргизия в 1998 году в целом внедрила стандарты лечения туберкулеза, утвержденные ВОЗ (известные как DOTS), недостаток средств и кадров привел к тому, что в тюрьмах страны эта система не реализуется должным образом.

Во-вторых, MSF сосредоточила особое внимание на раннем выявлении больных туберкулезом. Для этого необходимо усовершенствовать лаборатории для проведения анализа мазка мокроты заключенных на туберкулезную инфекцию, обучить медицинский персонала навыкам раннего распознавания признаков и симптомов туберкулеза, но не только это. Необходима также совместная работа с министерством юстиции и другими НПО, направленная на то, чтобы можно было как можно быстрее выявлять больных туберкулезом среди заключенных 35 пенитенциарных учреждений страны и как можно скорее направлять их в специализированную колонию №31.

Третья составляющая стратегии MSF состоит в том, чтобы улучшить условия содержания заключенных в тюрьме. Особенный упор делается на реконструкцию помещений, в которых больные туберкулезом проходят интенсивную фазу стационарного лечения. Были налажены системы отопления и вентиляции, в камерах проведен ремонт. В больнице необходимо было внедрить сложную систему изоляции заключенных, так как очень важно, чтобы активно заразные пациенты не контактировали с пациентами, находящимися на более поздней стадии лечения, и не могли их вновь инфицировать.

«Мы делаем все, что в наших силах, чтобы заразные больные не инфицировали других заключенных»,- говорит Александр Лесаж, координатор программы MSF, «но этого приходится добиваться путем неимоверных усилий. Одна из проблем, с которой мы сталкиваемся, состоит в том, что многие считают, что условия в больнице лучше, чем в обычных камерах, и поэтому некоторые пациенты активно стараются заразиться, чтобы попасть в отделение для туберкулезных больных. Ходят даже слухи, что существует черный рынок мокроты: заразные туберкулезные больные продают свою мокроту другим пациентам перед тем, как этим последним бывает необходимо пройти тестирование на туберкулез».

«Другая проблема – это кастовая система, действующая в киргизских тюрьмах. Во всем, что мы делаем, нам приходится учитывать строгую иерархию, существующую среди  заключенных, с лидером наверху и нижней кастой «неприкасаемых» внизу. Например, согласно правилам этой системы, заключенные из «нижней касты» живут в худших условиях и не могут находиться в той же камере, что и другие заключенные, или есть вместе с ними. Нам даже приходится устраивать так, чтобы они приходили принимать лекарства в другое время дня, чтобы избежать контакта с заключенными из «высших каст».

Помимо основных направлений работы по лечению туберкулеза, выявлению больных и ремонту помещений, MSF предоставляет для заключенных специальное обогащенное высокоэнергетическое молоко, чтобы улучшить состояние больных туберкулезом и повысить их шансы излечения, а также занимается медицинским просвещением заключенных. Медицинские образователи рассказывают заключенным, как передается туберкулез, как происходит лечение. Команда MSF считает, что эта просветительская работа стала важным фактором, позволившим развеять первоначальные сомнения некоторых пациентов в пользе лечения и повлиявшим на то, чтобы пациенты строго ежедневно принимали свои лекарства.      

 

Claude_Mahoudeau_MSF_33389_367.jpg 

Команда MSF признает, что остается немало проблем. Сейчас проводится 752 курса лечения базовыми препаратами, но среди пациентов, которые проходят лечение, 101 человек нуждается в более сложных комбинациях медикаментов против лекарственно устойчивого туберкулеза, которые в тюрьмах пока не доступны.  

Поэтому в 2007 году MSF совместно с министерством юстиции и Международным комитетом Красного Креста поставила задачу начать лечение лекарственно устойчивого туберкулеза (ЛУ-ТБ). MSF озабочена тем, что уровень устойчивости к базовым противотуберкулезным препаратам очень высок, и поэтому значительная часть пациентов нуждается в более сложных лекарствах. 

Помимо обеспечения того, чтобы эти лекарства попали к пациентам, которые в них нуждаются, MSF планирует создать систему быстрой диагностики пациентов с лекарственно устойчивыми формами и корректировать их лечение в соответствии с результатами тестов.
Кроме этого, MSF в сотрудничестве с гражданским медицинским сектором и другими НПО планирует укреплять помощь и лечение пациентов, которые выходят на волю до окончания курса лечения туберкулеза. В настоящее время многие освобождающиеся заключенные, пройдя лишь половину курса лечения, не посещают гражданские медицинские учреждения для завершения лечения, что повышает риск развития у них лекарственно устойчивой формы туберкулеза.

«Наши отношения с тюремной администрацией очень продуктивны», - рассказывает Доминик. «MSF взяла на себя обязательства по этой программе до 2010 года, но мы всегда подчеркиваем, что наша цель – поддерживать министерство юстиции в запланированных им реформах пенитенциарной системы и министерство здравоохранения в его туберкулезной программе, а не создавать новую параллельную систему. Таким образом, когда MSF в конечном итоге закончит свою работу здесь, те улучшения, которые будут достигнуты совместными усилиями в лечении туберкулеза в киргизских тюрьмах, продолжат устойчивое развитие и в будущем».