© MSF/Olivia Watson
07 сен 18

Центральноафриканская Республика: наши данные о жертвах сексуального насилия - лишь верхушка айсберга

Тихим, почти неслышным голосом Анна* рассказывает, что пережила в Бамбари (Центральноафриканская Республика) три месяца назад:

«Вооруженные люди убили моего мужа, а меня забрали с собой. В их лагере меня изнасиловали. Меня держали там несколько дней. Там я потеряла ребенка, одного из моих четверых. Через какое-то время мне удалось отправить другого ребенка из лагеря, как будто за покупками. Наконец, мне самой удалось бежать».

История Анны не уникальна.

По крыше барабанит дождь. Мы сидим в небольшом кабинете в центра MSF по оказанию помощи людям, пережившим сексуальное насилие, в больнице Банги, столицы Центральноафриканской Республики (ЦАР). С момента открытия центра в декабре 2017 года помощь здесь получили более 800 человек. В основном это женщины, четверть из них моложе 18 лет. Только в первой половине 2018 года в проектах MSF в ЦАР была оказана помощь в общей сложности 1 914 жертвам сексуального насилия, причем подавляющему большинству – в больницах и клиниках в Банги. Столь огромное число людей, переживших сексуальное насилие, дает представление о том, как необходима помощь в этой сфере в раздираемой конфликтом стране, где нет стабильной системы здравоохранения и судебной системы.

Тему сексуального насилия не принято обсуждать публично. Однако Сюзи Виченте, координатор проекта в Банги по оказанию помощи пережившим сексуальное насилие, подтверждает, что потенциальных пациентов очень много.

«Очевидно, что цифры, которые есть у нас, - только верхушка айсберга. Но мы знаем, что эта проблема существует, и что людям необходимо знать, что можно рассчитывать на лечение и помощь. Как только люди узнают, что можно получить медицинскую помощь бесплатно, они начинают за ней обращаться».

Применение сексуального насилия в качестве оружия в Центральноафриканской Республике подробно описано. В 2017 году организация Human Right Watch (HRW) опубликовала доклад о том, что вооруженные группировки в ЦАР в течение пяти лет, с начала 2013 года до середины 2017, систематически использовали в рамках своей военной тактики изнасилования и сексуальное рабство. Эти недавние события не сулят ничего хорошего гражданским лицам, которые сейчас вновь переживают период эскалации насилия в стране. В первой половине 2018 года вспышки насилия вновь зафиксированы во многих районах страны. С апреля в пучину конфликта погрузился и Бамбари, который прежде называли «свободным от оружия городом». И историй, подобных рассказанной Анной, стало еще больше.

Хотя роль вооруженного конфликта в том, сколь чудовищно количество людей, переживших сексуальное насилие, безусловно высока, тем не менее он не является единственной причиной этой ситуации. Конечно, районы боевых действий особенно опасны, но корень проблемы также лежит и в общей неблагополучной ситуации с обеспечением правопорядка и безопасности. Так что женщинам и детям некуда обращаться за помощью, если они подвергаются нападению.

«Если кто-то приходит и говорит, что подвергается насилию со стороны отчима или, скажем, двоюродного брата, системы предоставления безопасного убежища не существует, - рассказывает Сюзи, - Семьи жертв могут намеренно игнорировать эту информацию. Многие из наших случаев связаны с домашним насилием - со стороны члена семьи или кого-то из членов общины».

Наличие акушерок, врачей и психологов в клинике позволяет пациентам проходить как физическое, так и психологическое обследование. Если пациент поступает в течение 72 часов после нападения врачи могут назначить постконтактную профилактику ВИЧ-инфекции. Важно отметить, что психологи MSF могут работать с пациентами и в долгосрочной перспективе, чтобы помочь им начать восстанавливать свою жизнь после пережитого насилия.

Жизнь Анны постепенно налаживается. Сейчас она живет с братом и его семьей, помогает свояченице с домашними делами. Но такую тяжелую травму нелегко забыть, воспоминания постоянно возвращаются.

«Вначале было очень тяжело. Потом я начала здесь лечиться, и после длинных разговоров консультантами, я чувствую себя получше. Но это все равно нелегко. Все это совсем не просто пережить».

* Имена пациентов изменены из соображений конфиденциальности