05 Feb 07

ДАРФУР, СУДАН: "КРИЗИС СТРАДАЮЩЕГО НАРОДА"

Интервью с президентом Международного Совета MSF д-ром Рованом Гиллисом

Д-р Роуэн Гиллис, президент Международного совета Врачей без границ/Médecins Sans Frontières (MSF), недавно вернулся из поездки в Хартум и суданскую область Дарфур. За последний год MSF пережил и  более 40 инцидентов, связанных с нарушением безопасности сотрудников, это вынудило организацию прекратить свою деятельность или сократить персонал в ряде программ помощи в регионе Джебел Мара. В западном Дарфуре MSF больше не имеет возможности направлять на лечение хирургических пациентов и была вынуждена отложить мероприятия по оказанию помощи для  примерно 160 000 людей, живущих в городе Селейа и имеющих очень ограниченный доступ к помощи и медицинскому обслуживанию. Что касается южного Дарфура, то здесь командам  MSF неоднократно приходилось эвакуироваться из городов Мухаджарийа и Шарийа. Д-р Гиллис встречался с представителями суданского правительства, чтобы выразить озабоченность MSF ухудшением положения с безопасностью в Дарфуре, а также для того, чтобы оценить   гуманитарные потребности в регионе. Вот как он рассказывает о сложившемся положении.
 
В июле 2004 года Вы работали в городе Морнее, на западе Дарфура, и сейчас, в октябре 2006 года, вновь побывали там. Что изменилось за это время?

Ситуация, конечно, изменилась за те два года, которые я не был в Дарфуре. Тогда там жили люди, оказавшиеся в положении вынужденных переселенцев недавно – за последние полгода. Широкие слои населения подвергались насилию и убийствам. Жителям лагерей нужна была незамедлительная помощь – пища и вода. Происходили вспышки заболеваний – например, гепатита E. Была необходима широкомасштабная гуманитарная помощь, и на тот момент размах этой помощи только начинал расти. Сейчас ситуация совершенно иная. MSF была вынуждена сократить свою деятельность из-за усилившихся боев и ухудшения положения с безопасностью по всему Дарфуру. Что касается медицинских данных, которые мы можем оценить, на так называемых островах помощи – в больших лагерях для вынужденных переселенцев в подконтрольных правительству городах -  то некоторые параметры вполне удовлетворительны, это касается питания людей и уровня смертности. Но на лицо кризис человеческого страдания. Эти люди оказались заперты в лагерях более чем на 30 месяцев. Они не могут покинуть лагерь в поисках самого необходимого – пищи, воды, потому что они рискуют стать жертвой убийства или изнасилования. И это те, кому, как считается, повезло; люди, получившие хоть какую-то помощь.

Степень угрозы безопасности отличается в разных районах Дарфура.  Во многие места MSF не может попасть из-за положения с безопасностью, и мы просто не знаем, как выживает население этих районов. Недавно мы проводили операцию в ответ на вынужденное переселение 35 000 человек в Мухаджарийи в южном Дарфуре. Эти люди покинули свои дома за последние три недели. Они остро нуждаются в пище и воде. Если они останутся в положении вынужденных переселенцев, они столкнутся с теми же проблемами, что и люди, бежавшие из своих домов в 2004 году. Положение этих людей можно описать как стабильное с медицинской точки зрения, но совершенно неприемлемое с человеческой.

MSF работает в Дарфуре более двух лет, но в этом году случилось более 40 инцидентов, связанных с нарушением безопасности сотрудников MSF в Дарфуре, - большинство из них произошли на дорогах и в городах, контролируемых суданским правительством. Насилие направлено против MSF?

Произошел ряд атак на MSF – от случаев бандитизма до нападений, явно нацеленных на сотрудников гуманитарных миссий. Мы не говорим, нацеленных конкретно на MSF, но нацеленных на сотрудников гуманитарных миссий. Некоторые из этих нападений произошли в подконтрольных правительству районах, некоторые - в других частях Дарфура. Кто бы ни контролировал местность, а особенно если это правительство, тот и должен брать на себя ответственность за происходящее в подконтрольном ему районе. Эти направленные атаки заставили нас приостановить свою деятельность, это означает, что мы как гуманитарные медицинские работники были вынуждены принять тяжелое решение покинуть людей, нуждающихся в помощи, из-за того, что пытаться попасть к ним очень опасно. Именно такая ситуация совсем недавно сложилась в горах Джебел Марра во время вспышки холеры, когда нам пришлось вывезти оттуда свои команды. Нам приходится сокращать наши команды в то время как мы должны были бы увеличивать их для оказания остро необходимой помощи. Сегодня в Джебел Марра мы даже не можем оценить положение людей, вынужденных бежать в результате недавних боев.

Эти нападения – часть стратегического плана по ограничению помощи?

Сложно сказать. Множество людей говорят о том, какие существуют стратегические планы. Практический результат состоит в том, что помощь этим людям сокращается. Есть те, кто нуждается в медицинской помощи, но не получают ее, и мы не знаем, что происходит в большой части Дарфура. Таков результат, каковы бы ни были стратегические планы.

Вы недавно встречались с представителями суданского правительства в Хартуме, чтобы выразить озабоченность организации по поводу сложившейся ситуации. Что они ответили Вам? Готовы ли они предпринять какие-то шаги?

Министры, с которыми я встречался, ясно дали понять, что они отвечают за безопасность работников гуманитарных миссий в подконтрольных им районах. Эти чиновники дали положительный ответ на наши вопросы относительно обеспечения безопасности сотрудников гуманитарных миссий и возможности свободно перемещаться по местности, чтобы независимо оценивать потребности пострадавшего населения. Но нам предстоит увидеть, последуют ли за их заверениями практические действия, то есть, будет ли обеспечена реальная возможность передвигаться по дорогам Дарфура. Пока такой возможности нет.

У MSF есть ряд программ, которые до сих пор строились на системе перенаправления пациентов, нуждающихся в хирургическом вмешательстве,  но теперь мы больше не можем направлять на лечение пациентов в критическом состоянии, потому что дороги слишком опасны. В 2004 году я ездил почти по всем основным дорогам Дарфура. На сегодняшний день все основные дороги, кроме одной, слишком опасны. Все перемещения персонала осуществляются только посредством самолетов.

Некоторые гуманитарные организации заняли определенную позицию по поводу развертывания миротворческих сил ООН в Дарфуре. Какие опасности таит в себе такая позиция?

Работая в Дарфуре, очень тяжело наблюдать насилие в отношении мирного населения, видеть женщин, которые приходят к нам в клинику после того, как их изнасиловали, видеть кругом грязную войну и сокращение возможностей оказания помощи. Возникает острое желание найти выход, соблазн посоветовать «быстрое решение» проблемы, как бы иллюзорна ни была такая возможность. Но обязанность гуманитарных организаций - помогать населению и рассказывать остальному миру о том, что они видят в процессе осуществления своих проектов. Вот как мы понимаем наши обязанности.

Когда гуманитарные организации принимают участие в переговорах о перемирии или призывают к военному вмешательству, они выходят за пределы гуманитарных полномочий. Некоторые гуманитарные организации призвали к вооруженному вмешательству в Дарфуре. Проблема в том, что эти организации наносят ущерб – попросту компрометируют – нейтралитет гуманитарных  организаций, имеющий первостепенное значение для работы в зоне военных конфликтов и обеспечения безопасности сотрудников гуманитарных миссий. MSF должна поддерживать наш нейтралитет, позволяющий нам вести переговоры со всеми противоборствующими сторонами, чтобы иметь возможность получать доступ к бедствующему населению.

Когда вы предлагаете вооруженное вмешательство – особенно такое, которое потенциально может произойти без согласия правительства – вы в действительности предлагаете, чтобы в войну вступила еще одна сторона. Будучи гуманитарной организацией, мы никоим образом не должны советовать такого. Наша роль не в том, чтобы выбирать стороны в конфликте, ведь подобные действия могут поставить наш персонал под серьезнейшую угрозу и опровергнуть аргумент нейтралитета, который прежде всего и позволяет нам работать.