23 янв 07

Демократическая республика Конго: cонная болезнь - скрытый убийца

В 2004 году MSF начала кампанию по борьбе с африканским трипаносомозом человека (более известным как сонная болезнь) в Исанги, в провинции Ориенталь Демократической республики Конго (ДРК). Были проведены клинические испытания нового и менее токсичного лечебного средства для наиболее тяжелых случаев заболевания.

Что такое сонная болезнь? Африканский трипаносомоз человека или сонная болезнь распространяется мухой цеце – разносчиком паразита трипаносома. Мухи цеце водятся в Африке южнее Сахары у водоемов и в лесистой местности. На начальных стадиях инфекции у больного появляются различные симптомы, такие как жар, боли, головная боль и зуд. Распространенный ранний признак – увеличенные лимфатические узлы. На более поздней стадии болезни паразит проникает в центральную нервную систему. У пациента появляются неврологические расстройства, такие как проблемы со сном, спутанность сознания, очень сильные ежедневные головные боли и устойчивость к обычным методам лечения, «кахексия», конвульсии. Если не проводится лечение, пациент постоянно испытывает летаргию, потом впадает в кому, которая неизбежно приводит к смерти.

«Как распознать муху цеце? Ее длина от 6 до 13 мм. Хоботок у нее горизонтально вытянут вперед. Ее крылья в состоянии покоя сложены на спине, как лезвия ножниц. Муха цеце обитает на берегах рек в болотистой местности и в подлеске около водоемов». Это подробное описание (сопровождаемое рисунком) из информационного буклета, изданного конголезским Министерством здравоохранения и другими партнерами, участвующими в кампании по борьбе с сонной болезнью.

Муха цеце или «глоссина» - переносчик инфекции, распространяющий африканский трипаносомоз человека (AHT или сонную болезнь) в Центральной и Западной Африке. Кусая человека, некоторые глоссины заносят паразита под названием трипаносом, вызывающего болезнь, которая без лечения неизменно приводит к летальному исходу.

Что такое сонная болезнь? Африканский трипаносомоз человека или сонная болезнь распространяется мухой цеце – разносчиком паразита трипаносома. Мухи цеце водятся в Африке южнее Сахары у водоемов и в лесистой местности. На начальных стадиях инфекции у больного появляются различные симптомы, такие как жар, боли, головная боль и зуд. Распространенный ранний признак – увеличенные лимфатические узлы. На более поздней стадии болезни паразит проникает в центральную нервную систему. У пациента появляются неврологические расстройства, такие как проблемы со сном, спутанность сознания, очень сильные ежедневные головные боли и устойчивость к обычным методам лечения, «кахексия», конвульсии. Если не проводится лечение, пациент постоянно испытывает летаргию, потом впадает в кому, которая неизбежно приводит к смерти.

Активные и пассивные проверки

Во время чрезвычайной операции, предпринятой в 2003 году, MSF обнаружила сельский район Исанги в провинции Ориенталь Демократической республики Конго (ДРК), серьезно затронутый этой болезнью. Расположенный у слияния рек Конго и Ломами, Исанги стал базой для широкомасштабной программы по борьбе с трипаносомозом, начатой MSF в 2004 году. Программа включает медицинскую проверку местного населения и лечение максимально возможного числа людей. Три из четырех медицинских округов (Исанги, Ябаондо и Яхисули) на этой большой территории (здесь 60 медицинских участков и около 300 000 жителей) пытаются справиться с широкомасштабной эпидемией, главным образом в районах, примыкающих к рекам Ломами и Конго.

Первоочередная и главная цель кампании по борьбе с AHT – медицинское обследование населения, затронутого эпидемией. «Различают два типа обследования: активное и пассивное», - объясняет Бертран Драге, медицинский координатор MSF в районе Великих озер. «С самого начала программы в Исанги команды ежедневно посещали деревни, чтобы протестировать максимально возможное число людей и как можно скорее начать лечение тех, у кого обнаружат инфекцию. Это называется активным обследованием.» Планируется несколько «посещений», каждые 6 или 12 месяцев, в зависимости от того, насколько широко распространен AHT, для того чтобы в конечном итоге «осушить» паразитический «резервуар» в деревне после нескольких эффективных обследований. Пациентов, у которых обнаружена инфекция, направляют в больницу Исанги на необходимое лечение. Другая часть проекта - это пассивное обследование. По словам Бертрана Драге, «здесь речь идет о распознавании случаев заболевания среди людей, которые сами решают обратиться в постоянный диагностический центр в Исанги». «Два типа обследований дополняют друг друга. Зная, откуда происходят инфицированные люди, мы можем перенаправить свою деятельность по проведению активных обследований в районы, наиболее серьезно затронутые эпидемией».

Клинические испытания

Сложный и дорогостоящий анализ на трипаносомоз предполагает взятие пробы крови и жидкости из ганглия (если при осмотре обнаружено увеличение шейных лимфатических узлов). Эти пробы исследуются в мобильной или стационарной лаборатории. Лечение инфицированных зависит от того, насколько далеко зашла болезнь. Выделяют две фазы. Во время первой фазы симптомы трипаносомоза носят общий характер: периодический жар, увеличение шейных лимфатических узлов и кожные раздражения. В этом случае проводится простое лечение. На второй стадии болезни трипаносомы проникают в центральную нервную систему (головной мозг, спинной мозг), появляются неврологические симптомы: учащающиеся головные боли, проблемы со сном (больные почти не спят ночью, но много спят днем, отсюда происходит название «сонная болезнь») и спутанность сознания. Потеря аппетита и жар со временем приводят к «кахексии». Без лечения пациент умрет примерно через два года от патологических изменений.

«Для лечения больных, находящихся на второй стадии, часто используются средства на основе мышьяка, имеющие побочные эффекты», - говорит Бертран Драге. «Поэтому MSF принимает участие в научном проекте, направленном на внедрение другого лечебного протокола ДФМО (Дифторметилорнитина). Для каждого пациента требуется большое количество препарата, но он менее токсичен». Проект также нацелен на проведение клинических исследований другого препарата - нифуртимокс, который предполагается использовать в комбинации с ДФМО.

Охота на муху цеце

Еще один ключевой момент деятельности MSF в Исанги – это «кампания против разносчика инфекции». Другими словами, идея состоит в том, чтобы отловить мух цеце и снизить распространение трипаносома. «Мы устанавливаем плавучие ловушки, которые меняют цвет с черного на синий», - рассказывает Бертран Драге. «Глоссина – это единственное насекомое, которое привлекают эти ловушки, они впускают мух, но не дают им выбраться. Операция по установке ловушек поддерживается активной деятельностью по обследованию населения с тем, чтобы легче было пресечь цикл распространения болезни».

Исанги занимает территорию размером в половину Бельгии, и до многих медицинских округов трудно добраться. Это создает огромные логистические сложности: чтобы добраться до некоторых отдаленных районов, нужно несколько дней плыть на каноэ. MSF собирается создать несколько децентрализованных баз, включая Ямбулу и Ябаондо, чтобы облегчить доступ в отдаленные поселения.

«Скрытый убийца»

Совершенно очевидно, что кампания по борьбе с трипаносомозом – это больше, чем просто медицинская операция. В ней должны сочетаться знания о географическом происхождении заболевания, распределении населения по деревням, используемых людьми пунктах водозабора, о том, что населению известно о заболевании, а также процедура наблюдения за ловушками, осуществление медобследования и так далее. Поэтому всестороння информация и просветительская кампания имеют исключительное значение для успеха программы. «В силу длительности инкубационного периода трипаносома (который может достигать трех недель) и достаточно обычных симптомов, которые проявляются у инфицированных на протяжении нескольких лет, многие больные умирают, так и не узнав, что заразились трипаносомозом», - подчеркивает Бертран Драге. Вот почему трипаносомоз иногда называют «скрытым убийцей». Кроме того, когда люди сталкиваются с необъяснимыми смертями (включая умерших от трипаносомоза), испытывают расстройства сознания и идут на поводу у различных верований и колдовских практик, они часто находят "козлов отпущения" и изгоняют их из общины, иногда навсегда. Поэтому очень важно снабжать общины информацией о заболевании и демонстрировать людям, что те, кто были "заколдованы", могут вновь стать здоровыми, получив медицинскую помощь.

Упущенная болезнь

Программа по борьбе с AHT в Исанги приносит свои плоды и показала свою эффективность. Если проводить кампанию как следует, она приведет к впечатляющим результатам: за несколько лет район можно буквально избавить от того, что в прошлом было бичом здравоохранения. «Когда проект был начат, распространение трипаносомоза достигало в некоторых деревнях 14% населения», - говорит Бертран Драге. «Эти показатели сейчас резко снизились, так что краткосрочная цель состоит в том, чтобы распространение AHT в трех наиболее серьезно затронутых районах упало до уровня менее 1%. В большинстве других районов показатели в начале 2006 года уже составляли от 0,1 до 0,5%».

Однако трипаносомоз продолжает быть во многом "упущенной" болезнью. Он свирепствует лишь в некоторых развивающихся странах (в Латинской Америке и в Африке, в разных формах) и поражает население сельских районов, вдалеке от политических центров. Кроме того, по сравнению с другим тропическими болезнями, борьба с этим заболеванием обходится достаточно дорого. Без сомнения, этими факторами объясняется нежелание развивать необходимые методы диагностики и лечения и внедрять стратегии борьбы с этим заболеванием. По данным Всемирной организации здравоохранения, в одной Африке трипаносомоз продолжает ежегодно уносить жизни 300 – 400 тысяч людей.

***

Исидора: «Я раньше не понимала, что больна»

«Симптомы начали появляться три года назад: люди становились сонными, апатичными, быстро утомлялись. Так как проблеме сонной болезни уделяется мало внимания, а в повседневной жизни очень распространен фетишизм, то люди обычно считали, что эта болезнь связана с их соседями, колдуньями и тому подобным. Когда люди обращались в больницу, им не ставили диагноз сонная болезнь. Даже люди постарше забыли симптомы и считали, что это новая болезнь.

Я была директором техникума. В ноябре 2003 года мне предложили пройти тест, который подтвердил, что я нахожусь на первой стадии этого заболевания. Я попросила дать мне несколько дней, чтобы подготовиться, а потом вернулась.

Я почувствовала себя лучше сразу же после лечения, но раньше я не понимала, что больна. Нужно, чтобы люди получали больше информации, потому что они думают, что у сонной болезни очень тяжелые симптомы. Они плохо информированы.

Фетишизм приводит к расколу в семьях. После «подозрительных» смертей семья обращается к знахарю, который ДОЛЖЕН указать на «колдуна», виновного в этой смерти, обычно это бывает кто-то из семьи или родственников. Большинство людей, избранных "козлами отпущения", протестуют, заявляя о своей невиновности, и семья раскалывается. Я рада, что теперь люди получают гораздо больше информации, хотя в целом мы остаемся отрезанными от мира. Но положение в более отдаленных деревнях не в пример хуже…»