04 дек 07

Дневник акушерки MSF в миссии в Пакистане. Окончание

Дневник акушерки MSF: Бюллетень 22

midwife_blog22_308.jpg

Сейчас я снова в Кветте, Рамадан в полном разгаре, и все постепенно  привыкают к долгому периоду поста, а на улице холодает. Удивительно, что, хотя днем все еще очень приятно и тепло - около 25 С, ночью, а особенно утром, очень прохладно, шерстяные одеяла у нас в доме быстро расходятся. Мужчины надевают по утрам теплые шали, а женщины прощаются со своими шлепанцами.
Это явный знак того, что кочевники скоро отправятся в районы с более жарким климатом, вот пара фотографий их стоянок. Они отправятся в провинции Пенджаб или Синдх и наймутся на сельскохозяйственные работы. У них есть грузовики или тракторы, куда они грузят все свое имущество, сверху садится вся семья, это всегда выглядит очень забавно. На фотографии вы можете увидеть территорию, на которой они живут, не очень уютную и гостеприимную. Босоногие дети обычно играют в камнях и пыли. Они стали приезжать сюда вскоре после меня, где-то в середине апреля. Когда они уедут, количество рожениц понизится, но сейчас мы заняты как никогда, принимаем по 70-80 родов в месяц, а когда я начинала здесь работать, мы принимали в среднем по 40-50 родов. У нас были и осложнения: близнецы, роды в тазовом предлежании, послеродовые кровотечения. Женщин с  такими осложнениями, как близнецы или тазовое предлежание, мы обычно отвозим в Кветту, но чаще всего женщины приходят слишком поздно, и нам ничего не остается, как помещать их в наше отделение, где есть только базовое оборудование.

midwife_blog22a_308.jpg
Моя мама как-то спросила, чем здесь занимаются люди, так вот, они делают все! Это не благополучное государство, поэтому люди, которые не работают, либо оказываются без денег, либо попрошайничают. Зарплаты здесь очень низкие, поэтому услуги стоят дешево, например, те, кто относительно много зарабатывают, нанимают себе поваров, уборщиков и т.д. Вся работа здесь очень трудоемкая, кирпичи делают вручную, дороги ремонтируют, закладывают фундамент, строят здания тоже вручную, не имея почти никакой техники.
В Афганистан, в другие районы Пакистана и обратно идут караваны автомобилей самых разных форм и размеров с товарами и людьми. По всему городу разбросаны буквально тысячи маленьких магазинчиков, лавочек, в которых продаются все виды ручных инструментов. Вдобавок кругом стоят сотни ларьков и тележек, с которых тоже идет оживленная торговля. Это хорошо, что у многих людей есть возможность заработать деньги, но я думаю, им хватает только на то, чтобы сводить концы с концами.
Очень грустно смотреть на детей: с самого раннего возраста они работают, у них нет игрушек. Обычно они носят воду, бегают по поручениям, носят чай из магазина в магазин. Еще они собирают мусор, который продают для переработки. Они получают три рупии за 10 кг мусора. Если они заработали 10 рубий в день (это меньше, чем 10 фунтов), им повезло. Если в семье есть несколько детей, которые этим занимаются, то это значительно увеличивает их доход. У многих детей нет настоящего детства, их можно увидеть играющими с камнями, песком, а иногда со старыми покрышками и палками.
Почти все здесь нанимают охрану (обычно вооруженную – но не MSF, конечно!). Самую странную работу, которую я тут встречала, выполняет человек, которому наши соседи платят за то, чтобы он ночью ходил по улицам и свистел охранникам, чтобы они не заснули! В некоторые ночи я не могла заснуть из-за этих звуков, но теперь я их не слышу – не знаю, как охранники.

 

Дневник акушерки MSF: Бюллетень 23

midwife_blog23_308.jpg

На этой неделе я хочу представить вам Абди Карима, он наш логистик (это означает, что он все организует и проверяет, как что работает, – очень трудная работа). Он приехал сюда через месяц после меня, это его первая миссия в качестве иностранного сотрудника, но до этого он работал в MSF местным сотрудником в своей родной стране Сомали, в основном в городе Галкайо в течение 11 лет. У него очень интересная жизнь, о которой я хочу вам рассказать.
Абди 38 лет, он женат и у него 6 детей, 2 девочки и 4 мальчика, поэтому работать его жена не смогла!
Абди было 22, он учился в школе в Могадишо и готовился к поступлению в университет, когда разразилась война. Он вспоминает о том, как в час дня раздались звуки первого артиллерийского залпа. В тот день столкновения становились все ожесточеннее и вскоре охватили весь город. Противоборствующими сторонами в конфликте выступили правительственные войска и повстанцы, это вылилось в гражданскую войну. Люди стали бежать из страны, и правительство было свергнуто. Абди с несколькими братьями и родственниками бежали в деревню в 30 километрах от города, но поскольку война распространялась всё дальше, они были вынуждены бежать в Кисмайо, это в 500 километрах к югу, в места, где они до этого никогда не бывали.
После того, как повстранцы захватили Могадишо, стало понятно, что конфликт стал межнациональным, и повстанцы преследовали клан Абди в Кисмайо. К этому времени повстанцы, завладев всем правительственным вооружением, захватили Кисмайо, и Абди был вынужден бежать на границу Кении.
Один из его братьев и несколько друзей были ранены. Им удавалось переходить границу, чтобы купить еду и лекарства для раненых. Через 4 месяца они направились обратно в сторону Могадишо, но в 1992 война вспыхнула вновь. В этот раз Абди удалось сесть на корабль и бежать в Момбассу, где он воссоединился с некоторыми из своих родственников и многими другими сомалийцами. Абди повезло, и он жил там с тётей около года. После этого он решил вернуться в Сомали, где до сих пор находились его родители. Ему удалось купить себе место на грузовом судне вместе с 60 другими людьми. Море было очень неспокойным, и через 9 дней запасы продовольствия, которые они с собой взяли, иссякли, поэтому, покинув корабль, они поехали по суше на грузовике в Босасо. Потом Абди проделал путь в 1000 километров, чтобы добраться туда, где жили его родители, там шли ожесточенные бои. Он пробыл там три месяца, а потом вернулся в Босасо искать работу.
В июне 1993 было подписано мирное соглашение между племенами, и в августе Абди вернулся в Галкайо, где он организовал начальную частную школу, где преподавался английский и основные предметы. Дело пошло хорошо, и к 1995 году у него было уже 3 школы, одна из них в Босасо.
В 1996 году в Босасо начала свою работу исследовательская миссия MSF, и друг Абди предложил ему поработать там месяц. Он стал контактным лицом, и когда MSF обосновалась в Галкайо, он решил работать в организации. Он передал руководство школами своим братьям и некоторым друзьям, и с тех пор работал в MSF. Аюди хотел заниматься гуманитарной деятельностью, ему нравилось, как работает MSF, и работа была ему очень интересна. К 2005 году он уже занимал руководящую должность среди местных сотрудников. Ему хотелось стать международным сотрудником, чтобы узнать о других проектах и повидать другие страны, но это означало бы покинуть свою семью.
У него был очень разнообразный опыт работы в MSF, он успешно выходил из многих опасных ситуаций. Он рад, что ему удалось преодолеть все жизненные трудности, поскольку именно они сделали из него того человека, каким он является сегодня: уравновешенным, принимающим жизнь.
Что касается нашего проекта, то мы очень рады, что работаем с таким человеком – воплощением разума и здравого смысла. Он помогает мне видеть все в перспективе, и к тому же у него замечательное чувство юмора.

Дневник акушерки MSF: Бюллетень 24

midwife_blog24_308.jpg

На этой неделе я хотела бы представить вам Фозию, которая рассказала много интересного о здешних ценностях и образе жизни. Фозия наш переводчик, мы без нее никуда: она переводит во время консультаций пациентов, встреч сотрудников, экспертиз и т.д.
Фозии 26 лет, она родилась в Кветте, но ее родители из Пешавара. Она младшая из 7 сестер и 3 братьев.
Фозия работает в MSF с 2004 года, она начинала в лагере для беженцев, работала руководителем команды, выезжающей на места, потом она была медицинским образователем, а затем, в 2006, стала переводчиком. У нее степень магистра психологии, и раньше она  преподавала. Она также отвечает за консультации в области психического здоровья и недавно прошла тренинг по этой теме. Ее лучшая подруга Аанса, этим летом они с ней и ее родственниками ездили на север Пакистана.
Работа в MSF во многом изменила ее взгляды. Особенно на нее повлияла работа с беженцами, нуждающимися людьми, ее особенно интересовала сфера психического здоровья. Работа с иностранными сотрудниками изменила также и ее мнение о людях: она поняла, что люди по сути своей одинаковы, откуда бы родом они ни были, во всех обществах и религиозных  конфессиях есть хорошие, плохие и добрые люди.
Кветта находится в провинции Балокистан, ее населяют белуджи и пуштуны.  В западной части Пакистана и восточной части Афганистана живут пуштуны. Так сложилось, поскольку эта территория раньше была частью Афганистана, пока британцы не разделили ее линией Дюрана. Это очень древние и независимые племена со своими законами и правилами, которые утверждаются «джиргой», советом старейшин, пожилыми и уважаемыми людьми общины.
Пуштуны никогда никого не признают главой над собой, они очень уважают женщин, в их правилах защищать гостей и быть гостеприимными по отношению к ним, а также быть готовыми помочь тем, кто просит о помощи. По праздникам они стреляют из ружей. Они никогда не забывают причиненного им зла, а вражда между семьями распространяется на многие поколения. Честь семьи у них самое главное, и люди ради нее принесут в жертву  что угодно, включая жизни своих ближайших родственнников. Честь семьи – это то, что связано с ее престижем, она распространяется на любовь, отношения, деньги и даже внешний вид – одежду и т. д. Понятие чести также относится к большой семье - роду и к деревенской общине, это коллективная честь. В то же время все друг друга поддерживают, как физически, так и денежно: огромные семьи обычно живут вместе, и средства распределяются между всеми. Браки обычно заключают в очень раннем возрасте, между двоюродными братьями и сестрами, и детей сватают с детства.
Образ жизни белуджи напоминает пуштунский, хотя «убийства чести» здесь еще более распространены: в случае неправильного поведения или измены мужчин и женщин убивают. Иногда это делают, даже если нет свидетелей: подозрений и сплетен достаточно. Согласно этому принципу, даже если ты любишь кого-то больше жизни, честь все равно будет стоять на первом месте.

Дневник акушерки MSF: Последний бюллетень

Это мое последнее письмо, через несколько дней я уезжаю. Я покинула Англию в середине марта, и вот мои 9 месяцев работы подошли к концу. Я буду дома к Рождеству, вместе со всей своей семьей, которую, вы даже представить себе не можете как, я хочу увидеть. Время здесь пролетело очень быстро, поскольку я была очень занята, у меня было много работы, я приобрела много нового и интересного опыта. Однако я не могу больше откладывать мою встречу с семьей и друзьями и возвращение к ‘нормальной’ жизни.
Как все вы, без сомнения, знаете, ситуация в Пакистане ухудшилась за время моего пребывания здесь, особенно в последнее время. В Кветте у нас тоже были некоторые проблемы. На самом деле, когда ты находишься тут, кажется, что жизнь идет своим чередом, и мы об этом особенно  не думаем, но, конечно, всегда помним о вопросах безопасности. Помимо встречи с семьей и друзьями, я также с нетерпением жду свободы общения и передвижения – возможности пойти куда-то погулять, поесть, пообщаться и т. д., а также готовить и особенно есть снова хорошую британскую еду, например, самое популярное из британских блюд -цыпленка тикка масала !!! (я шучу).

Вот самые важные отличия между здравоохранением и акушерством здесь и в Великобритании.
· Большинство женщин не получает обезболивания во время родов и других процедур, таких, как ручное удаление плаценты, а расширение и выскабливание.
· Роженицы, особенно в этой местности, не кричат, и у них практически нет жалоб.
· Большинство женщин в этой стране рожает дома с помощью членов семьи или народных повитух, поэтому пациенты часто обращаются за помощью только, если у них трудности или они в безнадежной ситуации.
· За многие виды лечения людям приходится платить, поэтому если у них нет денег, даже неотложная помощь им недоступна.
· Большие семьи по 12-15 детей здесь - обычное дело, но в большинстве из них несколько детей умерло по причинам, которые можно было бы предотвратить.
· Как ни странно, грудное вскармливание здесь не распространено.
· Женщины в этих местах не проявляют особого интереса или эмоций к новорожденному.
· В Пакистане много женщин умирает во время родов, и большинство этих смертей можно было бы предотвратить.

Вот те вещи, которые помогали мне в жизни на протяжении последних 9 месяцев:

· Местные сотрудники, которые были так участливы, гостеприимны и дружелюбны. Я буду скучать по ним всем.
· Работа в клиниках и наблюдение за другим образом жизни, особенно за женщинами, их одеждой, поведением и т. д.
· Прекрасные представители международного персонала MSF, сотрудники, вместе с которыми я жила и работала, общение с ними, готовность поделиться опытом. Они были очень дружелюбными и поддерживали меня.
· Общение с моей семьей и друзьями по электронной почте и мобильному телефону (оба вида связи в основном были доступны) и их поддержка.
· «Тренажерный зал» на крыше и мое достаточно жесткое расписание – вот что поддерживало меня в тонусе!

Для меня было честью работать здесь для MSF, и я желаю человеку, который будет занимать мое место, всяческих успехов. Я надеюсь, что эта работа принесет ей, как и мне, захватывающий и интересный опыт.
Я присоединяю к письму мою фотографию с сотрудницами нашей команды, сделанную во время прощального ужина.

midwife_blog25_308.jpg