13 июл 07

Дневник акушерки MSF в миссии в Пакистане. Продолжение

 

Акушерка из Ланкашира Линда Бэйтман на девять месяцев присоединилась к программе  помощи афганским беженцам, которую проводят Врачи без границ/ Médecins Sans Frontières (MSF) на афгано-пакистанской границе. 

24/05/2007 

 

Дневник акушерки в Пакистане: Бюллетень 9 

midwife_blog9_308.jpg

На этой фотографии я и двое местных сотрудников во время редкой прогулки по горам в прошлые выходные.
Как я уже писала на прошлой неделе, здесь предстоит много перемен. Во-первых, мы направили нескольких сотрудников – врача, 2 медбратьев и водителя в другой район Пакистана, чтобы помочь в проведении программы терапевтического питания в регионе с очень высоким уровнем истощения и тяжелыми условиями жизни населения. Их участие в программе продлится до тех пор, пока не будет собран урожай. Там, куда они отправились, очень жарко, около 45 градусов по Цельсию, поэтому я рада, что мне не пришлось туда ехать!

Важная новость: мы собираемся открыть здесь еще один проект, в котором примут участие некоторые из наших действующих сотрудников. Этот проект будет проходить прямо на границе с Афганистаном, примерно в 3 часах езды отсюда по дороге в Кандагар. Он будет включать оказание акушерской помощи, в том числе операции кесарева сечения, и послеродовой помощи в действующей больнице, которой требуется поддержка для полноценной работы.

Насколько мне известно, других бесплатных медицинских учреждений там нет, поэтому это станет важной новостью и для местных жителей, и для афганцев. В этом районе происходит много перемещений через границу.   На этой неделе наша команда занималась подготовкой зданий, и мы надеемся, что персонал сможет начать работу уже в июне. Некоторые сотрудники этого проекта отправятся на работу туда, поэтому у нас будет меньше персонала и нам придется частично реорганизовать нашу деятельность.
Что касается родильного отделения, то уезжают 3 из моих ЖМР, здесь со мной остаются 7. Я думаю, что тоже буду туда иногда ездить, но точно ничего пока не знаю, так как иностранным сотрудникам для проезда туда требуются особые разрешения.
Так что теперь у нас будет только 2 ЖМР в смену. Это означает. Что мы сможем посещать рожениц на дому, только когда я буду на месте, и что по домам будет ходить только одна ЖМР. Но у меня есть 2 других сотрудниц, которые согласились сопровождать ЖМР во время посещений на дому. Первая раньше помогала на выдаче лекарств, а другая уборщица и распорядитель. Они будут по очереди сопровождать ЖМР, потому что, как я уже писала, отправлять на обход одну женщину здесь не принято.

Эти 2 сотрудницы – местные жительницы из Кучлака, и они очень нам помогут при общении с местными жителями. Они тоже очень довольны, они будут заниматься медицинским просвещением в домах, которые обходят, а ЖМР будет проводить медицинский осмотр.
Поэтому на этой неделе я провела с ними несколько занятий по грудному вскармливанию, отлучению от груди, стерилизации посуды и планированию семьи. Здесь это очень серьезные вопросы, так как мы сталкиваемся со множеством проблем в связи с грудным вскармливанием, истощением у младенцев, диареей у детей и младенцев. Подробнее об этом на следующей неделе.

31/05/2007

Дневник акушерки в Пакистане: Бюллетень 10

midwife_blog10_308.jpg

На этой фотографии я с младенцем, которого принесли в клинику на послеродовой осмотр.

Как я уже писала на прошлой неделе, рассказывать матерям, которые приходят к нам на прием, о грудном вскармливании, отлучении от груди и планировании беременности, очень  важная часть нашей работы. В нашу программу терапевтического питания часто поступают истощенные дети. Как правило, это младенцы моложе шести месяцев, а их матери говорят, что у них нет молока. Тогда они обращаются в родильное отделение к ЖМР, чтобы проверить, что у них с молоком и может ли ребенок сосать.

Очень часто оказывается, что у матери достаточно молока, а ребенок умеет правильно сосать, но они дают ребенку соску и поют ребенка чаем или водой из бутылки, чтобы он не кричал! Это, судя по всему, происходит вскоре после рождения, на этой неделе я опять ходила к роженицам на дом и видела, как они поют младенца с ложки зелеными чаем (к тому же очень сладким). Если ЖМР видят соски, они с отвращением их выбрасывают!

Но иногда ребенок так ослабевает, что у него пропадают силы и желание сосать, и молоко у матери так убывает, что младенца приходится включать в программу терапевтического питания, которая проводится амбулаторно.

Я видела нескольких младенцев около пяти месяцев отроду, которые весили меньше, чем при рождении. Это очень печальное зрелище: ребенок – кожа до кости, с непропорционально большой головой и огромными глазами.

На этой неделе к нам пришла женщина с трехмесячным младенцем. При рождении ребенок весил 3,2 кг, а сейчас весит 2,2 кг. У ребенка нет сил сосать, и у матери очень молока. Мы включили ребенка в нашу программу питания, и тогда я узнала от матери, что она принимает комбинированные оральные контрацептивы, которые купила на базаре. Это вполне могло вызвать уменьшение количества молока. Мы сделали ей укол препарата Депо-Провера  и рекомендовали продолжить пытаться кормить ребенка грудью.

Не кормить ребенка грудью здесь опасно: проблемы с чистой водой, правильной стерилизацией посуды, не хватает денег на подходящее молоко. Такое положение огорчает тем сильнее, что при рождении  вес у детей хороший, обычно больше 3 килограммов, а матери не страдают истощением. Никак не могу понять, в какой момент начинаются сложности, ведь проблем с тем, чтобы приучить ребенка сосать обычно не возникает. Думаю, сказывается то, что у женщин так много детей.
Теперь немного повеселее: я узнала о пользе шальвар. После того, как мне вчера пришлось принять роды в сильно помятой машине, я могу засвидетельствовать, что можно рожать, не снимая (или немного приспустив) шальвары!

Аллах хафиз.

06/2007

Дневник акушерки в Пакистане: Бюллетень 11

midwife_blog11_308.JPG

На этой неделе я посылаю фотографию Аансы, руководителя команды женских медицинских работников в Кветте.
Аансе 24 года, она не замужем и пока не планирует. Когда она соберется замуж, то это, вероятно, будет отчасти организованный брак, а отчасти ее собственный выбор. Ее семья из Пенджаба, сюда она приехала работать, а живет у тети и дяди. Она единственная дочь в семье, у нее трое младших братьев. Ее отец умер в прошлом году. Особенно близкие отношения у нее с бабушкой.  
 Она работает с MSF с 2004 года, тогда она работала в лагере беженцев, а с апреля 2006 года, то есть с момента открытия, работает в Кучлаке. Аанса училась на женского медработника в Лорелеи, это довольно далеко и отсюда, и от Пенджаба, обучение занимает два года. Ее лучшая подруга Фозия, наш переводчик, они просто неразлучны! 
Она любит смотреть индийские телесериалы, ходить за покупками, любит одеваться, у Аансы очень много нарядов, я никак не могу за ней угнаться. Она нечасто ездит к себе домой, но через несколько недель едет на свадьбу к брату. Она берет с собой Фозию, они обе очень рады, ведь Фозия еще никогда никуда не ездила с подругой. Они поедут на поезде.  

Что же касается нас, то в MSF всегда что-то происходит! На этой неделе мы были очень заняты, мы направили команду в один из районов, пострадавших от недавнего наводнения, в пяти часах езды на восток отсюда. Сначала у нас были трудности с получением информации и разрешения от властей на проезд (которое нам как негражданам требуется для выезда за пределы округа Кветта). Наконец мы получили разрешение, и на следующий день команда отправилась в путь.
В ожидании разрешения мы составляли списки, нанимали грузовики, организовывали поставки необходимого оборудования, медицинских материалов и лекарств, готовые выехать, как только нам позволят. Как-то ночью я провела три часа, укладывая вместе с помощниками 500 мешков гигиенических комплектов. На фотографии наши сотрудники и нанятые помощники загружают машину.

midwife_blog11a_308.JPG
В чрезвычайную команду входят координатор проекта, логистик, два врача, два водителя и двое мужчин-помощников. Они планируют пробыть там неделю, чтобы провести оценку ситуации и оказать неотложную гуманитарную и медицинскую помощь. Мы отправляем туда следующее оборудование: емкости для воды, палатки, пластиковые щиты, одеяла, москитные сетки, наборы для приготовления пищи, гигиенические комплекты, чрезвычайные продовольственные наборы, медицинские материалы, например, бинты, таблетки для очистки воды, соли для оральной регидратации и растворы для внутривенного вливания, а также раздаточные наборы. Среди лекарств препараты для лечения диареи, малярии, болеутоляющие и антибиотики.
Я понимаю, что в Англии сейчас тоже сильные дожди, но надеюсь, гигиенические комплекты вам отправлять не нужно!
Через несколько дней я поеду провести неделю со всей семьей, мы встречаемся в Дели и отправляемся осматривать достопримечательности «Золотого треугольника». Я не дождусь встречи с ними!

 

06/2007

Дневник акушерки в Пакистане: Бюллетень 12
В эти выходные мне предстоит много нового: меня направляют на неделю в Северо-западную приграничную провинцию. Меня не будет в Кветте 10 дней, считая время, которое займе то дорога. Там я буду заниматься обучением персонала и участвовать в организации 2 проектов. Сначала я полечу в Исламабад, на следующий день отправлюсь на машине в Пешавар, где встречусь с другими членами команды, а на следующий день мы все поедем в 2 города у самой афганской границы, севернее, чем мы сейчас, около перевала Кибер.

В этом районе очень строгий режим, поэтому работающий там международный персонал проводил «удаленный» проект: сотрудники базировались в Пешаваре и оказывали помощь и проводили консультации по телефону. Недавно стали возможны периодические поездки в район проведения проектов, и поэтому команда отправляется туда, чтобы провести тренинги, оказать практическую помощь, дать указания и помочь в организации двух медицинских учреждений по охране здоровья матери и ребенка, одно из которых включает стационар с операционной для проведения кесарева сечения.

Для меня все это очень интересно, это уникальная возможность посетить ту часть Пакистана, куда не могут попасть туристы.  Конечно, ситуация с безопасностью очень напряженная, и наши передвижения будут строго ограничены.

На прошлой неделе я писала   о проблемах с грудным вскармливанием, отнятием от груди и об истощенных младенцах. Одна из моих теорий состоит в том, что многие здешние женщины находятся в несколько депрессивном состоянии. Что и говорить, жизнь здесь тяжелая у всех, а у женщин, как мне кажется, особенно. Для них каждый день – это борьба, причем почти без передышки.

Практически каждая женщина, которая приходит к нам в клинику,  потеряла несколько детей – иногда 3-4 – которые умерли от истощения, диареи или инфекций. Это наверняка сказывается на психологическом состоянии всех, кого это коснулось, и затрудняет формирование привязанности. Кроме того, такое количество беременностей и детей изнурительно чисто физически.

Я рассчитываю начать проводить просветительскую работу среди мужчин и мужей, которые ожидают у ворот, пока женщины находятся в клинике. У нас работает один местный мужчина, который сейчас сопровождает команду во время обходов на дому, и он с радостью возьмется за это. Я написала программу и собираюсь его научить работать по ней. В эти занятия войдут общемедицинские вопросы, а также планирование семьи, важность исключительно грудного вскармливания и необходимость приводить жен в клинику во время беременности и для родов. Интересно посмотреть, как это будет воспринято, ведь раньше мы такого не делали.  
Ну а я буду сообщать вам, как у меня идут дела в Северо-западной приграничной провинции – иншаллах!

06/07

Дневник акушерки в Пакистане: Бюллетень 13

midwife_blog13_308.JPG

Какое облегчение – вновь оказаться «дома», в Кветте. С моими «ногами 20-летней девушки», распухшими, как булки, от укусов насекомых, отсутствия проточной воды, тревог и опасностей, а также 50-градусной жары – как же хорошо вернуться в знакомую Кветту, где всего лишь 35 по Цельсию! А еще мне было очень приятно вновь увидеть моих коллег, теперь ставших друзьями, и они тоже, судя по всему, были искренне рады меня видеть. Местность в Северной приграничной провинции, куда я ездила, это племенной район, куда «иностранцы не допускаются без предварительной договоренности с властями», поэтому поехать туда было, с одной стороны, большой удачей, а с другой, страшновато. Там часто происходят вооруженные стычки – то между разными племенными группировками, то между религиозными сектами. Когда в апреле этого года неожиданно начались бои, сотрудники нашей организации в одной из больниц, которые мы посетили, в течение 7 дней оставались фактически осажденными в палате вместе с пациентами.  У них не было ни электричества, ни пищи, ни воды. В здании больницы было отверстие, и они выбирались через него за водой. Насколько мне известно, местные жители как-то доставляли им продовольствие, представляю, с какими трудностями это было связано. Слава Богу, с нами ничего такого не произошло! 
Как я уже писала на прошлой неделе, мы поехали туда, чтобы наладить работу 2 проектов, которая только что началась после продолжительной подготовки и переговоров. Мы помогаем в работе 2 государственным медицинским учреждениям, обслуживающим две различные религиозные группы населения. Здесь будет оказываться до- и послеродовая помощь, будут работать родильное и педиатрическое отделения, а в одной из больниц и операционная для проведения кесарева сечения. Цель нашего визита состояла главным образом в организационной работе, наборе персонала, составлении инвентарных ведомостей и заказе оборудования, инструментов и медикаментов, которые поступят сюда очень скоро. Действующие учреждения очень бедны, здания нуждаются в ремонте. Мы также решали некоторые кадровые вопросы, например, подписывали описание должностных обязанностей и проводили обучение персонала по руководствам и протоколам MSF.  
Люди там кажутся совсем другими, чем здесь, это в основном коренное население, в отличие от афганских беженцев, живущих здесь. Здесь люди более спокойные, сговорчивые, покорные. Например, женщины там очень шумят во время родов, а здесь обычно молчат. Там гораздо меньше истощенных младенцев. Однако тот район очень консервативный, даже в большей степени, чем этот.
В одной из клиник очень много работы, а сейчас там нехватка персонала, поэтому серьезную проблему составляет контроль над людской толпой, мне было поручено ее решить – видимо, с самого начала все подметили мою командирскую натуру! Я попыталась применить все свои организационные навыки, и даже умудрилась выстроить всех в очередь по некой системе, которая крайне повеселила моих немецких коллег. Во всяком случае, пока мы там были, работала она очень неплохо. Одна из проблем состояла в том, что женщины притворялись беременными, чтобы попасть в нужную им очередь, или пытались разными уловками пролезть без очереди, поэтому, честно говоря, мне приходилось быть очень суровой!
Так как никто из наших помощников не умел ни читать, ни писать, мы придумали систему разноцветных карточек со значками, которые должны были оповещать, чья сейчас очередь идти на прием. Я чувствовала себя ведущей из детской образовательной передачи «Blue Peter», вырезая разноцветные карточки, которые потом ламинировались. Интересно, продолжают ли ими пользоваться теперь, после нашего отъезда!

06/07

Дневник акушерки в Пакистане: Бюллетень 14

midwife_blog14_308.jpg

Меня попросили помимо моих обычных дневниковых записей и историй присылать рассказы о людях, с которыми я работаю, поэтому каждую неделю я буду писать вам о ком-то из своих коллег, по возможности, сопровождая это фотографией. Я буду писать и о международных, и о местных сотрудниках. Наверное, начну я с нашего «босса». Это Марио, он приехал в Кветту в прошлом месяце, а до этого с октября прошлого года работал финансовым координатором в Исламабаде. Марио из Австрии, ему 31 год. У него диплом по международной экономике, а с MSF он работает с 2004 года. Он работал в Колумбии, где познакомился со своей подругой Кристиной. Дома он любит заниматься подвижными видами спорта – лыжами и горным велосипедом, здесь, к сожалению, ни тем, ни другим заниматься нельзя. Еще он любит вкусно поесть и хорошо готовит, особенно испанскую еду и тапас, мы очень надеемся, что сможем испробовать его кулинарные навыки!  Он очень приятный человек, спокойный и легкий в общении, я думаю, работать и жить с ним  нам будет хорошо.   
На прошлой неделе во время поездки в Северную приграничную провинцию я забыла рассказать об одном случае. К нам в отделение принесли 12-дневного младенца со столбняком, это было ужасно. Столбняк очень болезненный и часто приводит к смертельному исходу. Он почти наверняка заразился через пуповину, возможно, ее перерезали грязным ножом или лезвием. Ребенок не мог есть 5 дней, у него была сильная желтуха. Ребенку ввели раствор IV типа и иммуноглобулин, но, к сожалению, на следующий день родители забрали его домой, несмотря на медицинские показания, такое часто случается, когда лечение не дает быстрых результатов. Он почти наверняка умер, потому что не мог есть. Столбняк легко можно предотвратить, если делать прививку матерям (что включено в стандартный профилактический набор для беременных) и потом младенцам/ детям. Очень печально, но почти каждую из детских смертей здесь можно было бы предотвратить. Ко мне на прием приходят женщины, потерявшие детей, а хотя бы одного ребенка здесь потеряла практическая каждая, и рассказывают, что дети умерли от истощения, диареи и рвоты, инфекций. Я говорила с нашим медицинским координатором о проблемах с грудным вскармливанием, которые я уже описывала. Она тоже думает, что женщины здесь, вероятно, находятся в состоянии депрессии, и мы думаем о возможностях расширения психологической помощи.
Мы сейчас заняты подготовкой к открытию нового центра в Чамане, на границе с Афганистаном, в 3 часах езды отсюда. Я поеду туда вместе с командой 2 июля, чтобы запустить проект – мне это очень интересно: новые впечатления, новый опыт.

 

 

/> 
 

 

/>/>