05 FEV 07

Голоса из лагеря Калма:Страдания жителей Дарфура не окончены

Несмотря на переговоры о мире, для жителей Дарфура гуманитарный кризис не окончен. Более двух миллионов человек, которым пришлось покинуть свои дома и деревни, спасаясь от насилия, продолжают жить в поселениях и лагерях этого региона. 

Самый большой лагерь, Калма, насчитывает 95 000 жителей, он находится на плоском песчаном участке земли между высохшим руслом реки и железнодорожной веткой, связывающей Дарфур с остальным Суданом. Полоса человеческого несчастья и страдания протянулась на многие километры вдоль путей. Даже в последние месяцы люди продолжали прибывать сюда в поисках безопасности и помощи. Нападения на деревни продолжаются, людей убивают, их имущество грабят, посевы уничтожают. Некоторые люди спасаются бегством уже во второй или в третий раз.

"Там, в нашей деревне на нас нападали, и это была война. Говорят, что здесь, в Калме, немного безопаснее, поэтому мы пришли жить сюда."

Условия жизни в Калме тяжелые. Крыша и пластиковая обшивка не спасают от постоянного ветра и пыли. Днем жарко, ночью холодно. Вся семья спит под одним одеялом на подстилке или пластиковом щите прямо на песке. Между подстилками ползают паразиты и проникают людям под кожу. Людей кусают мыши и другие ползающие твари. 
 
Однако в некоторых отношениях ситуация здесь лучше, чем в других местах в Дарфуре.  В Калму легко попасть – один из главных аэропортов Дарфура находится неподалеку – поэтому сюда быстро проникли телевизионные камеры, превратив этот лагерь в символ дарфурского кризиса. Среди моря маленьких укрытий на ветру развеваются флаги работающих здесь гуманитарных организаций. Они обеспечивают лагерь водой, пищей, жилищами и медицинской помощью. Здесь есть большой рынок, где можно купить практически все, что угодно; от сорго до охлажденной кока-колы.

Но насилие продолжается, и спасения от него нет. Калма – это анклав, можно сказать, тюрьма без стен. Мужчин, которые отправляются в поисках работы в город, всегда могут остановить на пропускном пункте, чтобы допросить или сделать что-то похуже. Женщины, которым приходится собирать хворост за пределами лагеря, чтобы готовить еду своим семьям, рискуют быть изнасилованы. Все деревья поблизости от лагеря уже срубили, и им приходится отправляться все дальше и подвергаться все большей опасности. К несчастью, в своей клинике в Калме врачи MSF регулярно наблюдают и оказывают помощь жертвам изнасилования.

"Он схватил меня за запястье и скрутил мне руку за спину, а когда я согнулась от боли, он ударил меня по спине. Три, четыре раза, очень сильно. Когда он ударил меня по спине, я упала на землю. Он изнасиловал меня, потом сдавил мне горло."

Поэтому люди стараются по возможности оставаться в лагере, вблизи друг от друга, надеясь, что чем их больше, тем меньше опасность. Мужчины бесцельно прохаживаются, женщины стоят в очереди за водой или на раздачу пищи. Иногда у северной оконечности лагеря появляются вооруженные люди на лошадях или верблюдах, стреляют в воздух и уезжают – как будто хотят напомнить жителям лагеря о ненадежности их положения. Страх и постоянная нестабильность – норма их повседневной жизни. Многие живут в Калме уже три года, некоторые так испуганы, что ни разу не отважились выйти из лагеря.
 
"Все боятся выходить. Здесь очень много народу, тесно, очень жарко. Все время вспоминаешь прошлое - жизнь в твоей деревне, как убили твоих отца и мать. Мысленно возвращаешься туда."

MSF начала проводить психологические консультации, чтобы облегчить страдания беженцев. Но у жителей Калмы пока слабые виды на возвращение домой и восстановление нормальной жизни. Некоторая надежда появится, когда противоборствующие стороны начнут искать политического, а не военного решения. А пока MSF в своих клиниках в Дарфуре продолжает  оказывать помощь пациентам, пострадавшим от жестоких нападений и вынужденным бежать из своих деревень. Лишь когда прекратится насилие, люди смогут подумать о возращении домой и восстановлении нормальной жизни. Лагерь Калма пока существует.