18 июн 07

Голоса из Сомали: истории людей, бежавших из Могадишо

Сотрудники MSF, работающие во всех проектах в разных районах страны, столкнулись с беженцами, прибывающими из Могадишо. И хотя к концу мая две трети людей, бежавших от боев, вновь вернулись назад в Могадишо, многие не хотят или не могут этого сделать.

 

Сотрудники MSF побеседовали с некоторыми из этих людей, обратившихся в мае в больницу в Южном Галкайо.


 
Juan_Carlos_Tomasi_34375_308.jpg 

Начиная с 1991 года в Сомали царит безвластие. Уже 16 лет насущные нужды населения страны остаются неудовлетворенными, а уровень повседневного насилия крайне высок. Все медицинские структуры и службы были  практически уничтожены в результате гражданской войны.

 

"Автобус остановили молодые люди с оружием"
Женщина, 17 лет, на восьмом месяце беременности, 13 мая 2007 года, больница MSF в Южном Галкайо

Я уехала из Могадишо из-за боев. Я помню, что по нашим домам все время стреляли. Во время обстрела дома погиб мой брат. Мы жили в большом здании; оно очень пострадало от пуль, одна из них убила моего брата. Потом в дом попала большая бомба, и он обрушился. Другая семья, жившая в том же доме, погибла – пять детей и четверо взрослых.

После этого мы все ушли. Со мной уехала группа из 11 человек, а моя мать, муж и другие дети ушли в буш. Мне пришлось ехать в Галкайо из-за того, что я беременна. Я не могла отправиться с ними в буш, а теперь я даже не знаю, живы ли они. Я приехала сюда одна, мне 17 лет, и это мой первый ребенок.

Я приехала в Галкайо на автобусе, а по дороге у нас было много проблем. Автобус остановили молодые люди с оружием. Несколько этих молодых людей вывели из автобуса четырех девушек и изнасиловали их. Парень, который сидел сзади меня, спас меня. Он сказал, что он мой муж и что я беременна. Я не знаю, кто были эти люди. Потом они привели женщин обратно в автобус, ограбили нас и велели водителю ехать дальше. Эти женщины рассказали мне, что такое с ними происходит не в первый раз. Они ехали в Боссассо. Я вышла в Галкайо, а они поехали дальше. Они не пошли в больницу.

В Галкайо у меня нет родственников, поэтому, когда я приехала, я стала работать в доме у одних людей, а когда мне стало плохо, то хозяйка это заметила и отправила меня в больницу. Я остановилась в Галкайо, потому что у меня не было денег, чтобы ехать дальше. Большинство людей, которые бегут из Могадишо, едут в Боссассо, Бурко и другие города на севере. Но чтобы доехать туда, нужно больше денег.

MSF_35723_308.jpg

Во многих районах страны клиники и больницы были разграблены или серьезно пострадали. Насилие так широко распространено, а клановая структура так сложна, что лишь немногие гуманитарные организации продолжают работать в Сомали.

"Ополченцы обстреляли нашу машину, даже не потребовав остановиться"

Мужчина, лет под 40, школьный учитель, 13 мая 2007 года, больница MSF-MDO в Южном Галкайо

Я приехал в Галкайо 11 дней назад из-за тяжелой ситуации в Могадишо. Там происходили постоянные обстрелы, было много взрывов. Я уже давно живу в Могадишо, но в этот раз бои были наиболее ожесточенные из тех, что я видел: на дорогах много трупов, во время столкновений пострадало много женщин и детей, просто проходивших по улице. Люди не могли выйти из дома.

Я приехал в Галкайо с семьей. По дороге сюда мы проехали через несколько блокпостов: нас останавливали и требовали денег, иначе они грозились забрать наши вещи и машину. С тех пор, как начались бои, участились нападения на дорогах. Чтобы добраться сюда, нам понадобилось три дня, на нашу машину постоянно нападали ополченцы и бандиты. Один раз ополченцы обстреляли нашу машину, даже не потребовав остановиться; мы были готовы отдать свои вещи, но они просто начали стрелять. Одного пассажира убили, другого ранили. Это случилось ночью; поблизости не было больницы, и через два часа тяжело раненый пассажир умер. Потом мы доехали до маленького городка и оставили убитого и раненого в местной больнице, хотя там нам сказали, что у них нет лекарств.

Я приехал в Галкайо, потому что здесь живет моя сестра, я искал здесь работу. В Могадишо у меня была хорошая работа, я был учителем. Но когда начались бои, школу закрыли, все дети и учителя ушли. Здесь безопаснее.

Я оказался в больнице Галкайо, потому что заболел один из моих детей. В Могадишо некоторые больницы закрылись из-за боев, некоторые были разрушены снарядами, а те, что продолжали работать, переполнены.

В Могадишо я видел много разрушений: снаряды попали во многие здания, где находились женщины и дети. Многие люди покинули город и отправились в соседние города Балкад, Афгойе, Джовхар, Худдур, Миран и Белет Уэйне. В Могадишо погиб мой дядя, когда в его дом попал снаряд. Мои мать и брат до сих пор живут под Могадишо, они останутся там, пока не восстановится мир.

 

MSF_35717_308.jpg

 Страна, лишенная центральной власти и системы государственного здравоохранения, остро нуждается во внешней помощи.

"Молодые люди помнят, где погибли их семьи, и не хотят туда возвращаться"
Женщина, 27 лет, 19 мая 2007 года, больница MSF в Южном Галкайо

Я приехала из Могадишо месяц назад. Я видела много убитых и раненых детей и молоденьких мальчиков. Их было очень много – невозможно перечесть. Вооруженные люди просто стреляли. Я видела, как человек покупал воду, а ополченец выстрелил по этой воде. Я видела, что у этого человека была обожжена кожа, но мы не могли ему никак помочь.

В наш дом попал снаряд, его разрушило взрывом; некоторые жители погибли, другие бежали, мы приехали в Галкайо. Теперь у нас нет дома, мы потеряли все свое имущество. Мы потеряли все. Со мной только моя дочь. Я не знаю, что случилось с остальными членами семьи. Я бежала, не зная, куда отправились они. Мне сказали, что моя тетя и брат погибли, а некоторые родственники были ранены и сейчас они в больнице в Могадишо. Я не знаю, где мой муж, он не покинул Могадишо, потому что он болен, у него малярия.

Сначала я отправилась в Ба''адвин. Многие люди ушли из Могадишо, отправились в буш и остались в сельской местности, например, в Ба''адвине. Они говорят, что не хотят возвращаться в Могадишо, даже если восстановится мир, даже те, чьи дома не пострадали. Молодые люди помнят, где погибли их семьи, и не хотят туда возвращаться.

Моя сестра сейчас живет под Ба''адвином. У нее девять детей; шестеро ходили в школу, но им пришлось эвакуироваться, и теперь они не учатся. Она говорит, что не хочет возвращаться в Могадишо.

Когда я уезжала из Могадишо, я была на седьмом месяце беременности, но я потеряла ребенка. Я думаю, проблемы начались, когда мы уезжали, в машине. Дома, в Ба''адвине, у меня случился выкидыш. Потом была сильная боль, началось сильное кровотечение. До больницы в Галкайо я добиралась из Ба''адвина на автобусе двенадцать часов. Дочку я оставила в Ба''адвине; ей полтора года.

 

MSF_35722_308.jpg

 MSF пытается восполнить пробелы в наиболее пострадавших районах на юге и в центре страны, где организация осуществляет проекты по оказанию первичной медицинской помощи, лечению туберкулеза и кала-азара, организации терапевтического питания истощенных детей, оказывая педиатрическую помощь и проводя хирургические операции.

"Кругом стоял ужасный запах мертвых тел"
Женщина, 30 лет, с двумя детьми – одному год и семь месяцев, другому три года, 19 мая 2007 года, больница Южного Галкайо

Все началось со взрыва, от которого рухнул дом моих соседей. Они погибли. Потом в нашем районе постоянно происходили взрывы, погибло много людей, много домов было разрушено. Кругом стоял ужасный запах мертвых тел. Собирать трупы было некому, и мы даже не могли убрать их с дороги из-за боев… мертвые женщины и мертвые дети.

Нам пришлось уйти: у нас не было денег, было нечего есть. Я с двумя детьми пешком отправилась в Афгойе, в 30 километрах от Могадишо. Мы шли много часов, но мы были не одни. Вместе с нами по той же дороге шло очень много людей, людей, которые не были знакомы друг с другом.

Потом я нашла людей, которые направлялись на машине в Галкайо, и я уехала со своими детьми из Афгойе. По дороге на север деньги у меня кончились, но люди, с которыми мы ехали в машине, собрали для меня денег. Так мне удалось добраться в Галкайо. Мой муж позвонил, когда я еще была в Могадишо, и сказал, что он в Галкайо. Он сказал, что хочет выхать из страны на машине, но когда я приехала, его здесь уже не было.

В Галкайо мне не у кого было остановиться, поэтому, приехав, я отправилась в лагерь для перемещенных лиц. Потом я попросилась к одним людям в Южном Галкайо, я сказала, что мне нужно где-то ночевать, и теперь я ночую перед их домом вместе с детьми. Я заболела, мои дети тоже больны. Я пришла в эту больницу за помощью. До бегства всю жизнь я жила в Могадишо.