26 сен 07

Ирак: “Пусть мир узнает, что здесь происходит”

Камаль – молодой человек 22 лет. Он лежит в палате интенсивной терапии после перенесенной операции на левой ноге. Руки и лицо у него покрыты страшными ожогами, разговаривая с нами, он прикрывает шрамы полотенцем: «Я сам из Багдада. Я работал охранником в охранной фирме. Примерно две недели назад мы ехали с севера страны в Багдад с конвоем, везли товары. Я сидел в первой машине, грузовике. Вдруг раздался взрыв. Я потерял сознание. Когда я очнулся спустя несколько секунд, я увидел лежащего рядом водителя – он был мертв. Двое других пассажиров тоже были ранены. Нас отвезли в эту больницу. У меня было несколько переломов на левой ноге и ожоги лица, рук и бока. Обожжены были 22 процента поверхности тела. Мне сделали операцию на левой ноге. В конце концов мне повезло, что я остался жив. Когда я выйду из больницы, я продолжу работать охранником. Жизнь продолжается!»

В той же палате у кровати мальчика сидит пожилой мужчина: «Юсиф - сын моей племянницы. Ему 12 лет. Две недели назад в Багдаде у них дома собралась вся семья, и в этот момент на дом напали террористы. Они убили отца Юсифа, его восьмилетнего брата, его беременную тетю и дядю. Дом был полностью разрушен, все их имущество пропало. Юсиф был ранен выстрелом в ногу. У него был множественный перелом. Сначала мы отвезли его в больницу в Багдаде, но даже там мы не чувствовали себя в безопасности. Поэтому мы приехали сюда на частной машине. Ему пришлось сделать операцию. Он поправится и продолжит жизнь, учебу, но никогда не вернется в Багдад. Отец Юсифа был замечательным человеком, он был инженер. Я сказал мальчику, что его отец жив, но он мне ответил: «Не обманывай меня, дядя, я видел, как он там лежал. Я знаю, что он мертв». Все произошло у него на глазах. Тело его младшего брата был изрешечено пулями. Его расстреляли из автомата. Мать Юсифа сейчас в Киркуке, после случившегося у нее проблемы с психикой. Она уже давно страдает ревматизмом, а теперь совсем не может двигаться. Сейчас она не получает никакой медицинской или психологической помощи. Может быть, мы сможем привезти ее сюда на следующей неделе. Мы очень благодарны этой больнице и врачам, которые нам помогают. Здесь прекрасный уход. Пожалуйста, пусть мир узнает о том, что с нами происходит!».

Саид, 30 лет, еще один пациент, лежащий в этой палате: «Я из небольшого городка неподалеку от Мосула. Пять дней назад я шел с двоюродным братом по улице. Вдруг раздалась автоматная очередь, стреляли в нашу сторону. Несколько пуль попали мне в правый бок. Было очень больно. Мой брат, которого не ранили, отвез меня эту больницу, здесь мне сделали операцию. Врачи сказали, что через несколько дней я смогу вернуться домой. В моем городе у меня бензоколонка, но я не хочу там больше работать. Когда ты на улице, в любой момент рядом с тобой может взорваться бомба или машина. Мы всегда знали, что рано или поздно с нами может случиться что-то подобное. Мы всегда этого ждали. У меня жена и восемь детей. Я им велел сидеть дома и не приходить ко мне. На дороге сейчас слишком опасно. Я постоянно боюсь за свою семью. Но что же мы можем поделать, такая уж у нас сейчас жизнь».

 

Все имена пациентов изменены

 

MSF полна решимости делать все возможное для оказания медицинской помощи иракскому народу, и с 2006 года организация проводит ряд различных программ. Двенадцать больниц в центральной и северной  частях Ирака получают ресурсы, в том числе медикаменты и оборудование. В восьми больницах центрального и северного Ирака MSF проводит обучение медицинского персонала и психологов-консультантов. Хирургические команды начали непосредственную работу в трех больницах на севере Ирака. В Иордании в рамках хирургической программы проводятся челюстно-лицевые и реконструктивные операции иракцам, получившим ранения во время войны. Также из Иордании MSF направляет во многие больницы Ирака медикаменты и материалы, здесь организована программа по обучению иракского медперсонала.