29 авг 07

Кампания ''Более пяти миллионов женщин в наших приемных''. Новые истории пациенток.

 Юстина. Западное Папуа, Индонезия
Женщина в отдаленном сельском районе

У Юстины это уже восьмая беременность. У нее трое детей. Четверо других умерли за последние несколько лет. Рожала она или дома, или в лесу.Несмотря на беременность, у Юстины множество дел.

У Юстины это уже восьмая беременность. У нее трое детей. Четверо других умерли за последние несколько лет. Двое умерли от диареи, один от малярии, один умер через день после того, как родился. Она не знает, почему. Рожала она или дома, или в лесу. Юстина вышла замуж в 14 лет, как большинство девушек в деревне Асмат.

Несмотря на беременность, у Юстины множество дел. С утра нужно приготовить еду детям и мужу. После этого нужно вскипятить воды, искупать младшего и постирать. Закончив, она отправляется за водой на реку, потом садится в маленькое каноэ и отправляется на поиски провизии в джунгли. Вернувшись, она готовит обед. Во второй половине дня она ходит на рыбалку и собирает хворост. В сухой сезон, когда деревня не затоплена, зеленое растение саюр можно найти неподалеку от дома, поэтому ей не приходится ходить далеко за едой.    
По крайней мере два раза в неделю Юстина ходит в лес собирать саго – это корнеплод, и это основной продукт, который здесь употребляют в пищу. Она собирает его много - так, чтобы семье хватило на несколько дней. В джунглях ей приходится устраивать себе бивак (временное жилище),  где можно спать. Это нелегко. Юстина живет вместе с другой семьей. Днем ее муж сидит дома. Он часто ходит в традиционный дом для мужских собраний, куда Юстине вход воспрещен.

Сегодня Юстина пришла на консультацию по беременности, которую проводит MSF, это первый подобный осмотр в ее жизни. Она надеется, что роды пройдут нормально и что ребенок родится здоровым.

В болотистых лесах Асмата, на юго-западном побережье Западного Папуа MSF проводит проект по оказанию первичной медицинской помощи, в рамках которого особое внимание уделяется материнскому и детскому здоровью. Команды MSF увидели, как в силу культурных традиций в этом регионе женщины вынуждены продолжать заниматься тяжелым физическим трудом на протяжение всей беременности, что их часто бьют, если они не выполняют свою работу. 85-90% женщин, опрошенных командами MSF, говорили, что становились жертвами насилия в той или иной форме, что часто приводило к осложнениям во время беременности и выкидышам. В этом регионе женщины страдают не меньше, чем в зонах конфликтов. 

MSF_36846_308.jpg

 

Мария и Хулиза, Колумбия
Работа с вынужденными переселенцами в трущобных районах города

Мария и Хулиза живут в Параизо, гетто в Кибдо, столице округа Чоко на северо-западе Колумбии. Они двоюродные сестры, им обеим по 17 лет, они обе на восьмом месяце беременности.

Мы встретились с Марией и Хулизой в нищем районе Параизо в Кибдо, столице округа Чоко на северо-западе Колумбии. Сходство между девушками поражает. Они двоюродные сестры, им всего по 17 лет, они обе на восьмом месяце беременности.

Мария живет в Кибдо девять лет, Хулиза семь лет. Они покинули родную деревню, спасаясь от нападений повстанцев и военизированных группировок. Обе девушки опасались за свою безопасность в деревне, но и оставлять дом они боялись не меньше.

В деревне денег им нужно было немного, потому что родители занимались сельским хозяйством и могли прокормиться со своих полей. В Кибдо у Хулизы не хватает денег на те фрукты и овощи, которые она когда-то сама продавала. 

Мария, прежде чем забеременела, работала на золотом прииске. Сейчас обе девушки не работают и не учатся. Они посещают бесплатные курсы для беременных, организованные MSF. Сейчас они обе одиноки, у них нет партнеров, с которыми они могли бы разделить опыт беременности и материнства.

Подростковая беременность                                                                                        В  городских трущобных районах подростки зачастую переживают свой первый сексуальный опыт очень рано, что влечет за собой опасность медицинских, психологических и социальных проблем подростковой беременности. Они оказываются особо уязвимыми, сталкиваясь с такими осложнениями, как преждевременные роды, пре-эклампсия или затяжные роды. Сотрудники MSF становятся свидетелями этого в гетто Кибдо. Этот город, окруженный тропическим лесом, столица округа Чоко на северо-западе Колумбии, здесь живет много людей, бежавших из других районов страны, спасаясь от насилия. MSF проводит в Кибдо проект, специально посвященный сексуальному и репродуктивному здоровью, включая занятия по планированию семьи, консультации для беременных и неотложную акушерскую помощь. Команды психологов также проводят консультации для молодых женщин по поводу нежелательной беременности.

 

Anne_Yzebe_30917_308.jpg 

Заха, Нигер
Мать истощенного ребенка

Захе 27 лет. Ей часто бывает трудно прокормить семью. Ее младшая дочь Рачида "больна": у нее истощение. В 16 месяцев она весит всего семь килограммов.

Захе 27 лет. У нее было пятеро детей. Один ребенок умер. Она пришла в центр терапевтического питания MSF в Маради, потому что ее младшая дочь Рачида "больна". В прошлом году у Рачиды было острое истощение  в тяжелой форме. Ее вылечили. Но меньше чем через год Рачида вновь страдает истощением, в 16 месяцев она весит всего семь килограммов. Ее немедленно включили в амбулаторную программу терапевтического питания. Если ее не начнут лечить в срочном порядке, она может продолжить терять вес. 

Заха возвращается домой с облегчением: ей есть чем накормить дочь. Дочь будет лечиться дома, а раз в неделю приходить на осмотр.

Захе постоянно бывает трудно прокормить семью, в зависимости от времени года ее положение бывает чуть лучше или хуже. Для младших детей, которым требуется особое питание, низкое качество и недостаток пищи может  повлечь за собой острое истощение, иногда принимающее тяжелые формы. Но с помощью специальных питательных продуктов ребенок набирает силы менее чем за месяц. Заха продолжает ежедневную борьбу за пропитание для детей; их проблемы остаются нерешенными. Но она гордится, что до сих пор справляется, ведь ее дети живы.  

Истощение                                                                                                                      В  некоторых условиях поиски средств на пропитание детей – это ежедневная задача женщин. Именно так обстоит дело в Нигере, особенно это становится заметно во время "голодного периода", с июня по сентябрь, когда запасы продовольствия истощены. В этот период многие дети оказываются в состоянии среднего или тяжелого истощения, им грозит смерть. Матери принадлежит ключевая роль в спасении жизни голодающих детей, именно на нее ложатся обязанности по проведению большей части лечения. В рамках своих проектов MSF все чаще проводит лечение истощения на базе таких амбулаторных центров терапевтического питания, которые организуют лечение на дому с помощью матерей. Госпитализируются лишь дети, требующие медицинского наблюдения. В 2005 году такой метод прошел испытание во время эпидемии тяжелого истощения в Нигере и достойно выдержал его. MSF удалось излечить 60 000 детей с тяжелой формой истощения.

 

Petrana_Ford_32199_308.jpg

 

      Чаи, Камбоджа
      Вдова человека, умершего от малярии

Чаи живет в маленькой деревне в Паилине, западной провинции    Камбоджи, на границе с Таиландом. Основная причина  смертности в этом регионе – малярия. Несколько лет назад Чаи попыталась сделать все, что было в ее силах, чтобы спасти больного мужа, но ее усилия оказались тщетны. Сегодня она  одна воспитывает троих детей.

Мы находимся в Паилине, небольшой провинции на крайнем западе Камбоджи, на границе с Таиландом. Чаи с тремя детьми живет в крошечной деревушке в горах, заросших густым девственным лесом.

Подобно многим другим бедным камбоджийцам, съехавшимся сюда из разных районов страны, Чаи привлекла надежда получить здесь землю, несмотря на опасность различных болезней и неразорвавшихся пехотных мин. В здешних лесах распространен малярийный комар, разносчик plasmodium falciparum, смертельного штамма малярии. Малярия – основная причина смертности в этой провинции.

Чаи знает об этом не понаслышке. Еще до того, как здесь начала работать MSF, ее муж заболел малярией и умер от  этой болезни, так как в этом отдаленном уголке Камбоджи не было медицинских учреждений, а транспорта мало. Когда ее муж заболел, он не мог ходить, и до шоссе его пришлось буквально нести на руках четыре часа. Там Чаи должна была остановить машину, чтобы отвезти его в больницу, такое путешествие стоило ей недельного заработка. Но когда они наконец попали в больницу, врачи отказались лечить его, потому что у нее не было денег на лекарства. В панике она отправила своих детей обратно в деревню, чтобы собрать денег на лечение, на этот путь ушел еще один недельный заработок, но к тому времени, когда они добрались, их отец уже умер… 

Сегодня, когда Чаи вспоминает о смерти мужа, которую можно было предотвратить, ее лицо искажает страдание. Несмотря на малярию, свирепствующую в этом районе, она продолжает жить здесь, воспитывает троих детей. Все члены ее семьи в тот или иной момент переболели малярией. Но они избежали судьбы своего отца, благодаря тому, что в деревне появился медицинский сотрудник, прошедший в MSF подготовку по диагностике и лечению малярии.

В регионах, наиболее сильно затронутых малярией, история Чаи - далеко не исключение. Женщина часто оказывается единственным кормильцем семьи, даже будучи больной и с трудом добывая деньги на пропитание. В исследовании MSF, посвященном распространению малярии, отмечается, что в Паилине, западной провинции Камбоджи, почти пятая часть населения отдаленных деревень (таких как та, где живет Чаи) – носители наиболее тяжелых форм малярии. Эти люди очень бедны, они не могут оплатить лечение и транспорт. В 2003 году MSF начала программу по обеспечению бесплатного, качественного лечения малярии во всех затронутых этим заболеванием деревнях Паилина, расположенных более чем в пяти километрах от медицинского центра.  

Francois_Dumont_36848_308.jpg

Джоли, Демократическая республика Конго
ВИЧ-инфицированная проститутка из Киншасы

Джоли 30 лет. Она начала работать на улице, когда ей было всего 20, чтобы "приносить домой хоть что-то поесть". Теперь она ВИЧ-инфицирована.

Моему отцу пришлось уйти с работы, и я оказалась во главе домашнего хозяйства. Мне нужно было добывать пропитание. Я начала работать в Матонге, районе Киншасы. Мне было 20 лет.

Некоторые клиенты платят хорошо: если ты им понравишься, они могут заплатить даже 5000 франков (около 10 долларов США), но обычно бывает от 1500 до 2000 франков (3-4 доллара США). А некоторые, бандиты и разбойники, воспользуются тобой, а потом ничего не заплатят.  

У меня бывают клиенты, которые отказываются пользоваться презервативами. Они обижаются, говорят, чтобы я им верила. Другие предлагают заплатить больше, если я соглашусь без презерватива. А потом, уже после, ничего не платят. Когда тебе не платят, чувствуешь, как будто тебя изнасиловали, это очень, очень тяжело… Иногда они бывают агрессивными, даже бьют тебя, а потом вышвыривают на улицу.

Я ВИЧ-инфицирована. В 2006 году я начала принимать антиретровирусные препараты. Теперь я каждый день ставлю будильник на 7 утра и 7 вечера, чтобы не забыть принять лекарства. С тех пор, как я стала их принимать, я больше не работаю на улице. Выходить на работу каждую ночь - это слишком утомительно. Поэтому я выращиваю овощи, листья тапиоки и продаю их. На те деньги, что мне удается выручить, я покупаю еду для сестры, которая живет вместе со мной. Еще я воспитываю двух ее детей, потому что она больна. А все оставшиеся деньги уходят на оплату их школы.

Мой "дружок" - мой возлюбленный. Он меня защищает. Я долго ждала, прежде чем сказать ему, что я ВИЧ-инфицирована, потому что боялась, что он меня бросит. Спустя два месяца я набралась смелости, чтобы отвести его в медицинский центр на анализ. У него ВИЧ не нашли.

По воскресеньям после службы мы ходим с ним гулять, проводим вместе весь день. Мы вместе, и, если будет на то Божья воля, когда-нибудь он на мне женится.

В районе "красных фонарей" в Киншасе тысячи женщин вынуждены заниматься проституцией, просто чтобы прокормиться. "Сексуальные работники", как их здесь называют, особенно уязвимы для ВИЧ и других ЗППП. MSF организовала специализированное учреждение, где эти женщины и их "дружки", что-то среднее между сутенером и спутником,  могут получить бесплатную помощь, в том числе антиретровирусное лечение. В ряде районов сотрудники MSF, занимающиеся медицинским просвещением, проводят ежедневные образовательные и профилактические мероприятия. 
 

Thierry_Dricot_37566_308.jpg

Мама Шарлотта, Берег Слоновой Кости
Там, где страдают женщины

"Моя младшая сестра прошла через это, ее выдали замуж насильно (…) Моя мать умерла в нищете (…) Мы страдаем, девочка, мы страдаем".

Я вышла замуж в 15 лет, потому что забеременела. Мои родители отдали меня мужу. Замуж часто выдают насильно. Моя младшая сестра тоже прошла через это, моя собственная младшая сестра… Отец просто отдал ее за деньги старику 55-ти лет! А моей сестре всего 18 лет! Ее отвезли в Абиджан и сказали: "Это твой муж".

Она все плакала и плакала.

Отец сказал: "Но я же взял деньги! Если найдешь кого-то, кто вернет выкуп… а если нет, то плохо".

Сестра уехала, прожила с ним год, родила ребенка, но жизнь у них не складывалась… Я сама поехала за ней. Я выплатила выкуп и сказала ему: "Она родила ребенка, но ребенка я взять не могу, поэтому оставь ребенка себе. А я возьму свою младшую сестру. Вот твои деньги. Забери их!" А знаете, во сколько это мне обошлось? 90 000 франков! Это много. Для нас здесь это много. И это все мои собственные деньги. Я отдала свой заработок, потому что моя сестренка страдала. Пока она жила там, если она не делала свою работу, ее били, но здесь, если ты этого не принимаешь…

Женщина может уйти с поля, но если она не приготовит еду, ее бьют… Еще до замужества отец говорит: "Хорошо, я отдаю тебе свою дочь, но если она тебя не будет уважать, ты должен ее бить". Бьют беременных женщин. Бьют женщин, у которых ребенок на спине.

Ты не можешь проявить свою волю. Возвращаешься в свою семью, а отец тебя схватит… "Иди к себе домой!" Моя мать умерла в нищете, я вам скажу, потому что отец взял себе третью жену. Он плохо обращался с матерью. Мой старший брат был в колледже, а мама умерла. Вот так мы живем в нашей деревне… Мы страдаем, девочка.

Во многих странах, где работает MSF, женщины обречены на тяжелейшие страдания. Очень часто сам факт того, что они женщины, подвергает их здоровье многочисленным опасностям. MSF как медицинская гуманитарная организация уделяет особое внимание женщинам, оказывая им целевую помощь. Женщины очень уязвимы и зачастую находятся в положении отверженных, но одновременно им принадлежит такая важная жизненная роль, что MSF считает для себя приоритетным стараться сделать больше для поддержки их здоровья.

 

 

Специально для этой кампании был создан интернет-сайт:

Более пяти миллионов женщин в наших приемных.

 

Статью Кампания "Более пяти миллионов женщин в наших приемных". Истории пациенток можно прочитать see related content.