23 янв 07

Кения: «У многих наших пациентов, страдающих ВИЧ/СПИДом и туберкулезом, так много социальных проблем, что на приеме у врача эти вопросы оказываются для них главными».

Бесплатная медицинская помощь, которую можно получить в клинике «Синий дом», насущно необходима обитателям одного из крупнейших трущобных районов Найроби Матаре. Но работу команды организации "Врачи без границ"/Médecins Sans Frontières (MSF) в клинике нельзя себе представить без участия социальных работников. Элизабет Муйя рассказывает, как в своей работе она стремится восполнить огромный пробел в цепочке помощи.

Почему социальные работники принимают участие в проекте по лечению пациентов с ВИЧ/СПИДом и туберкулезом?

Большинство наших пациентов - из Матаре, трущобного района с населением в 300 000 человек. Они живут в хижинах из рифленого железа, тесно прилепленных друг к другу, и здесь практически нет водоснабжения, электричества и санитарных сооружений. Наши пациенты пытаются прокормиться случайными заработками или продажей вещей. Если за день им не удается ничего заработать, то зачастую вечером у них на столе пусто. Если же они заболевают, то социальные проблемы еще больше обостряются. Поэтому, когда пациенты впервые приходят к нам, мы прежде всего стараемся оценить их социальную ситуацию. Мы объясняем им, что именно им следует ожидать от нас и до каких пределов распространяется наша помощь. Если впоследствии на врачебном приеме они заговаривают о социальных вопросах с нашими коллегами-медиками, то иногда таких пациентов вновь направляют к нам.

Каковы социальные нужды таких пациентов?


У многих наших пациентов, страдающих ВИЧ/СПИДом  и туберкулезом, так много социальных проблем, что на приеме у врача главными для них оказываются эти вопросы, а не собственно медицинские проблемы. Такие пациенты часто слишком серьезно больны, чтобы работать, а это означает, что их семьям не хватает денег на еду, оплату жилья и школы для детей. Мы сталкиваемся со многими, очень многими подобными проблемами. Иногда нам удается помочь таким людям, предоставив им консультацию, выдав им на какое-то время бесплатное продовольствие, оплатив жилье или школу. Например, на то время, пока человек прикован к постели и до тех пор, пока ему не станет лучше и он не сможет понемногу работать. Для меня как социального работника не всегда бывает легко подвести черту.  Мне часто хочется сделать больше для этих людей, хочется предоставить действительно нуждающимся и больным людям временное жилище. Но я также знаю, что мы не можем решить всех проблем, потому что это выходит далеко за рамки оказания медицинской помощи. Поэтому мы стараемся направить наших пациентов в другие неправительственные или местные организации.

Государство оказывает этим людям какую-либо помощь?
 
Государственная помощь – это сложный вопрос. Возьмем, к примеру, систему здравоохранения. Базовая медицинская помощь должна быть бесплатной. Но в реальности бесплатно мы можете получить в лучшем случае лишь рецепт – и то считайте, что вам повезло! И через какое-то время вы получите нужные вам лекарства. Но за многое приходится платить. Мы консультируем наших пациентов в «Синем доме» по этим вопросам. Если, к примеру, пациентов направляют в более крупную больницу на рентген или другие исследования, они обращаются к нам за советом. Мы объясняем, что именно им предстоит и куда следует обратиться. Если они не могут оплатить лечение, в некоторых случаях мы берем эти расходы на себя.

Помимо правовой помощи – например, в случае изнасилования или если отец оставляет семью, узнав, что его жена ВИЧ-инфицирована – на практике для этих людей не существует никаких форм «социального страхования». По крайней мере, нет такого места, куда ты мог бы обратиться за помощью в кризисной ситуации.

К вам обращаются за консультацией многие матери. Чем это объясняется?

Большинство обитателей трущоб – это матери, в одиночку воспитывающие своих детей. Основываясь на своем опыте, я могу сказать, что женщины, узнав о том, что ВИЧ-инфицированы, ведут себя более ответственно. Нередки случаи, когда у семейной пары обнаруживают ВИЧ-инфекцию, и женщина начинает необходимое лечение, в то время как мужчина отказывается от него. Мужчины зачастую обращаются к нам только на поздней стадии болезни. Среди наших пациентов много сирот, чьи родители стали жертвами СПИДа. Во многих случаях их матери или родители были в прошлом нашими пациентами. Их дети уже знакомы с нами, привязаны к нам. Мы стараемся помочь им, связавшись с другими родственниками. Это бывает трудно, потому что большинство жителей Матаре приехали сюда из деревни и не поддерживают связей со своей родней. Если нам не удается никого найти, а соседи не могут присмотреть за ребенком, то у нас не остается иного выбора, как отправить ребенка в сиротский приют. Но даже это бывает сложно, потому что приюты переполнены. Иногда нам отвечают: «Обратитесь к нам месяца через два и мы постараемся найти место». Здесь нам вновь приходится находить временные решения проблемы. Но, думаю, как бы мала не была та помощь, которую мы оказываем, она очень важна.