28 июн 13

Меня зовут Мухтар. Часть IV. Обыкновенная история

Мухтар: А теперь я хотел бы, чтобы моя жена Ширин рассказала мою историю борьбы с болезнью со своей стороны. 
 
Ширин: Наша общая история началась в то время, когда мы работали вместе на текстильной фабрике. Я была ткачихой, а Мухтар — охранником.  Раньше мы никогда не были знакомы, а в один прекрасный день он остановил меня и попросил показать пропуск, потому что я опоздала на работу. На самом деле, он это сделал специально, потому что хотел узнать, как меня зовут. Именно в тот чудесный день мы встретили друг друга. После этого, по киргизской традиции, он просто похитил меня  и, как видите, мы до сих пор вместе, с нашей свадьбы прошло уже двадцать лет. За это время у нас родилось три сына и две дочери. 
 
Все эти двадцать лет я провела здесь, в этой деревне. Весь день занималась работой по дому: готовила, стирала, работала в огороде, заботилась о детях и свекрови, которая живет с нами. 
 
Пока Мухтар не заболел, мы жили хорошо. Вначале он жаловался на странную боль, усталость и слабость. Мы думали, что это из-за сахарного диабета. Потом врачи сказали, что у него эхинококк, и Мухтара прооперировали. Вскоре они поняли, что это не эхинококк. Это был туберкулез.
 
Честно говоря, когда поставили точный диагноз, я не придала ему большого значения, потому что не знала, что такое туберкулез. Я просто обрадовалась тому, что Мухтару, наконец, поставили диагноз и его начнут лечить, потому что ему правда было очень тяжело. Только представьте, туберкулез и диабет.  Позже, когда я узнала, что это за болезнь, я поняла, как важна моя поддержка Мухтару. И, что бы ни случилось, я всегда молилась за него. 
 
Неприятнее всего, страшнее всего было услышать от врачей, что ему больше никак не помочь и что он умрет. Просто не описать, что я чувствовала. Я каждый день плакала, никому об этом не рассказывала. Каждую ночь проводила в слезах и без сна. Я не могла никому рассказать об этом. Только старший брат Мухтара знал и сказал мне молиться за него.
 
Но потом его приняли на лечение в программу MSF. Мои внутренние страдания не прекращались до того дня, когда Мухтар снова начал ходить. Скоро он стал сам бриться. Это были признаки того, что ему лучше. Даже те больные, кто раньше лежал с ним в одной палате, не узнали Мухтара, когда его показали по телевизору. 
 
Да, конечно, добиться таких результатов было нелегко. Для этого требовалось большое терпение.  Когда Мухтар лежал в Ошской, а потом Кара-Сууйской больнице,  мне было трудно заботиться дома о детях и ухаживать за мужем в больнице. Я все время проводила в дороге между больницей и домом, каждые три–четыре дня ездила в больницу, чтобы «помочь и позаботиться».  В те дни я справлялась благодаря своей снохе. Она помогала мне по дому, сидела с моей престарелой свекровью и детьми, пока я была в больнице. Но этим проблему было не решить. 
 
Кроме этого, у нас появились проблемы с деньгами. Мухтар был единственным, кто зарабатывал и кормил семью.  Когда он заболел, наши родственники помогали нам с этим, как могли. Нашему сыну пришлось уйти из школы после девятого класса. Он вынужден был работать, чтобы прокормить семью. 
Со временем все стало лучше. Мухтара выписали на амбулаторное лечение. Мы были рады. Наконец я смогла смотреть за детьми и заботиться о своем муже дома, в одном месте, никуда не выезжая. Дети радовались тому, что после долгого лечения их папа, наконец, будет жить дома. Нет слов, чтобы описать счастливые глаза детей, когда они встречали отца. Ну и, конечно же, для Мухтара это было большой переменой, могу сказать, что это подняло ему настроение и заставило поверить, что он должен выздороветь!
 
Больше всех возвращению отца обрадовалась наша младшая дочь, которая постоянно спрашивала, когда наконец выпишут из больницы ее папу. Недавно Мухтар, когда он уже жил дома, поругал ее и наказал за непослушание.  И знаете, что она тогда ему сказала? Она сказала: «Я соскучилась по тому папе, с которым говорила по телефону». Когда Мухтар лежал в больнице, они постоянно говорили с ним по телефону (смеется).
 
 После больницы все мы, и дети, и мы с Мухтаром, начали ценить друг друга. Мы поняли, как важны друг для друга. 
 
Сейчас я даже слышать не хочу о больнице! Даже проходить мимо нее не могу. Можете представить, как все это было трудно для меня? Все было на мне. Мухтар иногда бывал нервным, иногда непослушным. Мне приходилось спокойно переносить все это и быть терпеливой.
 
Теперь, слава Богу, ему лучше.  Благодаря MSF он в порядке. Благодаря MSF он получил лучшее, самое качественное лечение.  У меня не хватает слов, чтобы сказать, как я благодарна MSF за помощь в лечении мужа. Можно просто посмотреть на Мухтара, сравнить его нынешнее состояние с прежним, и сразу понятно, какое чудо сотворили врачи MSF. Все лекарства, которые он получал от MSF, очень эффективные, но самое эффективное и сильнодействующее лекарство MSF — это слово, это отношение врача к пациенту. Внимания и заботы врачей MSF достаточно для того, чтобы поверить, что от туберкулеза можно вылечиться!
 

другие новости