08 июл 13

«Нечеловеческие условия жизни»

С какими проблемами вы встретились, когда начали работать в программе MSF в центрах временного содержания в северной Греции? 
 
Эта программа была, по сути, бегом с препятствиями. Проблемы были обычным делом, поэтому я остановлюсь на самых заметных.
Первым, что вызвало сложность, был тот факт, что многие были недовольны и рассержены, потому что только что узнали, что их заключение будет длиться полтора года, и потому что довольно долгое время не получали помощи никакого медицинского персонала. Это вызвало недоверчивость и подозрительность, поэтому некоторое время с ними сложно было работать. Также нужно заметить, что речь идет о жертвах боевых действий, жестокости, пыток, изнасилования, торговли людьми и крайней бедности.
 
Одной из первых проблем, с которой мы встретились, была сложность в осуществлении таких простых вещей, как раздача лекарств, потому что это должны были делать полицейские, а они ведь не фармацевты и не медсестры. Некоторые пациенты пропускали дозы ежедневно. Кроме того, мы должны были лечить заболевания, при которых большое значение имеют условия содержания. То есть, сложно, например, лечить респираторные заболевания, когда пациенты живут в неотапливаемых помещениях.
 
Еще одна проблема - это то, что в Греции сейчас серьезный кризис, который сказался на системе здравоохранения, сделав ее слишком слабой, чтобы покрывать все медицинские нужды населения, как греков, так и мигрантов, особенно тех, у кого нет социальной страховки. На практике это проявлялось в том, что взаимодействие с местными учреждениями здравоохранения часто осложнялось в связи с нехваткой ресурсов.
 
Откуда были мигранты, которые содержались в центрах?
 
В основном, из Афганистана, Пакистана, Сирии, Бангладеш и Сомали.
Но у нас были и пациенты из Марокко, Судана, Эритреи, Конго, Кот-д''Ивуара, Мали и многих других стран.
 
В каких условиях они живут? Гарантируется ли мигрантам в центрах медицинская помощь?
 
Они живут в нечеловеческих условиях. Во всех центрах, которые мне встречались, отсутствовало отопление (в регионах Эврос и Драма очень холодно), были плохие санитарные условия, теплая вода была роскошью, в помещениях было темно, и во многих случаях мигрантов редко выводили на чистый воздух. Все эти факторы повышают риск передачи инфекционных заболеваний среди заключенных.
 
Медицинская помощь гарантируется…на бумаге. В действительности, за отсутствием постоянного медицинского персонала доступ заключенных к медицинской помощи варьирует от тяжелого до несуществующего. Поскольку в полиции нет переводчиков, задержанным практически невозможно выразить жалобы на здоровье. И даже когда это удается, доступ к медицинской помощи зависит от полицейских, которые не могут справляться с такими задачами (поскольку они вне компетенции полиции), что чревато ошибками и создает риск для жизни. Полицейские не должны решать, насколько серьезно болен тот или иной заключенный.
 
Каковы медицинские потребности этих людей?
 
Во время работы мы встречались с разнообразными жалобами, в некоторых случаях серьезными и опасными для жизни. Были случаи хронических заболеваний, приобретенных до заключения или врожденных, которые не были выявлены раньше, и само нахождение в условиях центров задержания, а также полное отсутствие медицинской помощи, могло ухудшить состояние задержанных и, в некоторых случаях, привести к смертельному исходу. 
 
Большинство встречавшихся нам жалоб были напрямую или косвенно связаны с условиями содержания. Чаще всего встречались кожные заболевания, особенно чесотка, которые легко передаются от человека к человеку, жалобы, связанные с желудочно-кишечным трактом – особенно из-за плохого питания или пищевой непереносимости, респираторные инфекции – возможно, в связи с отсутствием отопления и переполненными условиями, скелетно-мышечные боли и очень часто – проблемы с душевным состоянием, которые варьировались от простой грусти до таких душевных расстройств как ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство), тяжелая депрессия и психозы. В таких случаях заключение пагубно.
 
Как MSF помогает этим людям?
 
Параллельно с борьбой со вспышкой чесотки нам приходилось оказывать помощь по всем другим жалобам, которые нам встречались. Медицинский персонал MSF ежедневно занимался обследованием и лечением мигрантов. Каждый пациент общался с нами при помощи культурных посредников MSF, которые нам абсолютно необходимы. Нам много раз приходилось направлять пациентов в местные медицинские учреждения для дальнейшего обследования и лечения.
 
Врачам MSF часто приходилось иметь дело с жертвами жестокости и пыток. Часто они рассказывали сотрудникам MSF о том, что с ними произошло, чтобы их истории были услышаны.
 
Со всеми задержанными, нуждающимися в психологической помощи, работал психолог MSF.
 
В некоторых случаях, когда нам попадались люди с серьезными хроническими заболеваниями, мы добивались их освобождения по медицинским показаниям и отслеживали их состояние после освобождения до направления к врачу-специалисту. 
 
Какие из встретившихся вам проблем и сложностей были самыми значительными и почему?
 
Для меня работа в программе была абсолютно новым опытом. Хотя я и раньше в работе сталкивался с человеческим страданием, эта ситуация была особой. Задерживали людей, которые бежали от жестокости и бедности. Поэтому самая большая проблема, которая приходит мне на ум – отчаяние. Отчаяние, в которое приводит то, как к людям относятся власти и другие люди. Иногда действительно тяжело помочь людям, которые заболели или которым стало хуже, именно когда они попали в заключение, в то время как продолжает поступать все больше и больше заключенных. Это все равно, что биться головой об стену. Мне кажется, такие моменты, когда вас охватывает отчаяние, неизбежны, если вы работает с MSF или просто врачом.
 

другие новости