07 апр 08

Неразорвавшиеся снаряды в Дарфуре, Судан

see related content вы можете посмотреть фотографии, сделанные  Аврил Бенуа в Дарфуре, Судан, и прослушать интервью, транскрипт которых приводится ниже.

 

ТРАНСКРИПТ

Патрик Нэйгл, координатор проекта MSF 

«Из 25 000 людей, живущих сейчас в Мухаджарии, 8000 – это внутри перемещенные лица, так называемые ВПЛ. За последние два года на Мухаджарию было совершено два нападения. После боевых действий остались неразорвавшиеся бомбы – здесь мы называем их неразорвавшимися снарядами -  это гранаты и артиллерийские снаряды, ракеты, оставленные участниками конфликта.

В прошлом году один из сотрудников MSF в Мухаджарии, Сулейман услышал, что в его деревне в десяти километрах от города произошел взрыв. Деревенские дети нашли ручную гранату, попытались вскрыть ее ножом, и она разорвалась.

Около гранаты находилось семеро детей. Эта страшная новость пришла к Сулейману неожиданно. Мы выяснили, что в инциденте участвовали несколько детей, в том числе сын Сулеймана».

Сулейман Мохамед Адам

«Меня зовут Сулейман Мохамед Адам. Я был на работе в офисе MSF, и ко мне приехал родственник. Он прискакал на лошади. Он сказал: «С твоей семьей и семьей твоего брата случилось несчастье». Сын моего брата школьник, ему восемь лет. По дороге из школы он нашел ручную гранату.

Вернувшись домой, он созвал семеро детей, достал нож и попытался вскрыть эту гранату, она зашипела. А потом взорвалась. Сын моего брата и еще двое детей погибли на месте. Четырехлетняя дочка моего брата потеряла глаз. У моего шестилетнего сына осколки попали в мозг, у него были множественные ранения груди».

 

Патрик Нэйгл, координатор проекта MSF  

«У его сына были тяжелые ранения головы, мозга и даже теперь, после нескольких операций на лбу ребенка видны следы деформации. Сквозь рану видна даже пульсация.

В Мухаджарии мы нашли несколько таких неразорвавшихся снарядов, бомб, гранат. Это снаряды, выпущенные из минометов. Это ракеты, которые приземлились, но таки и не разорвались, они засели в песке и лежат там, пока кто-нибудь из играющих здесь детей случайно не обнаружит их».

 

Сулейман Мохамед Адам

«Даже я не знаю, что это за штуки, серьезно. Она выглядела, как маленький ананас. Я раньше их никогда не видел».

Патрик Нэйгл, координатор проекта MSF

«Полевой госпиталь MSF в Мухаджарии работает 24 часа в сутки. У нас есть амбулаторное отделение, где идет прием днем. Есть стационар, его приемное открыто всю ночь. Работает хирургическая команда, находящаяся в круглосуточной готовности, также в госпитале действуют программы терапевтического питания и вакцинации.

Однажды нам сообщили, что произошел взрыв. Какой-то взрыв. Под деревом было несколько детей. Они нашли какой-то предмет и начали с ним играть, сработала бомба. До сегодняшнего дня мать троих детей, погибших от этого взрыва, не знает, что же случилось».

 

Мать

«Я не знаю, что там взорвалось. Двое моих детей погибли сразу на месте, у одного были тяжело ранены  обе ноги. Его привезли в клинику, но, к несчастью, он прожил только два часа. Он тоже умер. Сулейман был старшим, ему было восемь. Исмаилу шесть. Икрам, моей дочке, четыре. Четверо других детей, которые тогда погибли, были сводными братьями моего мужа. Старший Мултасим. Али, Муса и Анвар. Семеро детей из моей семьи погибли тогда. Еще двое были тяжело ранены, четверо не пострадали».

 

Патрик Нэйгл, координатор проекта MSF

«И то, что эти дети погибли так внезапно, так ужасно, как будто оставляло надежде, что тот ребенок выживет после операции. Кажется, все усилия были приложены, чтобы спасти этого мальчика. Он пережил операцию. Мы пытались реанимировать его, делали вливания, но спустя 30 минут после операции он умер.

Как только мы зафиксировали время смерти, сообщили родственникам, сотрудникам, пациентам – вести о смерти мальчика, будто по воздуху, разнеслись по всему городу. Над городом будто повисла пелена скорби.

Мы так надеялись, что мальчик выживет. Когда надежда не оправдалась, команда была в очень тяжелом состоянии. Наша команда преданно служит пациентам, а тогда все ее усилия, все надежды рухнули».
 
Мать
«Прошло четыре месяца, все это время я провела в глубокой скорби о погибших детях. По ночам все мои дети являются мне». 

 

Патрик Нэйгл, координатор проекта MSF

«На глазах сотрудников MSF семь детей из одной семьи погибли от одного такого неразорвавшегося снаряда. Мы нашли еще восемь снарядов в Мухаджарии. Эти бомбы, снаряды скрыты песком, очень вероятно, что их найдут дети.

Поэтому чем скорее власти предпримут что-нибудь для того, чтобы убрать отсюда эти снаряды, тем безопаснее станет жизнь людей в Мухаджарии».