05 FEV 07

Новый проект MSF в Армении за первый год же работы облегчает людям доступ к медицинской помощи

Старуха медленно спускается по крутому склону армянских гор, волоча за собой старый пакет из-под муки с логотипом USAID, а в нем 20 килограммов высушенного овечьего помета. Сейчас лето, она собирает помет, чтобы отапливать дом во время суровой кавказской зимы, когда температура падает до минус 40 по Цельсию.

82-летняя женщина приближается к своему обветшалому домику, и видно, что она сильно хромает. Она снимает несколько носков и разматывает забинтованную правую ногу, на которой обнаруживается запущенный вросший ноготь и начавшееся заражение, которое нужно лечить немедленно. Врач MSF объясняет ей, что существует большая опасность гангрены, и что, если она не обратиться в ближайшую клинику, то рискует потерять ногу. 

Не меньшую озабоченность у доктора вызывают жилищные условия этой женщины. Крыша ее дома испещрена дырами. Женщина обвиняет соседей в краже черепицы. Соседи отрицают эти обвинения и объясняют, что крыша пострадала от артиллерийских обстрелов во время армяно-азербайджанского конфликта начала 90х (эта женщина, как и многие в этом регионе, стала беженкой из-за этого конфликта), да так и осталась полуразрушенной. Они говорят, что женщина стоит на очереди в дом престарелых, но местный мэр, который решает такие вопросы, устроил волокиту. Позднее выясняется, что он надеялся получить взятку от MSF за то, чтобы помочь пожилой женщине.

Решение подобных частных медицинских и социальных вопросов – обычная практика для волонтера MSF д-ра Хеманта из Индии, работающего в деревнях армянской области Гехаркуник, на восточном берегу озера Севан. Год назад MSF создала в регионе пять сельских амбулаторий, как их здесь называют, чтобы помочь улучшить состояние здоровья наиболее уязвимой части населения. В амбулаториях пациенты могут бесплатно получить медицинскую помощь и самые необходимые лекарства. Они обслуживают район с населением примерно 62 000 человек: проект нацелен на тех, кого считают наиболее забытыми и заброшенными обществом.

Проблем в регионе очень много. Высокий уровень безработицы, большое количество беженцев, которые подвергаются дискриминации со стороны местных медицинских учреждений из-за недостатка документации (а также плохо финансируемой и устаревшей системы здравоохранения) – вот лишь некоторые причины, побудившие MSF восстановить и поддерживать эти пять амбулаторий. Они задуманы в качестве образцов, моделей, которые, как надеется MSF, местные власти станут со временем копировать. 

«Сначала люди думали, что мы просто раздаем лекарства, и они приходили с пластиковыми пакетами, надеясь, что смогут сделать запасы для своих домашних аптечек. Самоназначение лекарств – это одна из местных черт отношения к медицине, которые мы пытаемся изменить», - говорит д-р Хемант, направляясь к дому мэра, чтобы хлопотать о пожилой женщине.

Если изменения отношения пациентов – приоритетное направление проекта, то изменение отношения местного персонала также важный пункт на повестке дня. Когда проект только начинался, стало довольно скоро ясно, что местные врачи и медсестры, набранные на работу MSF, разделяют со своими пациентами многие предрассудки и неправильные представления о медицине.

Ваннес Вермандер, медбрат-волонтер из Бельгии, рассказывает о некоторых проблемах, с которыми он столкнулся за девять месяцев своей миссии.

«С некоторыми членами местного персонала нам приходилось начинать с азов. Нужно было разбираться со всем: от утилизации отходов до отношения к пациентам. Когда мы впервые приехали сюда, утилизация отходов состояла в том, что мусор выбрасывали из окна», - рассказывает он.

За первые 12 месяцев работы проекта были достигнуты значительные успехи, и теперь «урны для острых предметов» - для утилизации игл - стали здесь нормой, да и к пациентам проявляется больше уважения. Раньше пациентам приходилось давать врачам взятки, чтобы попасть на прием, так как государственные зарплаты докторов были низкими и нерегулярными. Благодаря схеме дополнительного материального поощрения, введенной MSF и осуществляемой местной поликлиникой, теперь к государственным зарплатам прилагается некоторая добавка, что гарантирует медицинскому персоналу некий минимальный доход.

Но многое еще остается сделать. Пока Ваннес показывает медсестрам в деревенской амбулатории измеритель гемоглобина, в приемной мучается от боли человек. Видно, что он тяжело страдает, но дежурная сестра велит ему подождать, потому что важные иностранцы проводят показательное занятие. 
 
Его стоны привлекают внимание Ваннеса, он прерывает демонстрацию и в очередной раз объясняет сестрам, что пациент всегда должен стоять на первом месте.

Ноги этого человека покрыты кровоточащими язвами. Когда сестры с шумом собираются вокруг него, всего обучения -  как  ни бывало. Никто не измеряет температуру или давление больного,  никто не спрашивает, принимает ли он лекарства, никто не щупает ему пульс. В общем-то никто не спрашивает его, как он себя чувствует. Вместо этого четыре медсестры начинают открыто спорить друг с другом о диагнозе на глазах у остальных пациентов, ожидающих в приемной. 

Ваннес берет ситуацию под контроль и отводит пациента в более уединенное место. В его варикозные вены со временем попала инфекция. Потом они вздулись и наконец лопнули. Если не начать срочное лечение, скоро может начаться гангрена, и он потеряет ногу. (Спустя несколько месяцев язвенная инфекция у него полностью вылечена, и теперь он регулярно посещает амбулаторию, где наблюдается по поводу диабета).

Позже в тот же день Ваннес посещает на дому молодую женщину, у которой недавно родился мальчик. Помощь матери и ребенку – важное направление работы MSF. Эта женщина участвовала в программе, по которой MSF оплатил ее транспортировку в местную больницу для родов, это стоило 3000 драм (6 евро).

Домашние роды в Армении противозаконны из-за возможного риска для здоровья роженицы и младенца. И хотя закон был принят несколько лет назад, до 40% родов все еще происходят дома. К сожалению, люди настолько бедны, что, если никто не поможет им добраться до больницы, они остаются дома и полагаются на местную повитуху или на свекровь.

В комнате, где лежит женщина с младенцем, почти нет мебели и голые бетонные стены. У ее безработного мужа нет денег ни на штукатурку, ни на обои. Одинарная оконная рама вряд ли сможет защитить от холода в зимние месяцы. Ваннес пришел проконсультировать ее по поводу грудного вскармливания. Он объясняет, что не нужно пользоваться искусственной смесью до четырех месяцев. Ребенку уже одиннадцать недель, но он весит всего три с половиной килограмма (на Западе стандартный вес в этом возрасте 5 килограммов).

«Очень часто главные проблемы возникают не с матерью, а с ее свекровью. Хотя они руководствуются лучшими побуждениями, они до сих пор очень суеверны в этом регионе и полагаются на народную медицину, которая может принести огромный вред здоровью матери и ребенка», - рассказывает Ваннес.

Дальше по берегу озера Севан, в селе Карчахпюр, Брайан Эби, специалист MSF по строительству из Сан-Франциско, наблюдает за финансируемыми MSF восстановительными работами, которые ведутся в местной амбулатории.

В 1988 году Армения пережила разрушительное землетрясение, здесь такой сейсмический потенциал, как у разлома Сан Андреас в Калифорнии. Уроженец этого региона, Брайан вначале был поражен недостатком регулирования и инспекций в Армении. Местный строительный партнер цинично объяснил ему, что главная причина состоит в том, что инспекторы знают, что ни у кого нет денег на взятки.

«Здесь, конечно, все не так, и я многое узнал. Хотя у них мало материалов и инструментов, они все равно умудряются делать свою работу. Я видел, как при помощи топора разбивали кирпичи, резали металлические трубы и даже вешали двери», - рассказывает он.

Восстановление амбулаторий – неотъемлемая составная часть проекта. До прибытия MSF в очень немногих амбулаториях были отопление и водопровод, поэтому зимой персонал мало что могло подвигнуть выйти на работу. Проблемы с водой также приводили к тому, что гигиенические условия были плохие.

«Я только что закончил такой же проект в Чамбараке на севере региона. Персонал скептически наблюдал за медленными темпами восстановления, но вчера они все улыбались, ведь мы наконец закончили работу. Теперь я чувствую, что помог специалистам работать в хороших условиях, которых они заслуживают. Раньше это был просто какой-то сарай», - говорит Брайан.

Прошло шесть месяцев, и в Гехаркуник снова пришла зима. Персоналу и пациентам больше не нужно кутаться в пальто во время приема, а под столом больше не передают деньги – взятки за посещение врача. Да и ситуация с первичной помощью в Армении тоже изменилась. С 1 января 2006 года первичная медицинская помощь бесплатна для всех пациентов, официальная зарплата медперсонала растет, хотя она все еще невелика, и проблема взяток, вероятно, останется (MSF планирует проследить в течение 2006 года за тем, как эти изменения повлияют на ситуацию с доступностью медицинской помощи). 

Д-р Хемант размышляет об успехах, достигнутых в прошлом году:

«Произошли огромные изменения в отношении местного персонала к пациентам. До начала проекта пациент представлялся медицинскому персоналу обузой, ведь у него часто нечем было платить. Думаю, мы повысили самоуважение нашего персонала, и это, я уверен, отражается на том, как они принимают пациентов и обращаются с ними. Для меня такие достижения за год работы – это настоящий успех».