17 янв 11

Опасная помощь в Афганистане

Эта статья была первоначально опубликована  на английском языке на сайте ForeignPolicy.com AfPak Channel. Читайте оригинал статьи здесь.

 

В ходе продолжающихся обсуждений новой стратегии по Афганистану, выдвинутой адиминистрацией Обамы, от внимания дебатирующих ускользает та реальность, в которой живут афганцы, оказавшиеся заложниками девятилетнего военного конфликта. Для них обращаться за помощью к любой из сторон конфликта практически так же опасно, как обходиться без помощи вообще.
В значительной степени принято считать, что все действующие лица на афганской сцене имеют некую "гуманитарную" функцию. Армия США, силы альянса НАТО, афганское правительство и даже вооруженные группировки оппозиции - все они делают особый акцент на свою так называемую гуманитарную деятельность, стремясь завоевать сердца и умы гражданского населения.
На первый взгляд, такая ситуация, казалось бы, только на пользу людям, живущим в условиях крайней бедности и проблем с безопасностью. В конце концов, когда вы голодны, вам все равно, кто дает вам пакет с едой. Однако по мере того, как военный конфликт в Афганистане нарастает и распространяется территориально, а соответственно растут и гуманитарные потребности, для афганцев принимать помощь от военных или связанных с ними групп становится все более опасно. Проблема независимого и беспристрастного оказания помощи актуально как никогда.
Практически все провинции Афганистана сейчас живут в условиях активного конфликта. Рекордно высокое число нападений накладывает ограничения на работу основных служб. Во время войны – любой войны – самое лучшее -  организовать жизненно необходимые службы в стратегических пунктах и пытаться помочь пациентам попасть туда. Именно для этого было задумано международное гуманитарное право - для того, чтобы люди могли получать жизненно необходимую медицинскую помощь во время любого конфликта, независимо от воюющих сторон.
Для больных или раненых афганцев обращение в клинику НАТО или получение помощи от групп, связанных с противоповстанческой стратегией НАТО (COIN) грозит возмездием со стороны оппозиции, будь то Талибан или другие боевые группировки. Гражданские лица подвергаются тем же рисками со стороны международных и афганских вооруженных сил, если они обращаются за помощью к оппозиции.
В этих условиях обращение за помощью приравнивается к выбору сторон в войне. Результат - трагически абсурдная Ловушка-22: люди не обращаются за помощью, так как это может поставить под угрозу их жизнь.
Опыт пациентов, которым оказывает помощь организация "Врачи без границ"/ Médecins Sans Frontières (MSF) в городе Лашкар Гах, в охваченной конфликтом провинции Гильменд, подтверждает это наблюдение. В результате интенсивного конфликта в провинции около миллиона человек оказались лишены доступа к медицинской помощи. Как рассказал недавно один из пациентов нашей больницы, "в нашей окружной больнице сейчас работают военные врачи, но мы не можем туда обращаться. Это гражданская больница - поэтому мы приходим сюда. Здесь я не вижу оружия. Это значит, что у вас нет проблем с оппозицией или с международными силами". Другой пациент говорит, что "никто не обращается в клинику НАТО, потому что они станут мишенью. Это слишком опасно".
Действительно, в августе 2009 года афганские и натовские силы провели рейд в клинике в провинции Пактика, а спустя неделю последовал рейд американских военных в больницу в провинции Вардак. В мае 2009 года вооруженные боевики разгромили клинику в провинции Хост. Это лишь несколько примеров нарушения неприкосновенности медицинских учреждений.
Можно утверждать, что военные не должны представляться гуманитарной организацией, оказывающей помощь, исходя из нужд, а не из политических и военных целей; или что помощь гражданскому населению в целях развития – которая часто проводится под защитой военных -  основана исключительноо на стратегических целях государственного строительства . Но никто, и афганцы в наименьшей степени, не ожидает, что государства будут вести активную деятельность, направленную против их собственных стратегических интересов.
Однако у гражданского общества есть возможность действовать независимо.
Хотя неправительственные организации, как правило, утверждают, что оказываемая ими помощь основана на гуманитарных принципах, в Афганистане это зачастую не совсем так. Многие НПО реализуют проекты по государственному строительству по указанию правительственных органов Афганистана и США, таких как Агентство США по международному развитию (USAID). Вооруженные оппозиционные группировки оспаривают легитимность такой деятельности, поскольку она вписыывается в более широкую стратегии COIN. По сути, эти НПО выбирают стороны в войне. Таким образом, несмотря на наличие сотен неправительственных организаций в стране, афганцы могут без риска для себя обращаться за жизненно важной помощью к очень немногим из них.
Такое положение сохраняться не должно. MSF удалось создать пространство для работы в Афганистане, благодаря регулярным, прямым и прозрачным переговорам со всеми воюющими сторонами и полной финансовой независимости от западных и афганских правительственных источников. Мы также следуем строгой политике отсутствия оружия в медицинских учреждениях. Наша независимость и подход к оказанию помощи исключительно на основе нужд позволяет расширять работу на другие, затронутые войной  районы страны, такие как провинция Кундуз на севере Афганистана. В то время как другие организации жалуются на недостаток "гуманитарного пространства", мы видим возможность его открытия в поддержании нашей независимости и приверженности беспристрастной помощи афганцам.
Однако некоторая путаница сохраняется. USAID и другие западные доноры часто отдают контракты на работы в области развития коммерческим фирмам, таким как Development Alternatives Inc. или International Relief and Development для реализации проектов в рамках COIN. Эти компании работают как военные подразделения с вооруженной охраной и укрепленными базами. Они представляют собой пример не того, как солдаты перевоплощаются в гуманитарных сотрудников, а того, как так называемые гуманитарные организации перевоплощаются в военизированные группы. И когда средства массовой информации говорят о таких компаниях как о «гуманитарных организациях», возникает недоразумение.
Эти компании сделали свой выбор, и не могут претендовать ни на нейтралитет, ни на независимость. Эти неправительственные организации должны сейчас сделать выбор и начать работать независимо, оказывая гуманитарную помощь на основе нужд и только нужд.
По мере того, как военный конфликт в Афганистане нарастает и распространяется территориально, афганцы должны иметь возможность  получать жизненно необходимую помощь, не подвергая себя смертельно опасной необходимости делать выбор между воюющими сторонами.

Михель Хоффман недавно завершил двухлетнюю миссию в Кабуле в качестве представителя организации «Врачи без границ»/ Médecins Sans Frontières (MSF)в Афганистане.

 

другие новости