22 авг 13

Почему MSF уходит из Сомали

Сделанное нашей организацией 14 августа заявление о закрытии всех медицинских программ в Сомали потрясло политическое и гуманитарное сообщество. Оно было сделано, когда мировые лидеры впервые за десятки лет стали в позитивном ключе высказываться о том, что страна находится на пути к выздоровлению и имеет стабильное правительство. По их мнению, мы не могли выбрать худшего времени для принятия такого решения. В интервью для прессы нас просили объяснить расхождение между оптимистичным настроем в мире и нашим критическим видением ситуации, которое привело к одному из наиболее болезненных решений за всю историю MSF.
 
Попробую объяснить. Для начала, MSF — не та организация, которая комментирует политическое или экономическое развитие. В первую очередь мы концентрируемся на здоровье людей и их возможности получить медицинскую помощь, когда они в ней нуждаются. С этой точки зрения и учитывая обширный опыт работы по всей стране, хороших новостей просто нет. Большие группы населения Сомали живут в условиях недоедания, страдают от болезней и травм. Мы пытались обеспечить медицинской помощью практически все части страны, но приходилось идти на компромиссы. Мы нанимали вооруженную охрану для защиты наших больниц и сотрудников, чего мы не делаем ни в одной другой зоне конфликта.
 
Несмотря на эту крайнюю меру, мы столкнулись с чередой нападений, похищений и убийств наших сотрудников (шестнадцати человек!). Кроме того, в наш адрес звучало очень много угроз, случались кражи и других тревожные инциденты. В мире нет более опасного места. Было много комментариев в Твиттере, в которых говорилось, что MSF известна как раз тем, что работает в сложнейших обстоятельствах, и это правда. Но всему есть предел. И после ряда похищений и убийств сотрудников MSF в Сомали за последние пять лет, мы его ощутили. В декабре 2011 года двое наших коллег в Могадишо были жестоко убиты. Их убийцу, которого судили и приговорили к 30 годам тюремного заключения, отпустили через три месяца. Еще двух коллег, которые были похищены из Дадааба за два месяца до того жестокого убийства, отпустили на свободу только несколько недель назад. Их продержали в заложниках 21 месяц на юге центральной части Сомали. Эти события стали двумя последними ударами.
 
Однако мы покинули страну не из-за опасности и не из-за преступности. Последней надежды работать там нас лишил тот факт, что те же самые стороны, с которыми нам приходилось вести переговоры об обеспечении минимальных условий безопасности, проявляли попустительски относились к нападениям на гуманитарных работников. В некоторых случаях они напрямую поддерживали преступные действия, направленные против наших сотрудников. Во многих других случаях эти стороны поддерживали атмосферу, которая допускала такие акты агрессии. Никто не выступил с заявлением о том, что неприемлемо запугивать, похищать и убивать врачей, медсестер и других сотрудников, которые просто пытаются обеспечить медицинской помощью людей, которым она иначе была бы не доступна.
 
Будем говорить начистоту. Под «различными сторонами в Сомали» имеется в виду не только Аль-Шабаб, хотя они обладают большой властью и полномочиями во многих районах, где мы работали. Мы также не имеем в виду только правительство в Могадишо, которое равнодушно отнеслось к убийству двух наших коллег в 2011 году, о чем свидетельствует досрочное освобождение их убийцы. Скорее MSF пришла к выводу, что терпимость к агрессии против медицинских работников проникла во все слои сомалийского общества и теперь ее разделяют многие вооруженные группы и многие представители гражданских властей на разном уровне, начиная с клановых старейшин и заканчивая федеральным правительством Сомали.
 
Возможность злоупотреблений и манипуляций гуманитарной помощью была продемонстрирована сразу после того, как мы объявили о том, что уходим из Сомали. В течение одного дня местные представители Аль-Шабаб захватили наши больничные комплексы в Динсоре и Марере, конфисковали оборудование и материалы и отправили пациентов домой, не дав нам возможности завершить лечение. В первый же день официальный представитель администрации президента Сомали прокомментировал это следующим образом: «Такое решение MSF — как раз то, чего хотели Аль-Шабаб и Аль-Каида, чтобы продолжать терроризировать людей», таким образом снова попытавшись навязать свои политические и военные интересы нам, гуманитарной организации.
 
Наше решение покинуть страну было одним из самых болезненных за всю историю MSF. За прошлый год и первую половину 2013 года мы оказывали помощь примерно пятидесяти тысячам человек в месяц. Это почти две тысячи человек каждый день. Теперь многим будет сложно получить помощь, в которой они нуждаются. Для медицинской организации это тяжелая ответственность.
 
Для сотен тысяч сомалийских беженцев в Кении это оставляет еще меньше надежды на скорое возвращение. MSF продолжает оказывать медицинскую помощь беженцам в Кении и Эфиопии, но в обстановке - как для пациентов, так и для сотрудников - не многим безопаснее, чем в самой Сомали.
 
Пока те, кто обладает хоть какой-либо властью или влиянием в Сомали, не продемонстрируют, что они ценят медицинскую помощь жителям, контролируемых ими территорий, пока они не начнут уважать тех, кто идет на невероятный риск, чтобы оказывать такую помощь, MSF не может вернуться в Сомали.
 

другие новости