© MSF
06 июл 18

Рисунки из Кайяры: истории, рассказанные психологом Даян Ханной

Даян Ханна - психолог из Австралии. Она работала в проекте «Врачей без границ» в Ираке, оказывала помощь беженцам из города Мосул. Среди ее пациентов, в основном, были женщины и дети.

Для Даян это был первый опыт работы в миссии «Врачей без границ». То, что она увидела, истории пациентов глубоко на нее подействовали. Эмоции были так сильны, что Даян начала рисовать - пациентов, их истории, свои переживания. Ее рисунки перед вами.

____________________________

Побег из Мосула 

Невозможно представить, что ты бежишь из родного города. Что он охвачен пожарами, повсюду слышна стрельба. Ты несешь самое дорогое - ребенка! Ну, и то немногое, что удалось прихватить. 

Отчаяние и безысходность наполняют этот рисунок. Лишь солнце (или луна) становятся молчаливыми свидетелями твоих страданий, если в твоей культуре, не принято открыто проявлять свои чувства.  

Одночество в темноте

Каждое утро по дороге из города Кайяра в лагеря беженцев Джеда я встречала детей. Грязные, в поношенной одежде, они бродили, не зная, чем себя занять. Я нарисовала, как им, должно быть, одиноко и страшно, когда темнеет.

Вернись ко мне

Жарко, хочется пить, нет сил бороться с усталостью, что-то болит - не важно. Ты будешь сидеть и слушать рассказ женщины, как сын умер у нее на руках. Эта стадия смирения и сочувствия, наверное, лучше всего знакома сотрудникам гуманитарных организаций, которые каждый день лицом к лицу сталкиваются с человеческим страданием. Когда я дорисовала, маленькая дочка моего друга сказала: «Ди, ты забыла нарисовать слезы мишке, ему тоже грустно».

Дети ждут

Иногда температура достигает почти +55 градусов. Находиться в палатках становится практически невозможно. И очень тяжело в такие моменты слышать плач младенцев. Каждое утро в Кайяре к нам приходят люди с детьми. Они шли пешком не меньше пяти километров, чтобы добраться до нас. Они шли сквозь пыльные бури, голодные, почти без воды.


Доктор Сандра и я

Наилучшее лечение при остром истощении – терапевтическое питание, а также психологическая помощь и повышение информированности. Среди наших пациентов в Кайяре, в основном, матери с детьми. В нашей амбулатории в рамках программы по лечению недостаточности питания младенцы в возрасте до полугода получали PlumpyNut – пищевой продукт, предназначенный для лечения острого истощения. Сотрудники службы психологической поддержки проводили индивидуальные и групповые консультации, сеансы поведенческой психотерапии и организовывали мероприятия для детей.

Ожидание

Наши сотрудники рисовали вместе с детьми. С момента, как детям раздали карандаши, кисточки и бумагу, не ослабевал поток маленьких художников, которые приходили к воротам больничного комплекса в надежде показать свои рисунки. Это был успех: в первый же день пришли более 100 детей. Мне повезло, многие дети подарили мне рисунки. В том числе Амира, которая под палящим солнцем ждала, пока я вернусь из другого лагеря беженцев. 

Навсегда

Хотя на долю женщин, которые оказались здесь, выпало много горя, они проявляют потрясающую силу духа и солидарность. А также удивительное сострадание и сочувствие, когда во время групповых психологических консультаций рассказывают друг другу о трагедиях, которые им пришлось пережить.

Анатомия

Я люблю старые книги по медицине, особенно энциклопедии, где карандашные иллюстрациями выполнены от руки. И я решила нарисовать детей из Мосула в то время, когда они чувствовали себя защищенными - в утробе матери.

Вспоминая Мосул

И женщины, и мужчины со слезами на глазах вспоминают жизнь в Мосуле до того, как она стала «черной». То есть, до того, как город захватило ИГ*. Когда люди вспоминают мирную жизнь, их лица освещают улыбки. Я нарисовала женщину, которая нежно прижимает к груди воспоминания о родном городе. 

Арабская семья

Война забирает отцов, матерей и детей... Нам здесь непривычно видеть семью в полном составе. Такие семьи редко встретишь в лагерях беженцев близ Кайяры. Пока мы осматриваем жену, отец семейства обычно ждет на улице. И мужчины решаются зайти и посидеть в комнате ожидания - вместе с другими мужчинами. Мне выпала удача увидеть редкий счастливый момент: из клиники, улыбаясь, вышла семья с новорожденным на руках.

Река-усыпальница

Здесь я попыталась выразить мои ощущения после этой миссии. Все испытывают горе, но невозможно сравнить наши беды и несчастья этих людей. Я могу лишь вообразить боль, которую испытывает мать, потерявшая свое дитя. Ее желание покинуть этот мир вслед за ним. И я плыву, плыву с этой болью вниз по широкой реке Тигр, которая так часто выносит на берег неопознанные тела погибших.

_____________________________________

*запрещена в РФ