23 янв 07

Сложный процесс восстановления мира в Судане

На берегах Белого Нила раздаются звуки барабанов, слышны сотни поющих голосов. Огромная баржа везет вниз по реке в город Бор 311 суданских беженцев и перемещенных лиц. Многие из них не видели этих мест более 20 лет.

На протяжении десятилетий в Судане шла междоусобная война. В западном регионе Дарфур конфликт продолжается и сейчас, но гражданская война между правительственным севером и восставшим югом официально закончилась подписанием мирного соглашения в январе 2005 года.

Город Бор в южной суданской провинции Джонглей был колыбелью восстания против правительства Хартума. Это родной город покойного Джона Гаранга, руководившего во время войны Народной освободительной армией Судана (НОАС).

Вынужденные переселенцы

Бор, как и другие крупные города южного Судана, был гарнизонным городом, за который велись бои. Во время войны он более десятилетия находился под контролем правительственных сил. Жители города, как и многих других районов южного Судана, были вынуждены бежать. Население Бора уменьшилось с 85 000 человек до 2000. Многие искали убежища в соседних странах – Кении, Уганде. Другие оказались беженцами в самом Судане.

Теперь, когда восстановлен мир, беженцы и внутриперемещенные лица возвращаются. Сейчас в Боре живет примерно 47 000 человек, город вновь становится центром переформированного района, границы которого теперь открыты. Кроме того, этот город – важный перевалочный пункт для беженцев, возвращающихся в свои дома  в другие районы южного Судана.

Для временного размещения этих людей был устроен лагерь вдоль берегов Белого Нила. Когда люди высаживаются с баржи на берег, жители лагеря и Бора по-настоящему тепло приветствуют новоприбывших. 

Начиная с нуля

Хотя люди, сходящие с баржи в перевалочном пункте Бор, направляются домой, но они возвращаются в страну, переживающую острые гуманитарные проблемы. Ситуация с медицинской помощью, сельским хозяйством, жильем и безопасностью крайне сложная.

«Они возвращаются в населенные пункты, многие из которых были стерты с лица земли», - говорит бывший глава миссии MSF Дэвид Вельдеман. «Чтобы вернуться в эти места, нужно немало мужества. Люди, которые сюда приезжают, начинают с нуля».

После войны санитарные системы в Боре оказались в плачевном состоянии.  Основной источник воды для населения города – загрязненная река Нил, где людям приходится мыться, стирать и брать воду для питья. Здесь сложились условия для распространения болезней, особенно учитывая перемещения людей.

Прошлой весной в городе случилась вспышка холеры.

Центр MSF по лечению холеры представлял собой небольшой лагерь белых палаток, обнесенный ярко-оранжевой пластиковой оградой. Каждый, кто входил или выходил из лагеря, должен был мыть руки и подошвы обуви в хлорированном растворе, чтобы предотвратить распространение болезни.

Стояла невыносимая жара, и пациенты проводили дни на улице, в относительно прохладной тени деревьев. У каждой кровати стояло ведро для рвоты; под кроватью ведро для диареи. У некоторых пациентов с деревьев свисали капельницы.

Манди Франсис был одним из них. У 11-месячного младенца была диарея, он был крайне обезвожен. Медсестра Ракел Людвиксен вспоминает: «Он потерял много жидкости. Даже глаза у него были совершенно сухие. Я подозревала, что это холера».

Лечение регидрационным раствором, содержащим сахар и соль, очень эффективно и быстро дает результаты. Поступающие в центр обезвоженные пациенты, которые не могут ходить и кожа которых напоминает иссохший пергамент, излечиваются очень быстро.

За три дня Манди Франсис прошел регидратацию и был излечен от холеры. Мать Манди смогла забрать его домой живым.

Здравоохранение в руинах

Рядом с центром MSF по лечению холеры находится больница города Бор или то, что от нее осталось.

Землетрясение 1971 года разрушило большую часть здания. Во дворе иногда попадаются старые шприцы и иглы, в асбопластиковом потолке устроили себе жилище летучие мыши – глядя на это, трудно увидеть что-нибудь, кроме руин.

В течение двух десятилетий интенсивных вооруженных столкновений суданские медики продолжали работать в этой больнице. Но из-за недостатка квалифицированного персонала и практически всех необходимых ресурсов работа эта была невероятно сложной.

«Когда я впервые приехал сюда, я не мог поверить, что это больница», - говорит координатор MSF по логистике Малла Джон. Сейчас он занимается восстановлением этого учреждения. Здесь наконец появилось электрическое освещение и чистое водоснабжение – необходимые условия для оказания медицинской помощи  населению Бора и возвращающимся беженцам.

MSF взял на себя работу больницы Бора, и поток пациентов растет. Теперь, когда город вновь открыл свои ворота и люди могут свободно передвигаться, больница снова приобретает центральный статус. Сюда направляют людей из более мелких медицинских учреждений района, отчего растет и так большое число пациентов, нуждающихся в медицинской помощи в Боре. Среди недавно поступивших – женщина с выкидышем, несколько детей с малярией и девять солдат, раненых в перестрелке.

Лев или огонь

Хотя выкидыши, малярия и огнестрельные ранения здесь, к сожалению, встречаются часто, но истории некоторых пациентов в больнице Бора более чем необычны. 

Пастухи жгли растительность, чтобы расчистить пастбища для скота, и в это время на 14-летнего Майена напал лев. Он оказался перед выбором: или дикий зверь, или огонь. Майен выбрал огонь.

Мы встретили Майена в больнице Бора. Он жив, но ноги у него покрыты очень болезненными ожогами второй степени. Отец Майена сидит над мальчиком день и ночь, пока медики лечат его раны.

Майен сделал правильный выбор. Лечение займет время, но он поправится. В больнице Майен получит надлежащую помощь и уход, что пока еще большая редкость в южном Судане.