04 окт 16

Спустя год после кундузской трагедии: поле боя без врачей, война без пределов

Кристофер Стоукс (Christopher Stokes), генеральный директор MSF

Сегодня организация «Врачи без границ»/ Médecins Sans Frontières (MSF) вспоминает один из самых мрачных моментов в своей истории. 3 октября 2015 года в результате авиаударов США погибло 42 человека и был разрушен травматологический госпиталь MSF в афганском Кундузе. Мы скорбим о потере наших коллег и пациентов, задаваясь вопросом: безопасно ли оказывать медицинскую помощь на передовой? За прошлый год в Сирии и Йемене произошло еще 77 атак на медицинские учреждения, которые управляются и финансируются MSF. Больницы все чаще становятся полем боя, и в результате гибнут пациенты, врачи и медсестры.

Именно уничтожение травматологического центра в Кундузе и сокрушительные атаки на медицинские объекты в Сирии и Йемене стали поводом для принятия Советом безопасности ООН резолюции 2286 в мае 2016 года. Резолюция решительно осуждает нападения на медицинские учреждения и требует, чтобы все стороны вооруженного конфликта полностью выполняли свои обязательства в соответствии с международным правом. Несмотря на это, пять месяцев спустя, в день, когда в Сирии бомбардировкам подверглись два медицинских учреждения, мы вернулись в зал заседаний Совета безопасности, чтобы осудить лицемерие государств-членов, особенно тех, которые принимают участие в войнах в Сирии и Йемене. С одной стороны, государства-члены подписывают резолюцию о защите медицинских объектов, а с другой — они продолжают непосредственно участвовать или быть замешанными в постоянных атаках на медицинских работников и пациентов в зонах конфликтов.

Совершенно ясно, что с каждым нападением на медицинские учреждения увеличивается пропасть между риторикой правительств об их приверженности международному гуманитарному праву и их реальными методами ведения войны. Ни одно государство ни разу не заявило, что оно намеренно бомбит больницы, и тем не менее они становятся объектами бомбардировок. Чаще всего эти нападения происходят под лозунгом постоянно расширяющийся «войны с терроризмом» — этот термин употребляется все чаще, в том числе и сегодня всеми военными коалициями в сирийском конфликте. Нападения либо называют «трагическими ошибками», либо от них сразу открещиваются, либо они становятся предметом политической полемики, в ходе которой государства отчаянно указывают друг на друга пальцем, утверждая при этом, что их бомбы самые умные, а авиаудары самые «гуманитарные».

Независимым международным органом не было проведено ни одного беспристрастного расследования 7 aerial attacks on hospitals s it was very long and got rid of the repetition of one year after and one year later. нападений на больницы, произошедших за последний год. Это происходит потому, что у государств нет политической воли для того, чтобы проанализировать свою военную тактику извне. В случае с авиаударами в Кундузе США провели внутреннее военное расследование и в апреле опубликовали значительно отредактированный отчет. Это больше, чем мы получили от любой другой вооруженной стороны, виновной в бомбардировках учреждений MSF.

Расследование, проведенное США, позволило нам получить более глубокое представление о событиях, которые произошли в Кундузе в ночь бомбардировки нашего госпиталя. Тем не менее в отчете о расследовании содержится информация, которая вызвала у нас глубокую озабоченность.

Наземные войска в Кундузе ошибочно решили, что «все гражданские лица бежали, и в городе остались только талибы». Военные не удосужились выяснить, так ли это на самом деле, и не приняли необходимые меры предосторожности, чтобы не допустить жертв среди гражданского населения. Было решено, что в Кундузе находится только враг. Хотя США и утверждали, что было применено правило «самообороны», их военные в Кундузе упреждающе открыли огонь в ходе военной операции, проходившей по принципу «сначала стреляй, потом задавай вопросы». За несколько часов до атаки никто из командования не сверился со списком объектов, не подлежащих обстрелам. В отчете говорится, что наш госпиталь приняли за другой объект. В результате с самолета AC-130 по нашему госпиталю было выпущено 211 артиллерийских снарядов, хотя никаких подтвержденных данных о том, что это источник вражеской угрозы, у военных не было.

MSF продолжает взаимодействовать с высшими чиновниками правительств США и Афганистана, чтобы получить гарантии того, что это больше не повторится.

Ответственность за защиту больниц, вне зависимости от того, в зоне какого конфликта они работают, лежит не на нас, и не мы должны думать о том, чтобы медицинская помощь оказывалась в безопасных условиях. В основе правил ведения войны лежит обязанность военных отличать врага от защищенных гражданских объектов. Если не проводить никаких различий между мирным населением и воюющей стороной, каждый становится потенциальной мишенью.

На протяжении более 40 лет MSF договаривается о защите своих медицинских учреждений в зонах военных конфликтов по всему миру. Мы будем и впредь стараться убеждать противоборствующие стороны не нападать на объекты здравоохранения. Например, до сих пор некоторые афганские чиновники пытаются оправдать обстрел нашего травматологического госпиталя, лживо утверждая, что в нем было «полно талибов». Мы задаемся вопросом: неужели соблюдение медицинской этики и оказание помощи всем, кто в ней нуждается, включая раненых с любой стороны, делает наши больницы «вражескими базами»?

Мы не можем принять довод о том, что нас могли обстрелять, поскольку мы лечили раненого врага. Повсюду, где мы работаем, мы будем обращаться к тем, кто располагает огневой мощью. Мы будем продолжать требовать от сильных мира сего и их союзников, чтобы они перешли от слов к реальным действиям. И мы будем осуждать тех, кто пытается обесценить правила ведения войны.

Война без пределов приводит тому, что с поля боя исчезают врачи. Мы не позволим этому случиться, мы и не будем молчать.