18 апр 07

Спустя год после землетрясения в Кашмире (Интервью. Самран Афзал Эммануэль)

Вы можете описать положение сразу после землетрясения?
Землетрясения 8 октября принесло страшные разрушения на землю Кашмира, унеся жизни тысяч людей. Вся страна находилась в состоянии хаоса. Народ охватила волна ужаса. Люди оказались в безвыходном положении, ведь дороги были перекрыты. Они в отчаянии искали помощи. Были случаи мародерских нападений на грузовики и конвои, когда отчаявшиеся люди искали пищу, воду и кров.

Сильнее всего пострадали дети и молодые люди, которые отправились в школы и оказались погребенными заживо под развалинами. Все находились в состоянии шока, не только те, кто потерял большую часть семьи, но и те, кто не пострадал напрямую, но следил за происходящей катастрофой во всех подробностях по средствам массовой информации.

Районы, на которые пришелся главный удар, в несколько секунд превратились в груды камней.

Сразу после землетрясения пакистанское правительство организовало лагеря помощи, чтобы собрать пожертвования в помощь пострадавшим. Пожертвования стекались со всего Пакистана, из всех слоев общества. За несколько дней для вынужденных переселенцев были построены палаточные деревни, делалось все возможное, чтобы помочь пострадавшим.

В какой момент вы присоединились к MSF и какова ваша роль в организации?
Я поступил в MSF через несколько дней после землетрясения, 22 октября 2005 года, и стал заведующим по поставкам. В этот момент сотрудники MSF были полностью заняты борьбой за спасение гибнущих людей. Когда я пришел в MSF, гуманитарная помощь стекалась со всего мира. Многие организации создали офисы в Исламабаде для координации своих действий в пострадавших районах. MSF- одна из крупнейших гуманитарных медицинских организаций с долгой историей - начала создавать медицинские лагеря в тех районах, куда не могли добраться представители ни одной гуманитарной организации.

Моя задача состояла в том, чтобы обеспечить бесперебойную работу цепи поставок для MSF, мы участвовали в одной из крупнейших операций по оказанию помощи после землетрясения в истории Пакистана.
 
Вы не могли бы описать один из своих обычных дней?
Я вспоминаю первые три месяца работы заведующим по снабжению. Нам приходилось работать 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, чтобы обеспечивать поставки медицинских ресурсов, продуктов, строительных материалов и непищевых предметов. Режим работы с 8 утра до полуночи стал нормой. Обедали в 5 вечера, а ужинали в 11 ночи.  

Каково положение спустя год после землетрясения? Жизнь вернулась в нормальное русло? Землетрясение все еще остается частью жизни каждого? О чем говорят люди?
Возвращение к нормальной жизни – нелегкая задача для тех, кто потерял почти всю семью.

Повседневная жизнь все еще связана со строительством домов, добыванием пищи и поисками постоянных средств к существованию, так как гуманитарные организации постепенно сворачивают свою деятельность.
Большинство людей все еще страдают от посттравматического стресса (PTSD) и различных тревожных расстройств, глубоко переживают потери. Для катастрофы такого масштаба, как землетрясение 8 октября, один год – слишком короткий срок для того, чтобы его последствия изгладились из повседневной жизни людей.

Какие проблемы вы видите сейчас?
Основной проблемой остается восстановление, за которым следует реабилитация. Нужно решать проявляющиеся психологические проблемы. Требуется все больше специалистов-психологов для работы в наиболее пострадавших районах, их помощь нужна людям, страдающим PTSD, фобиями, переживающим горе и другие расстройства. Правительству будет сложно справиться с этими проблемами, если НПО и агентства ООН прекратят сейчас свои проекты. Все больше НПО сворачивают свою деятельность в пострадавших районах, и людям, оставшимся без помощи, придется нелегко. 

Что вам особенно запомнилось из операции по оказанию помощи (например, пациент, которому оказали помощь, травмированные люди, тяжелые условия жизни и т.д.)?
Особенно мне запомнилась та любовь, которую мы чувствовали со стороны народа Кашмира. Это было потрясающее чувство. Было очень трудно помочь людям преодолеть ужас землетрясения, особенно помочь травмированным детям, помочь им преодолеть страх неизвестности.