09 апр 08

В Бахр-эль-Газале, южный Судан, наступил мир, но люди нуждаются в помощи

Тысячи семей в южном Судане были вынуждены покинуть свои дома в результате вооруженного конфликта, разгоревшегося в богатом нефтью регионе Абей, эти люди остро нуждаются в помощи. Ресурсы региона уже серьезно истощены. Габриель Трухильо, менеджер программы MSF в Судане озабочен тем, что гуманитарные организации недостаточно мобилизуют усилия по оказанию помощи в северном штате  Бахр-эль-Газаль. 

Внутренне перемещенные лица (ВПЛ) прибыли в северный Бахр-эль-Газаль несколько недель назад. В каком положении они находятся сейчас?

«Приблизительно 12 000 ВПЛ разместились в трех пунктах на севере Авейла. Тысячи людей ушли в буш; вероятно, их около 10 000, а может быть, и вдвое больше. Никто в точности не знает, какая там ситуация. То, что эти группы ВПЛ живут рассеянно, значительно затрудняет доступ к ним. Люди, живущие в этих трех пунктах, не получали практически никакой помощи с самого момента прибытия сюда, то есть уже месяц или два.

Когда несколько дней назад я встречался с этими людьми, меня поразило то отчаяние, в котором они пребывают, отчаяние, граничащее с агрессией. В пункте Мендинг Дот Акок [примерно 10 000 ВПЛ] нас окружили мужчины, женщины и дети, которые хлопали себя по животам и указывали на рты, чтобы показать на понятном всякому языке, что они голодны.

Они показали мне, чем они питаются: листья и мелкие орехи, собранные в буше. Мужчины ходят на охоту, но, как правило, приносят только мелких животных.

У взрослых внешние признаки голода пока не заметны, но у нескольких подростков уже видны явные знаки истощения. Что касается маленьких детей, то быстрая оценка с ситуации в трех пунктах дала тревожные результаты: общий уровень истощения среди детей моложе пяти лет составил 20 процентов, у восьми процентов истощение в тяжелой стадии.

Это означает, что несколько сотен детей срочно нуждаются в терапевтическом питании. Эти ВПЛ покинули свои дома, ничего не взяв с собой. В их соломенных укрытиях площадью примерно по четыре квадратных метра обычно ничего нет, кроме чайника или какой-то одежды.

Пытаясь добыть воду, он копают ямы в несколько метров глубиной, и там на уровне не более 20 см стоит грязная вода. Подытоживая, можно сказать, что эти переселенцы срочно нуждаются в воде, продовольствии, базовых материалах, а также медицинской помощи, особенно терапевтическом питании».   

От чего бежали эти ВПЛ и какими средствами располагают местные власти, чтобы отреагировать на сложившуюся ситуацию?

«Эта чрезвычайная ситуация сложилась на фоне политического напряжения, проблем с продовольствием, неразвитой, плохо финансируемой системы здравоохранения. Бегство людей было вызвано столкновениями между кочевниками из племени Миссерия и вооруженными силами Юга, которые происходят с конца декабря вдоль границы между северным и южным Суданом.

Кочевники идут свои традиционным [сезонным] маршрутом, но во время войны это племя поддерживало север, и в глазах бывших южных повстанцев это предатели, поэтому периодически между ними возникают конфронтации.

В настоящее время политическая ситуация в районе Абея крайне напряженная. Это регион богат нефтью, статус которой не был определен мирным соглашением, заключенным между Севером и Югом в 2005 году. Поэтому часть населения переместилась на юго-запад, к северу от Авейла, а давление на ресурсы значительно усилилось с возвращением 20 000 бывших беженцев, так как люди, бежавшие во время войны в соседнюю страну или на север страны, постепенно возвращаются.

В различные районы южного Судана уже вернулись почти два миллиона человек, и этот процесс продолжается. Предстоящие в следующем году выборы, возможно, побудят несколько сотен тысяч беженцев, все еще остающихся за пределами страны, вернуться. Небольшая часть бывших беженцев были репатриированы Верховной комиссией ООН по беженцам (UNHCR). Но даже для этих беженцев условия возвращения были очень тяжелыми: они были внезапно предоставлены самим себе. Им ничего не предоставили, в том числе медицинской помощи и продовольствия.

Мы хорошо знакомы с этим регионом, работаем здесь уже много лет. Мы знаем, что здесь нет системы здравоохранения, а среди детей моложе пяти лет очень много случаев истощения, даже в хорошие годы.

Сейчас при растущих потребностях, ситуация только ухудшается. Прошлогоднее наводнение и закрытие границы на два месяца серьезно сказались на количестве продовольствия. Цены на продукты растут, иногда втрое по сравнению с обычной рыночной ценой. В то же время гуманитарная помощь сокращается. Всемирная продовольственная программа прекратила общие поставки продовольствия, так как в южном Судане больше не идет вооруженный конфликт. Таким образом мы становимся свидетелями сочетания различных осложняющих факторов».

Какова реакция международных организаций?

«Мы оповестили гуманитарные организации, работающие в Бахр-эль-Газале о серьезности ситуации. Мы со своей стороны разворачиваем чрезвычайную операцию.

Мы открыли амбулаторные центры терапевтического питания, в том числе один такой центр открылся в пункте проживания ВПЛ; 800 детей уже получают терапевтическое питание. Для тех, кому требуется госпитализация, в больнице Авейл мы открыли отделение на 100-150 коек.

Там проходят лечение более 80 детей. Будет проведена раздача нуждающимся предметов первой необходимости, подготовлено три тысячи комплектов, куда входят одеяла, канистры, кухонная утварь и мыло.

Мы также планируем провести раздачу продовольствия в пункте размещения переселенцев Мендинг Дот Акок, а также собираемся наладить водоснабжение. Помимо ситуации с питанием людей, мы внимательно следим за возможным риском распространения кори и малярии. Мы уже провели вакцинацию против кори всех детей, которых мы наблюдаем в программе терапевтического питания.

Сезон малярии еще не начался, но число случаев этого заболевания уже растет. Мы ожидаем, что в разгар сезона число заболевших достигнет 20 000, в том числе сотни тяжелых случаев. Поэтому мы собираемся организовать в больнице клинику для лечения пациентов с осложнениями.

С начала года мы проводим в этой больнице работу по усовершенствованию гинекологической и акушерской помощи. Мы расширили свою деятельность, стремясь отреагировать на сложившуюся чрезвычайную ситуацию. Однако и другие гуманитарные организации должны мобилизовать свои усилия.  Мы вновь призываем другие НПО и Всемирную продовольственную программу принять срочные меры, прежде чем сезон дождей затруднит доступ к нуждающимся в помощи людям».