27 авг 07

В Чаде наступил сезон дождей, а продолжающиеся боевые столкновения и бегство мирных жителей приближают медицинскую ситуацию в стране к критическому уровню

Интервью с д-ром Инго Хартлаппом

Вы работаете с MSF в юго-восточном Чаде уже шесть месяцев. Что вы можете рассказать о своем опыте работы здесь?

«Я работаю врачом в трех лагерях для внутри перемещенных лиц в Гассире, Аде и Керфи. Эти лагеря были образованы после того, как в результате нападений были разрушены деревни, убиты многие их жители и тысячи людей были вынуждены покинуть свои дома, спасая жизнь.

В Гассире примерно 12 000 вынужденных переселенцев живут в крайне тяжелых условиях, у них очень мало земли и затруднен доступ к источникам воды.

В Керфи живут 3 500 переселенцев, покинувших близлежащие деревни, и небольшие общины местного населения. Здесь MSF оказывает помощь как местным жителям, так и переселенцам в клинике, организованной совместно с министерством здравоохранения.

В лагере Аде 9 000 человек разместились рядом с маленьким городком кочевников Аде, на границе с Дарфуром. Это беспокойный район.От проблем с безопасностью страдает и население Аде, и наши команды. В январе 2007 года попытка нападения заставила нас приостановить оказание медицинской помощи на два месяца. В июне две машины Международного комитета Красного креста (МККК) подверглись вооруженному нападению на дороге, ведущей в Аде, после чего мы вновь приостановили свою работу на две недели.

Если MSF не будет работать в Аде, жители лагеря не будут получать никакой медицинской помощи. MSF и МККК – единственные гуманитарные организации, работающие в Аде, без нас люди окажутся полностью лишены медицинской и продовольственной помощи, а также останутся без воды».

Какая ситуация складывается после вспышки кровавой диареи в Керфи?

 «До начала сезона дождей нам удалось улучшить доступ к медицинской помощи и к чистой воде, а также улучшить санитарную ситуацию в лагерях Аде и Гассире. В обоих лагерях мы смогли построить достаточно туалетов, по крайней мере, до начала сезона дождей, и обеспечить доступ к чистой питьевой воде.  

Однако в Керфи сохранялись проблемы с чистой водой. Вынужденные переселенцы живут очень скученно в перенаселенных соломенных хижинах, зачастую их единственное имущество – это то, что на них надето, да несколько посудин для приготовления пищи. В июне вспышка кровавой диареи достигла чрезвычайного уровня, и это нас очень встревожило. Мы постарались ускорить работу по обустройству колодцев, и сейчас ситуация с водоснабжением удовлетворительная, хотя людям и приходится стоять в долгих очередях, и некоторые предпочитают брать грязную воду прямо из вади (высохшие русла рек, в которых осталось немного воды). Туалеты, однако, до сих пор не построены.  

Во всех лагерях мы наблюдаем очень высокий уровень истощения среди детей, в нашу программу лечебного питания сейчас включено более 600 детей. В то же время, уровень смертности среди детей младше 5 лет достиг тревожного уровня, особенно в Керфи.

Высокая детская смертность тесно связана с тем фактом, что многие семьи имеют ограниченный доступ к чистой воде. Ослабленные от истощения дети особенно уязвимы для тяжелых форм диареи. Маленький ребенок, который весит пять-семь килограммов и имеет слабую иммунную систему, может умереть за один день от обезвоживания, вызванного диареей».  

Сезон дождей начался. Что это означает для перемещенных лиц?

«Мы очень озабочены последствиями сезона дождей, так как вади наполняются дождевой водой очень быстро, и это закрывает для нас дорогу в отдаленные лагеря Аде и Керфи.

Во время сезона дождей будет трудно обеспечивать качественную медицинскую помощь, поставки продовольствия и приемлемые санитарные условия, так как попасть в лагеря будет очень трудно. Поэтому в последние недели мы готовились к тому, чтобы работать в лагерях постоянно, даже если это означает, что мы сами будем отрезаны от внешнего мира. В чрезвычайной ситуации мы сможем спасать детей от смерти, только если мы будем постоянно работать на местах.

Если в лагерях будет недостаточно туалетов или люди не будут ими пользоваться, дождевая вода будет смывать экскременты, и они будут попадать в грунтовые воды. В условиях скученного проживания это легко может привести к заражению и без того малочисленных резервуаров с чистой водой. По этой причине одной из наших задач в последние недели была подготовка местных работников – представителей общин, которые занимались бы просветительской работой, рассказывая людям о том, как важно всегда использовать чистую воду и как важно пользоваться туалетом, чтобы избежать заражения водных источников».

Какие еще проблемы и опасности могут принести дожди?

Одновременно с обострением диареи мы ожидаем роста заболеваемости малярией. Сейчас два процента наших пациентов страдают малярией, но мы опасаемся, что в сезон дождей эта цифра возрасте примерно до 20-25%. Стоячая вода создает прекрасные условия для размножения москитов, а импровизированные хижины в лагерях сделаны, в основном, из соломы, а иногда из  пластиковых щитов, так что москиты легко проникают внутрь.

Единственная защита – это москитные сетки, и мы раздаем их людям, делая основной упор на беременных женщин и семьи с сильно истощенными детьми, особенно в Керфи, где, кроме MSF, не работают никакие гуманитарные организации.

Кроме того, мы зарегистрировали рост случаев заболевания гепатитом E. Эта болезнь, которая лишь в одном из двадцати случаев проявляется в виде пожелтевшей кожи или глаз, также передается через зараженную воду. В скученных и антисанитарных условиях проживания она может распространяться, как эпидемия. Для беременных женщин гепатит E может быть смертельным. Так как в лагерях много беременных, под угрозой оказывается очень большая часть населения.

Сезон дождей будет иметь и положительный эффект: во время сезона дождей нападения повстанцев на мирных жителей деревень и на лагеря вынужденных переселенцев, скорее всего, сократятся, так как проблемы с перемещением испытывает не только MSF: повстанцы тоже не могут пробраться через вади, когда в них поднимается уровень воды».