23 янв 07

В Дарфуре: Из-за проблем с безопасностью некоторые районы оказались недоступны, и люди не получают помощи

Интервью с Жаном-Себастьеном Матом, главой миссии "Врачей без границ"/ Médecins Sans Frontières (MSF) в Западном Дарфуре.

Как бы вы описали положение перемещенных лиц в Дарфуре?

Сейчас условия их жизни лучше, чем три года назад, но на протяжении последних полутора лет они ухудшаются.  В конце 2003 – начале 2004 года я участвовал в команде, начинавшей работу MSF в западном Дарфуре. По сравнению с тем временем, сейчас в Дарфуре действуют много гуманитарных групп. Расширились масштабы раздачи воды и продуктов, у людей есть крыша над головой. Но все эти три года люди живут в условиях крайней перенаселенности, предметы первой необходимости (включая канистры, одеяла и пластиковые панели для строительства) не заменялись уже полтора года.

Два миллиона вынужденных переселенцев полностью зависят от внешней помощи. Лагеря, в которых они живут, - где может разместиться до 100 000 человек – похожи на тюрьмы под открытым небом. Женщинам очень опасно выходить одним из лагеря на поиски дров. Лишь немногие мужчины рискуют покидать лагерь, даже для того, чтобы поехать в государственную больницу, они боятся, что их примут за членов группировки повстанцев и арестуют. Положение перемещенных лиц в Дарфуре крайне тяжелое.
 
Проблемы с безопасностью такие же серьезные, как раньше?

Ситуация значительно ухудшилась с мая 2006 года. Соглашение, подписанное тогда Суданским правительством и лишь одной из повстанческих группировок, не принесло мира, а имело противоположный результат.  Группировки, не подписавшие соглашение, раскололись и теперь воюют друг с другом. Это имеет свои последствия и для населения, и для нас, сотрудников гуманитарных организаций.

Участились случаи агрессии в отношении представителей гуманитарных организаций. Мы все чаще подвергаемся нападениям, избиениям и грабежам. С мая погибло уже 12 сотрудников различных гуманитарных организаций. Это больше, чем в целом за предыдущие два года.

Как это повлияло на нашу деятельность?

Мы ведем крупномасштабную работу с населением приблизительно 200 000 человек в проектах в Ниертити, Залингеи, Морнее. Однако нашу деятельность приходится сокращать, и это, конечно, не радует.