05 FEV 07

В ДАРФУРСКОЙ ЛОВУШКЕ

Первая половина дня в Рамадекаи, лагере для вынужденных переселенцев на окраине города Залингеи в Дарфуре, этом беспокойном районе Судана. В эти последние дни поста Рамадан обитатели изнемогают от зноя под октябрьским солнцем. Здесь все пропитано апатией.

В четырех лагерях вокруг Залингеи живет около 90 000 переселенцев. С тех пор, как в начале 2003 года в Дарфуре начался вооруженный конфликт, они ютятся в самодельных убежищах. Раздачи строительных материалов не производилось уже больше 18 месяцев, и домики, сооруженные из дерева, земли и брезента, выглядят неопряьными.

Люди бежали в лагеря в поиске защиты от тех, кто выгнал их из родных деревень. Но оказалось, что те же вооруженные отряды окружают лагеря, сея страх и превращая эти убежища в места постоянного террора.

Сейчас благодаря совместной работе MSF и министерства здравоохранения в Залингеи работает больница на 155 коек, бесплатный доступ к которой теоретически имеют как жители города, так и переселенцы из лагерей. Однако и здесь немало проблем.

«Лагерь – это как тюрьма под открытым небом», - рассказывает медицинский координатор MSF Северин Рамон. «Женщины отправляются собирать хворост, и их насилуют, вооруженные отряды ходят по лагерю ночью, сея страх среди людей, и мужчины боятся выйти из лагеря и пройти пешком 20 минут, чтобы обратиться за помощью в городскую больницу».
Несмотря на проблемы с доступностью, в больнице ежемесячно проводится около 2 000 приемов пациентов, примерно 30 из них – это дети, страдающие недоеданием в сочетании с какой-либо болезнью. Также оказывается помощь жертвам сексуального насилия, хотя количество таких пациентов вряд ли отражает подлинные масштабы проблемы.

«В сентябре мы оказали помощь шести жертвам изнасилования, - продолжает Северин Рамон, - но боюсь, что таких людей на самом деле больше, но они боятся прийти к нам».

Отсутствие безопасности

Трудности, с которыми связано получение медицинской помощи различными группами пациентов, отчасти связаны с проблемами, которые испытывают гуманитарные организации, пытаясь получить доступ к нуждающимся. С начала 2006 года команды MSF столкнулись с 40 инцидентами разной степени серьезности, многие из которых произошли на дорогах, якобы контролируемых правительством Хартума.

Проблемы с безопасностью приводят к тому, что на сегодняшний день MSF может пользоваться одной единственной дорогой во всем Дарфуре, области размером с целую Францию. Все остальные перемещения осуществляются на вертолете ООН или на самолете. Хотя MSF продолжает крупные медицинские проекты в 12 населенных пунктах региона, многие важнейшие программы, например, мобильные клиники за пределами городов, пришлось приостановить.

Несложные, но необходимые для спасения жизней медицинские мероприятия, перенаправление пациентов к специализированным врачам, также становятся практически невозможны. Например, еще недавно MSF могла отправлять хирургических пациентов за 60 километров от своего медицинского центра в Ниертити в больницу Залингеи на машине MSF. После того, как на этой дороге в сентябре произошел серьезный вооруженный инцидент, этот способ отправки пациентов больше не используется, и людям приходится полагаться на частный транспорт.

«На транспорте MSF эта поездка заняла бы около часа. На грузовиках, служащих здесь общественным транспортом, путь может занять до десяти часов. Для женщины, нуждающейся в срочном кесаревом сечении, это может иметь тяжелые последствия», - объясняет Северин Рамон.

Некоторые программы, например Корма в северном Дарфуре, пришлось полностью закрыть из-за проблем с безопасностью персонала, что серьезно ограничило доступ людей к медицинской помощи. В сентябре ряд вооруженных инцидентов вынудил MSF покинуть населенный пункт Кутрум в районе Джебел Мара в разгар вспышки холеры.

Как рассказывает глава миссии в Дарфуре Жан-Себастьен Матт, «мы не имели доступа в восставшие районы Джебел Мара более шести недель. До этого мы успели оказать помощь примерно 500 пациентам с холерой, но там оставалось не меньше 300-400 людей, до которых мы не могли добраться. Это означает, что эти люди, возможно, умерли без медицинской помощи. Холеру можно вылечить очень быстро, но если нет такой возможности, то болезнь быстро приводит к смертельному исходу. Сегодня у нас нет точных данных об уровне смертности, но мы можем догадываться, что он достаточно высок».

С тех пор, как в мае 2006 года при поддержке Запада было подписано мирное соглашение по Дарфуру, положение в регионе несомненно ухудшилось. Число конфликтующих группировок значительно возросло, и возобновились бои между правительственными силами и группировками, выступающими против мирного соглашения. Последовавшее за этим ухудшение положения с безопасностью означает, что MSF не может даже получать данные о медицинской ситуации в целых районах Дарфура.

Атмосфера в Дарфуре еще более накалилась в результате недавних трений по поводу возможности ввода в регион миротворческих сил ООН. Ожесточенная риторика обеих спорящих сторон привела к определенным практическим последствиям, когда правительство Хартума усилило пропаганду против того, что оно именует иностранным вмешательством. НПО стали одними из первых, кто стал объектом этого возмущения, а среди большой части населения возникли ложные надежды.

Напряжение еще более затруднило независимую и беспристрастную работу по оказанию помощи.

«Наш доступ к населению северного Дарфура крайне ограничен. Поэтому мы даже не знаем, в каком положении находятся люди в некоторых районах, имеют ли они доступ к воде, медицинской помощи и пище. Ни правительство, ни различные повстанческие группировки не предоставляют нам необходимого доступа к людям; нас атакуют со всех сторон. Мы просто не можем работать так, как хотели бы», - заключает Жан-Себастьен Матт.

Тревожные последствия испытывает на себе население Дарфура, сталкивающееся с нарастающим напряжением и насилием. И очень немногие в этом регионе надеются, что в ближайшем будущем ситуация улучшится.