19 мар 13

Врач моего врага мой враг

Что общего между Сирийской Национальной коалицией, иностранной джихадистской группировкой, государством Персидского залива и правительствами Ирана и США? Все они в том или ином объеме предоставляют «гуманитарную» помощь той стороне сирийского конфликта, которую они поддерживают, но никто из них не может в одиночку удовлетворить огромные нужды и никто из них не может обеспечить, чтобы наиболее остро нуждающиеся в помощи получали ее в первую очередь. Это непростая война, и простых решений нет, однако сохранять статус-кво недопустимо.

Политическая сложность ситуации отражается на характере оказания гуманитарной помощи; в большинстве случаев та помощь, которая приходит в Сирию, ассоциируются с одной из сторон.  Практически невозможно переправить через многочисленные линии фронта помощь в масштабах, достаточных для того, чтобы удовлетворить огромные нужды. Сейчас гуманитарным организациям, как правило, приходится нелегально пересекать границу в районах, контролируемых оппозицией, и доставлять эту помощь, опираясь на сеть контактов оппозиции.  

Это создает проблему, поскольку тот, кто оказывает помощь, предстает политически солидарным с одной из сторон конфликта, и любая помощь оспаривается. Если вы пытаетесь пересечь линию фронта без согласия каждой из сторон этого конфликта, это означает, что вас могут остановить на контрольно-пропускном пункте как пособника «вражеской стороны» или вы подвергаетесь опасности бомбардировок и снайперских обстрелов. Но для того, чтобы помощь могла попасть в такие районы, как Хомс, Дераа и пригороды Дамаска, тем, кто ее доставляет, необходимо пересечь линии фронта.

Миллионы людей столкнулись с нехваткой продовольствия, топлива, крова и чистой воды. Целые общины живут в неописуемом страхе на осадном положении и под постоянными обстрелами. Недавно появились сообщения о вспышках тифа и лейшманиоза на подконтрольных оппозиции территориях. «Врачи без границ» смогли только отправить туда лекарства и медицинские материалы, поскольку наши медицинские команды не могут попасть в эти районы из-за интенсивных боевых действий.
Медицинская служба страны очень серьезно пострадала от разрушений. С самого начала конфликта отказ в медицинской помощи, агрессия в отношении медицинских учреждений и их персонала использовались как военная тактика. Людям остается надеяться на импровизированные полевые больницы, многие из которых были в спешке оборудованы в подвалах, где вместо операционных столов стоят кухонные. Многие медики бежали из районов боевых действий, и я видел, как строитель проводил хирургическую операцию. В некоторых из этих полевых больниц в первую очередь оказывают помощь участникам боевых действий, таким образом гражданскому населению получить медицинскую помощь сложнее.

Система государственного здравоохранения работает на пределе. Финансовые активы и транзакции заморожены международными санкциями, и государство не может закупать лекарства и медицинские материалы за границей. Раньше почти все необходимое для медицинской службы страны производилось в самой Сирии, но теперь большинство заводов разрушены. Во время недавнего визита в Дамаск я видел, что медицинские учреждения испытывают острую нехватку медикаментов и медицинских материалов.  

Столкнувшись с невозможностью получить официальный доступ в страну, «Врачи без границ» оборудовали три неофициальных полевых больницы на севере страны и продолжают отправлять, иногда подпольно, помощь, лекарства и медицинские материалы на территории, находящиеся под контролем как правительства, так и оппозиции. Это не самый эффективный способ реагирования на огромные потребности жителей страны. Наша помощь — это только капля в море.

Поляризация гуманитарной помощи поддерживается действиями всех сторон. Политические силы региона и западных стран заинтересованы в том, чтобы  предоставлять помощь, исходя из политической солидарности. Организация Объединенных Наций может направлять помощь только через Дамаск и заверяет, что в поставках помощи через границу  - без согласия властей - полагается на резолюцию Совета Безопасности. На сегодняшний день в Сирии наиболее активно оказывают помощь диаспора и сами местные жители, опираясь на которых «Врачам без границ» за последние два года удалось развернуть гуманитарную деятельность.
Учитывая то, каким образом оказывается сейчас в Сирии помощь, у конфликтующих сторон и самих жителей страны есть причины скептически относиться к помощи, исходящей с территорий, подконтрольных противнику. Такая ситуация сложилась в связи с отказом Дамаска предоставить доступ независимым организациям, что позволяет тем, кто предоставляет помощь по скрытым геополитическим мотивам, прикрываться отсутствием иного выбора, кроме как проникать в Сирию незаконным образом.

В руках Дамаска ключ к тому, чтобы покончить со сложившейся ситуацией, когда гуманитарная деятельность парализована, разрешив беспрепятственно оказывать независимую гуманитарную помощь. Всем сторонам конфликта необходимо с помощью переговоров достичь согласия, чтобы жизненно важная помощь поступала в необходимых масштабах и наиболее эффективным способом, беспрепятственно пересекая линии фронта и границы. Для незамедлительного достижения такого согласия необходимы согласованные дипломатические усилия.  Без такого соглашения гуманитарную помощь не получится отделить от геополитических интересов, которыми пронизан весь этот кризис, что и препятствует оказанию помощи. Тем не менее, пока мы ждем, чтобы этот узел был разрублен, необходимо увеличивать объемы помощи везде, где только можно, даже без согласия всех конфликтующих сторон, как бы несовершенен ни был этот подход. По мере того как конфликт в Сирии не ослабевает, невозможность оказания помощи становится все менее приемлемой.