26 Май 15

Врач MSF, работающая на борту спасательного судна в Средиземном море: мигранты не видят иного выхода

В первый раз, когда мы провели спасательную операцию, вода в лодке мигрантов уже доходила им до щиколоток. Если бы мы прибыли на несколько часов позже, лодка бы уже затонула и все бы погибли. Я чувствую большую разницу между этой миссией и моей предыдущей работой с MSF в Южном Судане или восточном Конго: вы знаете, что, если вы не спасете этих людей прямо сейчас, они точно погибнут.

Сигнал бедствия

Спасательные операции координирует итальянская береговая охрана. Они получают сигнал бедствия, выводят вызов в эфир, и ближайший спасательный корабль отправляется на место. В этом случае этим кораблем оказались мы. Мы направились к месту, где лодка терпела бедствие. Команда, в том числе один медик, на небольшой лодке поспешила на помощь к людям.

Переполненная лодка

Мы обнаружили деревянную рыбацкую лодку с 369 людьми на борту, без спасательных жилетов, в страшной тесноте.  Людям пришлось так плотно набиться в лодку, что у большинства из них были сильные судороги в ногах и руках из-за того что они в течение нескольких часов находились в одном положении. Сесть было просто некуда.

Мы выдали каждому по спасательному жилету и, используя резиновую шлюпку, перевезли их небольшими группами на борт нашего спасательного судна MY Phoenix.

Спасательные комплекты

Первым делом мы измерили каждому температуру. Самые слабые - пожилые, больные, женщины и дети – отправляются на нижнюю палубу. Здоровые, сильные мужчины остаются на верхней палубе. Каждому выдают спасательный комплект - полотенце, комбинезон, чтобы согреться, две бутылки воды и пакет питательного печенья. Мы выдаем сухую одежду тем, кто в ней нуждается. И, конечно, у нас на судне есть туалеты с проточной водой и душевые кабины.

Беременные женщины

Мы встречаем много людей с гипотермией. К счастью, до сих пор у нас было всего несколько человек в тяжелом состоянии. Но мы готовы ко всему. Мы можем делать искусственное дыхание, у нас есть аппарат для механической вентиляции легких, мониторы, и мы можем принимать роды. Во время той первой спасательной операции  на борту оказалось восемь беременных женщин. Одна из них была на восьмом месяце беременности и всю ночь чувствовала, как шевелится ребенок. Я была готова принять роды. Но ребенок оказался не готов. Возможно, это было к лучшему.

Отчаяние

На это опасное путешествие решаются не только молодые люди. Беженцы в море – люди всех возрастов и из разных частей мира. Среди них есть беременные женщины, пожилые люди, даже семьи с маленькими детьми. Это многое говорит о том состоянии, которое приводит людей к решению пуститься в это плавание. Если у вас двое маленьких детей и вы сознательно ступаете на борт утлой деревянной лодки - если вы готовы пойти на такой риск, - то вы действительно в отчаянном положении. И так оно и есть. Эти люди не видят иного выхода, чтобы найти безопасное убежище или лучшую жизнь.

Ужасные истории

Я видела людей с переломами и выбитыми зубами. У каждого своя история – так как же, как и у тех, кому я помогала в Южном Судане или Центральноафриканской республике. Но, пожалуй, рассказы людей с этих лодок еще страшнее. У себя на родине они столкнулись с войной, насилием или полным отсутствием свободы и социальной справедливости.

Я говорила с семьей из Сирии. С группой подростков из Сомали. С двумя молодыми братьями из Нигерии. С молодым человеком из Эритреи, который оказался перед выбором: пожизненная военная служба или тюрьма. Они понимали, что оставаться там дальше было нельзя. Они были готовы скорее умереть, чем остаться.

Оставив все

Люди говорят об этих беженцах так, как будто это меркантильные охотники за удачей. Но пуститься в плавание через Средиземное море этих беженцев заставляет не праздная  забава. В том, чтобы оставить свою прежнюю жизнь, бросить всех и все, нет ничего меркантильного.

Можем ли мы просто стоять сложа руки и смотреть, как они тонут на пути к свободе? Нет, не можем. Должны ли мы выходить в море, искать и спасать их? Некоторые говорят, что не должны. Может быть, они и правы. Но до тех пор, пока люди терпят бедствие в море, у нас есть хороший повод быть здесь. Это мой долг как врача и работника гуманитарной организации.

Сон в безопасности

Многие из 369 человек, спасенных во время нашей первой спасательной операции, рассказывали мне, что они впервые за долгое время почувствовали себя в достаточной безопасности, чтобы заснуть. Многие впервые за долгие месяцы или даже годы показались врачу.

Неопределенное  будущее

После нашей первой спасательной операции мы доставили спасенных в Поццалло на побережье Сицилии, и передали итальянским властям для оказания помощи и прохождения дальнейших процедур.

Когда беженцы ступают на берег, перед ними неопределенное будущее. Когда их спасают в море, они очень счастливы и благодарны. Люди жмут вам руку, хотят поцеловать в щеку. Но как только мы приближаемся к берегу, они затихают. Они уже прошли через многое. Но их путешествие далеко от завершения.

А я? Раньше я любила море. Но думаю, что теперь никогда не смогу смотреть на него так же, как раньше.