01 июн 18

Защита будущего: лечение туберкулеза у детей в Таджикистане

Кайл МакНалли - региональный менеджер по адвокации MSF, работает в столице Узбекистана Ташкенте и занимается программами организации в Узбекистане и Таджикистане. Его работа сосредоточена на адвокационной и информационной поддержке ориентированного на пациента подхода в проектах «Врачей без границ» по лечению туберкулеза и ВИЧ в обеих странах. Имеет степень PhD в области государственных и международных отношений Университета Дарема, Великобритания, а также магистра исследований в области развития Лондонской школы экономики, Великобритания. Ранее Кайл работал над различными инициативами в области глобального управления и в качестве помощника Конгресса в Палате представителей США.

«С января этого года я работаю в Ташкенте региональным менеджером по адвокации, занимаюсь программами MSF в Узбекистане и Таджикистане. Обе программы посвящены лечению туберкулеза, особенно лекарственно-устойчивых форм заболевания. В Таджикистане MSF занимается лечением детей в двух разных проектах: в столице страны Душанбе это  лечение туберкулеза, а на юге страны помощь детям, живущим с ВИЧ.

Это очень важная работа, потому что дети - одна из наиболее уязвимых групп пациентов в мире.

Кайл макналли

Если у ребенка туберкулез, даже диагностировать болезнь может быть очень сложно. Когда диагноз поставлен, лечение может занять очень много времени (в некоторых случаях несколько лет), и это может быть очень болезненный процесс. Дети часто не получают необходимой помощи. По этой причине MSF в сотрудничестве с медиками государственной системы здравоохранения Таджикистана разрабатывает более эффективные способы оказания помощи детям. Значение этой работы можно оценить в разных аспектах, но важнейший из них – это положительные перемены, которые она может принести в жизнь ребенка.

Более подробный рассказ Кайла МакНалли о проекте по лечению туберкулеза у детей в Таджикистане >>

Примерно четыре года назад, в 2014 году, девочка по имени Анна из Душанбе заболела туберкулезом. За несколько месяцев до этого ее бабушка скончалась от туберкулеза с широкой лекарственной устойчивостью (сокращенно ШЛУ ТБ; форма заболевания, которую очень сложно вылечить), и Анна скорее всего заразилась от нее. Вначале лечение девочки шло не слишком успешно, за улучшением следовали рецидивы. На этом раннем этапе Анне было сложно принимать лекарства из-за тяжелых побочных эффектов, форма ее заболевания стала более устойчивой к препаратам, которые входили в традиционный режим лечения. Когда вариантов лечения практически не оставалось, медики MSF предложили Анне начать лечение по режиму, включающему бедаквилин - один из двух новых противотуберкулезных препаратов, появившихся впервые за 50 лет. И хотя для Анны это было единственной надеждой, ни девочка, ни ее семья вначале не хотели соглашаться на лечение новыми препаратами, которые начали использоваться только недавно. И лишь когда они увидели, что двоюродной сестре Анны, получавшей этот препарат, стало значительно лучше, они согласились попробовать новое лечение. Это стало поворотным моментом для Анны, но время было на исходе.

Препараты, которые наконец-то изменили ситуацию для лечения сложных случаев, подобных Анниному, это бедаквилин и имипенем. Бедаквилин - новый препарат, демонстрирующий многообещающие результаты, а имипенем из-за сложности применения используется только в случаях, когда других вариантов не осталось. Он вводится пациенту инъекционно два раза в день в течение как минимум 6 месяцев. Анна страдала от целого ряда тяжелых побочных эффектов - воспаления нервов, болей в суставах, тошноты, обесцвечивания кожи и постоянного головокружения. Кроме того, по семейным обстоятельствам она не могла оставаться в больнице, и ей приходилось ездить туда два раза в день на инъекции. Ей установили пластиковый катетер, чтобы обеспечить венозный доступ и вводить инъекционный препарат. Когда курс инъекций был уже почти закончен, врачи с беспокойством отметили, что результаты анализов Анны нестабильны. Тогда они предложили добавить в ее режим лечения деламанид, другой новый противотуберкулезный препарат, и использовать его в  комбинации с бедаквилином. Однако такой комбинированный режим лечения до этого в стране не применялся, и  по очевидным причинам врачи Минздрава не решались встать на неизведанный путь. Только после длительных обсуждений с медицинской командой MSF, ссылавшейся на успешные результаты применения подобной комбинации препаратов в Грузии и Армении, врачи наконец согласились на новый курс лечения.

И вот в ноябре 2017 года Анна излечилась от туберкулеза с широкой лекарственной устойчивостью.

Эта история в ряду других свидетельствует, что 2017 год был знаменательным годом для MSF в Таджикистане. Обновленная версия протокола MSF по лечению туберкулеза у детей была принята в качестве 3-го издания Национального руководства по лечению туберкулеза у детей Министерства здравоохранения Таджикистана, двое детей впервые прошли лечение по укороченному режиму, больше пациентов начали получать новые противотуберкулезные препараты – вот лишь несколько успехов, достигнутых в этом году. И хотя все это важные достижения для программы «Врачей без границ» по лечению туберкулеза в Таджикистане,  их истинная ценность - это та роль, которую новый подход к лечению может сыграть в жизни пациентов, как Анна».