29 сен 09

Ингушетия: надежда на мир уступает место отчаянию

Ингушетия, небольшая северокавказская республика, этнически связана с Чечней; ингушей и чеченцев объединяет общее самоназвание вайнахи. Во время недавней войны Ингушетия приняла более 140 000 вынужденных переселенцев из соседней Чечни. Сейчас в республике остается примерно 18 000 переселенцев, многие из них живут в тяжелых условиях.  Но положение местного населения не многим лучше: в небогатой природными ресурсами республике уровень безработицы достигает 70 процентов и особенных перспектив перед собой люди не видят. За последние два года ситуация усугубилась – Ингушетия стала одной из наиболее напряженных точек в Российской Федерации.

Практически каждый день поступают сообщения о вооруженных нападениях, взрывах, обстрелах. По некоторым данным, в 2008 году были убиты более 170 человек, а за первые шесть месяцев 2009 года – 139. Для республики с населением в 450 000 человек это огромные цифры, для сравнения: в Чечне с ее 1,2 миллиона жителей за первое полугодие 2009 г. были убиты 70 человек.  

«Рост активности боевиков в Ингушетии вызвал крупномасштабные ответные действия со стороны местных и федеральных властей», - рассказывает глава миссии «Врачи без границ»/ MSF Виллем де Йонге. «Но, несмотря на эти меры, почти ежедневно происходят нападения на сотрудников правоохранительных органов и государственных чиновников. Наиболее громким событием в этом ряду стало совершенное 22 июня покушение на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Но жертвами насилия становятся и обычные жители республики, страдающие от бесконечной череды атак и контратак со стороны разных участников конфликта».

Люди опасаются за себя и своих блихких, стараются как можно реже выходить из дома. И хотя здесь не идет война, жителям республики остро не хватает чувства защищенности и безопасности, случайной жертвой взрыва или обстрела может стать любой. Постоянный стресс и ощущение тревожности приводят многих людей в состояние депрессии.   

Ламара Умарова, советник психосоциальной программы MSF, признается, что нынешняя ситуация в Ингушетии напоминает ей то, с чем сталкивались сотрудники MSF в Чечне в 2004 году: «Каждый день в больницы экстренного реагирования Ингушетии привозят людей, которые стали жертвами насилия с использованием оружия. Это выходит за пределы нормальной человеческой жизни, и очевидно, что люди испытывают травматический стресс, который переворачивает все их мировосприятие. Консультанты работают с жертвами актов насилия и их родственниками, которые тоже страдают».  

MSF работает в Ингушетии с 1999 года – со времени начала второй чеченской войны, когда организация оказывала помощь большому числу вынужденных переселенцев из Чечни, нашедших убежище в республике. Сегодня в медицинском центре MSF в поселении "Ангушт" в Назрани сотрудники организации оказывают первичную медицинскую помощь вынужденным переселенцам и наиболее уязвимым слоям местного населения. Начиная с 2003 года важной составляющей работы MSF в республике стала программа психосоциальной помощи. Программа продолжает работу и сегодня, но она расширяется и несколько меняет направление, так как почти все жители Ингушетии сейчас страдают от медицинских последствий стрессового состояния, вызванного постоянными инцидентами.  

В психосоциальной программе работают 9 консультантов, ведущие прием в 3 районах Ингушетии. Основной упор делается на состояние острой психологической травмы. Три главных пункта психологической помощи работают в Республиканской больнице в Назрани, Сунженской и Малгобекской районных больницах. Стремясь обеспечить доступность такой помощи как можно большему числу нуждающихся, консультанты ведут еженедельный прием в 6 сельских поликлиниках.   

Консультанты психосоциальной программы работают в сотрудничестве с местным медицинским персоналом министерства здравоохранения. «В экстренных случаях та медицинская служба, которая первой принимает жертв насилия, или спешно направляет пациентов к консультантам MSF, или же приглашает их для оказания помощи на месте», - объясняет Ламара Умарова. Врачи министерства здравоохранения признают успешные результаты такого сотрудничества; они подтверждают, что эти консультации положительно сказываются на моральном и физическом состоянии пациентов.

На протяжении последних двух лет MSF фиксирует резкий рост числа психосоциальных консультаций в Ингушетии, причем доля консультаций, связанных с насильственными инцидентами, возросла до 80% (и сюда не входят случаи насилия в семье).

Graph_rus_367.JPG
Эти данные говорят сами за себя: 439  консультаций, «связанных с насильственным инцидентом», в январе 2008 года и уже 1273 в мае 2009.  Речь идет о случаях психологической травмы, вызванной насильственными инцидентами и сопровождаемой типичными психологическими последствиями: переполняющим человека чувством страха, постоянной тревожности/ настороженности, горя и печали, а также такими симптомами как бессонница, нежелательные мысли и воспоминания. 
«У нас есть две оценки, по которым мы следим за состоянием клиентов, - рассказывает Ламара Умарова, - и мы заметили, что улучшение состояния жалобы идет лучше, чем улучшение функционирования. И это вполне закономерно, это показатель того, что человек после консультаций лучше осознает, что с ним происходит, как с этим справляться, но конечно, делать это не так легко в тех условиях, в которых он продолжает оставаться».

Напряженная ситуация в республике сказывается на атмосфере в обществе. «Все эти истории распространяются по Ингушетии, как снежный ком, обрастая слухами. И мне кажется, происходящее и эти слухи очень негативно влияют на психоэмоциональное состояние людей», - заключает Ламара Умарова.

По словам Мареты Гудиевой, менеджера психосоциальной программы MSF, изменилось даже поведение людей: «В ингушском обществе традиционно существовали такие механизмы преодоления, как семейные связи, дружба, религия. Но сейчас это уже не помогает. Люди полны недоверия и страдают от отсутствия защищенности. Мы узнаем о происшествиях из Интернета или из новостей, для нашей маленькой республики это очень необычно: люди просто не хотят говорить об этом с друзьями или соседями. Они практически привыкли к этому повседневному насилию».

Истории клиентов, которые рассказывают консультанты психосоциальной программы, полны боли: молодая женщина ехала на работу с мужем и двумя малышами, внезапный взрыв – муж погиб на месте, она была ранена, дети, к счастью, не пострадали. Семья вынужденных переселенцев из Чечни потеряла дочь, которая умерла от болезни, связанной с последствиями войны, а буквально через два дня после похорон была взорвана машина, в которой ехал их сын.

Помочь людям преодолеть такой острый травматический стресс нелегко, но строгое соблюдение принципа конфиденциальности, применение различных психологических методик и простое человеческое участие помогают нашим консультантам постепенно завоевать доверие клиентов и оказывать им действенную помощь.  

Марета Гудиева говорит: «Сегодня мы видим, как люди обращаются к нашим консультантам в поисках конфиденциальной, нейтральной и беспристрастной помощи. В этой трудной ситуации самое важное для наших клиентов – высказать свои проблемы и быть услышанными. Они доверяют MSF, и это очень важный результат нашей работы».