Бирманские беженцы – между молотом и наковальней

Бирманские беженцы – между молотом и наковальней

Рохингья – мусульманское меньшинство, живущее в пограничном районе между Бангладеш и штатом Ракхин в западной Мьянме (бывшей Бирме). Их рассказы о прежней жизни в Мьянме свидетельствуют о вопиющих нарушениях прав человека: ограничения на передвижение и вступление в брак; принудительный труд; конфискация земли и имущества; насилие и неоправданные аресты.

В 1992 году более четверти миллиона представителей народа рохингья бежали из Мьянмы в Бангладеш. Но спустя два года, несмотря на то, что ситуация в Мьянме не изменилась, власти Бангладеш совместно с Управлением верховного комиссара ООН по делам беженцев начали массовую репатриацию. Этих людей считают в Бангладеш экономическими мигрантами, а в штате Ракхин они лишены права гражданства и сталкиваются с постоянными притеснениями и оскорблениями.

В Мьянме
В штате Ракхин многие мусульмане-рохингья сталкиваются с огромными трудностями, пытаясь получить хоть какую-то медицинскую помощь. Налагаемые на них ограничения на передвижения означают, что они зачастую вынуждены оставаться в пределах своих деревень или должны платить за разрешение на выезд, что не позволяет им обращаться за медицинской помощью в города и столицу провинции. Кроме того, медицинские услуги подчас слишком дороги для них. 

MSF работает в 30 клиниках в штате Ракхин; 15 из них находятся в Северном Ракхине, где большинство населения составляют рохингья. Деятельность этих клиник сосредоточена главным образом на диагностике и лечении малярии. Кроме того, MSF организовала 7 клиник в Ракхине (6 в Северном Ракхине), где мы оказываем различную медицинскую помощь.

Команды, большая часть персонала которых это бирманцы и рохингья, регулярно ездят в отдаленные деревни для оказания помощи тем, кто не может приехать в клинику. В штате Ракхин MSF проводит одну из своих крупнейших программ по лечению малярии. В этих клиниках также проводится бесплатное лечение пациентов с истощением, туберкулезом и ВИЧ/ СПИДом.   

Билл Бэйлис работал в клинике MSF в Ситтве, столице штата Ракхин, в 2006-2007 годах: «За время моей работы наша клиника расширилась – вместо одного здания четыре. Это было связано с ростом числа детей с тяжелым и острым истощением, а также ростом числа больных малярией. Практически все поступавшие к нам пациенты были мусульмане. Возможно, это объясняется тем, что мусульмане сталкивались с различными препятствиями при обращении в государственные больницы, но наверное, основным фактором были деньги – мусульмане обычно бедны, а в нашей клинике принимали бесплатно. Думаю, если бы MSF прекратила свою работу здесь, мусульман бы никто не стал лечить».

В Бангладеш
Сегодня тем рохингья, которые переходят границу и попадают в Бангладеш, некуда идти. Хотя в 1992 году ООН организовала лагеря, чтобы разместить нахлынувших беженцев, все они, кроме двух, теперь закрыты. Бангладеш не подписала международную конвенцию о беженцах, и все рохингья, прибывающие сюда после 1994 года, не имеют статуса беженцев.

В двух официальных лагерях беженцев сейчас живут около 26 000 человек, MSF организовала по стационару на 20 коек в каждом из них. Рохингья, живущие в этих лагерях, зарегистрировались еще до того, как правительство прекратило регистрацию новых беженцев, поэтому им живется несколько легче, чем их незарегистрированным соотечественникам. Однако их жизнь все равно ограничена границами лагерей, и, не имея возможности работать за пределами лагерей, они зависят от гуманитарной помощи.
Жизнь незарегистрированных рохингья, рассеянных по юго-восточным районам Бангладеш, еще тяжелее. Некоторые так и живут на побережье, куда попали, бежав с Мьянмы. MSF организует еженедельные поездки в прибрежный район Шамлапур, где клиникой служит бывший склад. Ехать нужно вдоль самого берега во время отлива, чтобы избежать нападения бандитов на дороге. Женщина-рохингья, которая вместе с семьей уже 14 лет живет на берегу, рассказывает о своем положении: «Мы отправились в Бангладеш, потому что бирманская армия отобрала наша землю, коров и все, что у нас было. Если я теперь вернусь домой, они посадят меня в тюрьму или расстреляют. Здесь нас, по крайней мере, не трогают».

Еще семь тысяч рохингья собрались в населенном пункте Тал в импровизированном лагере, разместившемся на полоске земли шириной 30 метров между рекой и шоссе. В каждом жилище размерами два на три метра ютится до 12 человек, укрытия построены на глинистой почве, которую постоянно нужно укреплять, чтобы хижины не сползли в воду. Во время прилива речная вода затекает во многие хижины, а в сезон дождей восемь из десяти жилищ оказываются затоплены. Продовольствия и питьевой воды не хватает, каждым туалетом пользуется в среднем по 40 человек. Людям, живущим в таких условиях, требуется гуманитарная и медицинская помощь.

MSF организовала бесплатную клинику рядом с Тал, главное заболевание, с которым сюда обращаются, это респираторные инфекции, что, видимо, связано с жизнью в скученных, холодных и влажных условиях. Чудовищная санитарная ситуация в лагере приводит к тому, что здесь много пациентов с диареей и глистами. Многие мужчина-рохингья занимаются рыбным промыслом или ищут работу в округе Читтагонг Хилл Трактс, их подолгу не бывает дома, некоторые так и не возвращаются. Женщинам, оставшимся без средств к существованию, зачастую приходится зависеть от другой семьи, заниматься попрошайничеством или проституцией, чтобы прокормить семью. Многие дети с истощением, поступающие в клинику MSF, как раз из таких семей без отца.   

Правительство Бангладеш недавно высказало намерение переместить жителей лагеря Тал в другое место; но, как и для большинства рохингья в Бангладеш, их положение и будущее связаны с неопределенностью.


Бирманские этнические меньшинства нуждаются в помощи
Рохингья - не единственное этническое меньшинство в Мьянме, которое сталкивается с трудностями. Во всех пяти соседних с Мьянмой странах есть бирманские беженцы. Из этих пяти стран лишь одна – Китай – подписала международную конвенцию о беженцах; другие – Бангладеш, Индия, Лаос и Таиланд. Подобно рохингья в Бангладеш, многие другие бирманские беженцы сталкиваются с огромными трудностями, просто пытаясь выжить в странах, которые не признают за ними статуса беженцев. 

Как и рохингья, большинство представителей этих этнических меньшинств бежали из Мьянмы нелегально и не могут вернуться в родную деревню, боясь преследований со стороны властей и ареста. Мужчина-рохингья рассказывает о двух своих братьях, которые отправились в Мьянму повидать родителей: «Они не успели встретиться с родителями, и их уже посадили в тюрьму. За что? За то, что они жили в Бангладеш». Это ситуация неразрешимого выбора – вернуться и попасть в тюрьму или пытаться обосноваться на никому не нужных клочках земли в стране, которая тебя не признает. MSF и другие организации могут стараться помочь этим людям выжить, обеспечивая их базовой медицинской помощью, продовольствием, безопасной питьевой водой и санитарными системами. Но это не решает самой проблемы. Как говорит Фридо Херинкс, глава миссии MSF в Бангладеш: «Необходимо предоставить людям альтернативу или вести переговоры об этом. Никто не должен жить в таких условиях».