ЦАР: международное сообщество не уделяет должного внимания гуманитарной ситуации в стране

ЦАР: международное сообщество не уделяет должного внимания гуманитарной ситуации в стране

Опубликовано

02.11.2016

На примере Бангасу отлично видна несостоятельность оптимистических слов о «стабилизации» и «нормализации» ситуации в Центральноафриканской Республике (ЦАР) после выборов. Немногие городские здания в колониальном стиле до сих пор пестрят отверстиями от пуль, оставшимися после захвата власти мятежной коалицией «Селека» в 2013 году, после которого многие жители были вынуждены бежать. Спустя почти два года практически полного безвластия государственная власть наконец восстановлена. Прокурор вернулся к исполнению обязанностей в декабре, потом — судья, 30 представителей правопорядка, соцработники и трудовой инспектор. Но это не означает, что все вернулось на круги своя, и Бангасу представляет собой островок относительной стабильности в крайне неспокойном регионе.

В июне прошлого года конвой MSF, который вез грузы из Банги и имел ясные опознавательные знаки, попал на дороге в вооруженную засаду, и его начальник был убит. Восток Бангасу кишит бандами, которые, перенимая методы Господней армии сопротивления (ЛРА), терроризируют деревни, разоряя посевы и похищая людей. Из-за проблем с безопасностью MSF пришлось отказаться в этих районах от плановой вакцинации детей, которая была крайне необходима.

После выборов в начале этого года ЦАР провозгласили вставшей на путь восстановления, невзирая на подобные проблемы с безопасностью. Отмеченные в последние недели вспышки насилия по всей стране слегка охладили этот энтузиазм; но все же разговоры о «нормализации» привели к неуклонному снижению средств, выделяемых на гуманитарную помощь стране. На сегодняшний день ей обещаны лишь 28% необходимого на будущий год бюджета на гуманитарную помощь. Хотя потребности по-прежнему огромны: 850 000 внутренне перемещенных или нашедших убежище в соседней стране граждан; 2,3 млн человек, то есть, половине населения, гуманитарная помощь необходима для выживания. Ситуация в ЦАР далека от нормальной. «Что значит «нормализация» для страны, десятилетиями жившей в затяжном кризисе? Острая его фаза, может быть, пройдена, но отнюдь не все проблемы решены», - говорит представитель MSF в ЦАР Эммануэль Лампар.

Утренний рынок в деревне Мабалазим в 12 км от Бангасу привлекает толпы к медицинскому пункту, работающему по соседству при поддержке MSF. Огромное значение имеет табличка: «Бесплатная помощь». Консультация в близлежащем медпункте обычно стоит от 2500 до 3000 местных франков (3,7-6 евро). За эти деньги можно купить ведерко риса, которого хватит семье на целый месяц.

Местные медпункты, при дефиците снабжения и персонала, стараются обеспечить населению хоть какое-то лечение. Последствия отсутствия нормальной системы здравоохранения можно увидеть в работающей при поддержке MSF в Бангасу больнице на 118 коек. На третий день работы в больнице Доктор Осмар Соса Дель Торо провел двенадцать операций. Все они были срочными. Например, среди пациентов была женщина с перфорацией кишечника в результате неудачного кесарева сечения, проведенного месяцем ранее. А также шестимесячный ребенок с сильнейшим абсцессом на левой ноге. «За неделю до того ему сделали укол в медпункте. Это было сделано очень плохо, нога была серьезно инфицирована, у такого малыша это могло вызвать септический шок», - говорит хирург. Из журнала педиатрического отделения видно, что подобные случаи заражения весьма распространены.

Через двор, в кабинете лечения истощения педиатрического отделения, делает обход доктор Илария Монета. Это заболевание часто повторяется и переходит в хроническую форму. «Как ни странно, у большинства наших пациентов дома есть еда. Но родителям сложно заставить больного ребенка поесть и понять, как правильно кормить ребенка. Это замкнутый круг: им плохо, они не могут есть, отчего слабеют и заболевают вновь», — говорит педиатр. В последнем докладе ЦАР, наряду с Замбией и Чадом, вошла в число стран, население которых более всего страдает от недостаточности питания. В первой половине 2016 лишь 25% детей, страдающих от истощения, получили должный уход.