ДЕСЯТЬ НАИБОЛЕЕ ОСТРЫХ ГУМАНИТАРНЫХ КРИЗИСОВ 2009 ГОДА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

ДЕСЯТЬ НАИБОЛЕЕ ОСТРЫХ ГУМАНИТАРНЫХ КРИЗИСОВ 2009 ГОДА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Опасная ситуация для населения Южного Судана и провинции Дарфур
В нескольких регионах Судана в течение 2009 года продолжалась ситуация острой медицинской гуманитарной катастрофы. В дополнение к продолжающемуся кризису в Дарфуре население южного Судана столкнулось с ухудшением обстановки, отмеченным усилившимся насилием, вспышками заболеваний и отсутствием доступа или неудовлетворительным доступом к здравоохранению.
Почти пять лет спустя подписания Всеобщего мирного соглашения, которое положило конец жестокой гражданской войне, длившейся несколько десятков лет, в Южном Судане сложилась опасная ситуация: медицинское обслуживание находится в чрезвычайно плохом состоянии, и по всему региону происходит эскалация напряженности и конфликта. В результате жестоких межобщинных столкновений в штатах Джонглей, Верхний Нил, Варрап, и в Озерном штате, которые происходили в течение всего года, сотни человек погибли и тысячи были вынуждены спасаться бегством. Внезапные нападения на деревни со стороны боевиков угандийской повстанческой группировки Армия Освобождения Господа (the Lord’s Resistance Army (LRA)), как на границе с Конго, так и на территории самой Демократической Республики Конго, заставили тысячи жителей Судана бросить свои дома, а беженцев из Конго – пересечь границу и искать убежища в штате Западная Экватория.
При таком высоком уровне насилия в южных регионах страны люди к тому же вынуждены как-то справляться с последствиями разрушительной гражданской войны, которая закончилась в 2005 году. В настоящий момент, почти три четверти населения региона не имеет доступа к самым базовым услугам здравоохранения. В течение последнего года команда MSF в южном Судане, состоящая из 1 200 сотрудников, провела лечение тысяч пациентов, страдающих истощением, малярией и туберкулезом, а также проводила обширные программы гинекологической и акушерской помощи в нескольких областях страны. В стране нередки вспышки таких заболваний как менингит, корь, холера и малярия, и в 2009 году команды MSF подавляли вспышки холеры в регионах Северный Бар-эль-Газал, Джонглей и Варрап, а также в столице Южного Судана - Джубе. MSF также проводит лечение от кала-азар – потенциально смертельного паразитического заболевания – в штатах Джонглей и Верхний Нил.
Население Дарфура тоже оказалось в ситуации, опасной для жизни. Миллионы человек до сих пор являются внутренне-перемещенными лицами и не могут обойтись без помощи извне, в то время как периодически вспыхивающие вооруженные столкновения и борьба за жизненные ресурсы также повлекли много человеческих жертв в течение этого года. Оказывать гуманитарную (продовольствие, питьевая вода) и медицинскую помощь населению Дарфура стало намного сложнее после того, как суданское правительство запретило работу 13 международный гуманитарных организаций – в том числе, две секции MSF – и трех суданских организаций в преддверии вынесения приговора Международного уголовного суда (МУС) президенту Судана Омару Аль-Баширу, которому инкриминируются военные преступления и преступления против человечности. С момента создания МУС все секции MSF приняли обязательное внутриорганизационное правило воздерживаться от любой кооперации с МУС. Эта политика основывается на представлении о том, что гуманитарная деятельность должна быть независимой от рисков политического и юридического давления, для того, чтобы иметь возможность оказывать медицинскую помощь населению, пострадавшему от насилия.
Оставшимся в стране гуманитарные сотрудники очень сложно оказывать осмысленную гуманитарную помощь нуждающимся, поскольку общее состояние небезопасности, а также похищения гуманитарных работников сокращают их способность проводить новые исследования нужд населения, особенно в сельских районах, которые часто оказываются отрезанными от всякой помощи. Оказывать помощь почти двум миллионам нуждающихся в лагерях перемещенных лиц – также чрезвычайно сложная задача. MSF остается приверженной принципу беспристрастной медицинской помощи и в настоящее время работает в нескольких местах в Дарфуре.

Недостаток исследований и новых разработок, современных способов лечения осложняет жизнь пациентам, страдающим «забытыми» заболеваниями
Более 400 миллионов человек на планете живут в условиях, где есть высокий риск заболеть тропическими болезнями, такими как висцеральный лейшманиоз (кала-азар), сонная болезнь, болезнь Шагаса и язва Бурули, которые практически забыты в развитых странах. Первые три из вышеперчисленных болезней являются одними из самых смертоносных тропических заболеваний, и все четыре были отдельно отмечены Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ) как особенно проблематичные ввиду того, что способы их лечения и диагностики устарели, неэффективны, или хуже того, попросту отсутствуют, а сами пациенты проживают в отдаленных и небезопасных регионах, и доступ к здравоохранению у них либо отсутствует, либо неудовлетворительный. Более того, исследования и разработка новых медикаментов и диагностических средств получает чудовищно низкое финансирование. До тех пор, пока не случится значительного увеличения ресурсов для государственных программ контроля активного диагностирования и лечения пациентов, инвестиций в проведение профилактических мероприятий, а также целенаправленных исследований и разработки новых средств, жертвы этих заболеваний все так же будут находиться в забвении.
Каждый год случается до 500 000 новых случаев заболевания кала-азар, и это заболевание ширится как оппортунистическая инфекция у людей, живущих с ВИЧ/СПИД. Препарат липосомный амфотерицин В (Амбисом) – очень эффективный способ лечения, однако его стоимость и сложная схема применения усложняют его дальнейшее использование. Например, в штате Бихар, Индия, MSF платит по $18 за пузырек этого препарата, а стоимость курса лечения варьируется от $200 до $300 на пациента, что слишком дорого для закупки лекарств министерствами здравоохранения этих стран для широкого распространения, и непозволительно для большинства пациентов. Единственная альтернатива для большинства пациентов – это 28-дневный курс чрезвычайно болезненных внутримышечных инъекций препарата натрия стибоглюконат - лекарства, разработанного еще в 1930е годы.
Смертельное паразитическое заболевание сонная болезнь (африканский трипаносомоз человека) распространено в странах Африки южнее Сахары, и наиболее уязвимы оказываются пациенты в регионах, где разворачиваются вооруженные конфликты, где это заболевание является эндемическим, а медицинская помощь минимальна. В настоящее время MSF проводит программы в двух таких странах – в Демократической республике Конго и в Центрально-африканской республике. Недавно MSF, совместно с международной некоммерческой исследовательской организацией «Инициатива - Лекарства против забытых болезней» опробовала новое комбинативное лечение, комбинированную терапию нифутримокс-эфлорнитин (NECT), которая проще в администрировании и короче по длительности лечения, чем старые протоколы лечения, а также в значительной мере безопаснее, чем ныне существующее стандартное лечение, меларзопрол, препарат на основе мышьяка, от которого умирают до 10 процентов пациентов. Терапия NECT на данный момент была принята правительствами некоторых стран, однако необходимо прилагать больше усилий для еще более широкого распространения этого способа лечения.
Болезнь Шагаса (американский трипаносомоз) – заболевание, эндемическое в некоторых частях Латинской Америки, во всем мире им страдают до 15 миллионов человек, в том числе 300 000 в США. Приблизительно у 30 процентов пациентов, страдающих болезнью Шагаса, развиваются осложнения на сердце и на пищеварительную систему, которые могут привести к смерти. Для болезни Шагаса существует мало способов диагностики и лечения. В настоящее время MSF проводит три программы в Боливии и Колумбии. Медицинским ответом на ситуацию с болезнью Шагаса должно стать активное тестирование, лечение существующими на данный момент лекарствами бензнидазолом и нифуртимоксом, а также исследования и разработка новых диагностических средств и медикаментов.
Несмотря на то, что язва Бурули (заболевание того же вида, что лепра и туберкулез) не является смертельным заболеванием, оно может вызвать уродство и привести к инвалидности, а иногда даже может вызвать угрожающие жизни пациента второстепернные инфекции. В настоящее время MSF проводит программу лечения этого заболевания в Камеруне, и несмотря на то, что существуют простые и эффективные способы лечения язвы Бурули, такие как антибиотики, правильная обработка ран, физиотерапия и небольшие оперативные вмешательства, они доступны пациентам в недостаточной степени.
С человеческой точки зрения, цена существующего небрежения по отношению к этим заболеваниям огромна. По оценкам на 2008 год, затраты на исследования и новые разработки в области этих четырех заболеваний составили всего лишь $81,4 миллиона. Срочно требуется новое финансирование и некоторые механизмы поощрения для того, чтобы обеспечить такие условия, при которых исследования и разработка будет проводиться исходя из нужд здравоохранения, а не только из-за выгодности рынков сбыта.
Недавно заявленная США глобальная инициатива в здравоохранении сфокусирована на некоторых из таких «забытых» заболеваниях, но в настоящее время не включает этих четырех болезней, что грозит дальнейшим небрежением в отношении заболеваний, которые поражают самых бедных и наиболее маргинализованных. Абсолютно необходимо, чтобы люди, которые страдают от этих заболеваний, напрямую имели возможность лечения доступными средствами, а также параллельно прилагались бы усилия для разработки в будущем более эффективных и доступных методов лечения, с меньшим количеством побочных эффектов, и более современные диагностические тесты для пациентов.

Политика оказания помощи на деле отрезала многих афганцев от гуманитарной помощи
В 2009 году в Афганистане происходила эскалация военных действий, и афганское население переживало увеличение уровня насилия в стране. Отсутствие безопасности еще более подрывает и без того разрушенную войной систему здравоохранения – по стране действуют лишь несколько плохо функционирующих клиник в провинциальных центрах. Афганцы, которым необходима медицинская помощь, теперь должны делать для себя практически невозможный выбор: ехать с риском для жизни за сотни миль через зону военных действий, чтобы обратиться где-то за медицинской помощью, или запустить свою ситуацию настолько, чтобы она оказалась угрожающей жизни, и тогда уже быть доставленным в медицинскую структуру, где оказание медицинской помощи также крайне затруднено.
MSF вернулась в Афганистан спустя почти пять лет отсутствия в стране, после убийства пяти наших коллег в июне 2004 года. Многие в то время надеялись, что ситуация в Афганистане являлась пост-конфликной ситуацией. На сегодняшний день эта надежда рассеялась, а необходимость в экстренной медицинской помощи все такая же острая.
В восточной части Кабула, в районе, где наплыв возвратившихся беженцев из Пакистана и переселенцев из восточных афганских провинций, бежавших от военных действий, почти вчетверо увеличил городское население, MSF начала оказывать широкий спектр медицинских услуг в больнице Ахмед Шах Баба. Несмотря на острые нужды и низкий уровень доступа к медицинской помощи, эта область до сих пор оставалась забытой, потому что это не является приоритетом в политике антиповстанческой помощи. MSF также приступила к работе в единственной общественной больнице общего профиля, все еще функционирующей в городе Лашкаргах, столице провинции Хелманд. Поскольку персонал больницы большей частью работает в частном секторе, а лекарства чересчур дороги, до сих пор услугами клиники воспользовались лишь немногие люди.
К сожалению, по мере усиления потребности населения в оказании им помощи, беспристрастным и нейтральным гуманитарным организациям становится все сложнее убедить все вовлеченные в конфликт стороны, что единственной их целью является оказание помощи. Единственное явное отличие между разными армиями, деятельностью по реконструкции и развитию и оказанием гуманитарной помощи было размыто, и до того спуталось, что оказание медицинской помощи стало частью боевых действий:  международные коалиционные вооруженные силы кооптировали гуманитарную помощь с целью завоеванию «умов и сердец» любой ценой, они занимали больницы и арестовывали пациентов в палатах, а оппозиционные военизированные группировки совершали нападения на работников здравоохранения и на больницы из-за того, что там присутствали международные вооруженные силы, оказывающие помощь.
Для того, чтобы быть принятой всеми сторонами конфликта, негосударственной медицинской и гуманитарной организации вроде MSF необходимо продемонстрировать и четко сообщить всем сторонам о своей непредвзятости, нейтралитете и независимости, например тем, что не принимать ничью сторону в конфликте, отказываться принимать финансирование от любых правительств на нашу работу в Афганистане и Пакистане, а также обеспечить, чтобы любые представители государственных, международных и оппозиционных военных формирований не входили в больницы с оружием.

Сомалийцы живут в условиях насилия, у них отсутствует доступ к медицинской помощи
Уже не первый год подряд, в 2009 году население Сомали становилось жертвами беспорядочного насилия. В нескольких частях страны свирепствовала жестокая засуха. Миллионам людей в экстренном порядке требуется медицинская помощь, тем не менее огромный разрыв между нуждами сомалийцев и гуманитарной помощью на местах продолжает расширяться. Непрекращающиеся похищения и убийства международных и сомалийских гуманитарных работников подрывают попытки оказания помощи гуманитарными организациями, а система общественного здравоохренения находится все так же в почти полном упадке.
Эта ситуация развивается несмотря на новый политический толчок в начале этого года, когда бы избран новый президент Шейх Шариф Шейх Ахмед. В столице страны Могадишу бушевали бои между войсками Африканского союза и поддержанного ООН переходного федерального правительства и военизированными соединениями оппозиционных групп. До сих пор невозможно установить точное количество человеческих жертв этого конфликта, однако по оценкам правозащитных групп и агенств ООН, с 2007 года около 20-25 тысяч человек были убиты во время сражений и бесчисленное количество человек были ранены. Более 1,5 миллиона человек в последние двенадцать месяцев стали вынужденными переселенцами, бежав от обновившихся тяжелых боев в Могадишу и других частях южной и центральной Сомали.
Хирургическая команда MSF, работающая в больнице Дайниле, на самой окраине столицы Могадишу, провела лечение более 2 400 раненых в результате военных действий, что демонстрирует высокий уровень насилия в городе. В феврале команда MSF оказала помощь множеству гражданских лиц, раненых в результате резкого усиления военных действий, за один день в клинику поступил 121 пациент. Среди раненых было сорок семь женщин и детей в возрасте младше 12 лет.
Вспышки насилия происходили не только в столице – команда MSF в северном городе Галкайо в течение года провела лечение более 320 жертв с травмами, полученными в результате насилия. «Однажды взрыв произошел после полуночи, и больница была буквально наводнена ранеными», говорит хирург MSF, д-р Маслах. «Мы делаем разные операции, однако раненых в результате военных действий у нас больше половины». В начале 2009 года возобновились бои в Гури Эл и Дуса Мареб, в центральной Сомали, что вынудило тысячи гражданских лиц бежать из своих домов. MSF предоставляла чистую воду и медицинскую помощь переселенцам, оказавшимся в этом районе.
Негативное воздействие такого высокого уровня насилия и отсутсвия безопасности простирается гораздо дальше, чем хирургические отделения клиники MSF, это дополняет общее положение по стране, где в целом отсутствует доступ к базовой медицинской помощи, необходимой для спасения жизней. Способность MSF оказывать помощь была еще более подорвана, когда в апреле 2009 года два сотрудника MSF были похищены в Худдуре, регион Бакоол, что повлекло к закрытию самого большого медицинского центра MSF в южном и центральном Сомали и четырех других медпунктов. В июне сотрудник MSF погиб в результате  взрыва в Белет Вейне, регион Хираан, тогда погибли еще 30 человек. В июле повышенный уровень опасности вынудил MSF впервые за 17 лет прекратить свою деятельность в педиатрической клинике и в трех других медицинских центрах в северной части Могадишу, поскольку сотрудники больницы были вынуждены спасаться бегством.
Другая большая проблема – отсутствие в Сомали квалифицированного медицинского персонала, огромное количество медиков стали беженцами спасая свою жизнь, и ни одно медицинское учебное учреждение не действует. В декабре 2008 года, впервые за последние двадцать лет, университет Бенадир в Могадищу выпустил 20 врачей, и это давало проблеск надежды. Однако этой надежде не довелось оправдаться – 3 декабря 2009 года была обстреляна церемония вручения дипломов, погибли 23 человека, в основном выпускники университета, 50 человек были ранены.
Недостаток бесплатной медицинской помощи по всей стране усугубляет проблемы со здоровьем, с которыми люди сталкиваются в результате хронической нищеты, а также из-за серьезной засухи, случившейся в этом году. Хотя достоверных статистических данных на государственном уровне мало, показатели здравоохранения в Сомали по вакцинации, материнской смертности, истощению и по доступу к базовому здравоохранению - одни из самых низких. По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), каждая десятая женщина здесь имеет риск умереть во время беременности или родов. Каждый пятый ребенок в возрасте младше пяти лет страдает от острого недоедания.
Эта статистика происходит из данных терапевтических центров лечения истощения и больниц MSF, ежедневную работу которых обеспечивает команда из 1 400 преданных делу сомалийских сотрудников, которую поддерживает международная команда MSF, базирующаяся в расположенном неподалеку городе Найроби, Кении. Эти команды оказывают жизненно необходимую бесплатную медицинскую помощь населению Сомали, лишенному иных альтернатив в вопросе доступа к медицинской помощи. Пациенты порой вынуждены добираться до больницы или клиники MSF за сотни километров. Иначе люди страдают в изоляции от легко предотвратимых заболеваний, таких как корь. В апреле-июле в городе Гури Эл и близлежащих районах провинции Галгадууд в южной и центральной Сомали, случилась вспышка кори. MSF проводила лечение 403 пациентов в регионе от осложнений кори, но из-за высокого уровня опасности не получилось провести кампанию вакцинации. В Хава Абди, где нашли прибежище тысячи людей, бежавших из Могадишу, MSF удалось провести вакцинацию 30 000 летей от кори.
Засуха и падеж скота спровоцировали чрезвычайную ситуацию с продовольствием в Галкайо и в окружающих районах. «Я знаю, что многие в деревне умирают», - говорит Уба, мать ребенка, одного из 1 300 детей в состоянии чрезвычайного истощения, которых MSF приняла в свою программу терапевтического кормления в Галкайо в начале декабря. Такое количество истощенных детей за один месяц – это почти половина общего количества случаев истощения, которые MSF лечила в своей программе в 2008 году. «Путь сюда не только длинен, но еще и дорог, и многие не могут себе этого позволить».
Сомалийцы продолжают бежать в соседние страны – десятки тысяч спасаются бегством в Джибути, Кению и Йемен. MSF оказывает помощь беженцам и этих трех странах, а также на Мальте и, до недавнего времени, в Италии. Только в 2009 году в северной Кении еще около 270 000 сомалийцев нашли убежище в округе и без того переполненноых лагерей беженцев в Дабаабе, где они с большим трудом могут найти даже самую базовую поддержку, такую как продовольствие, чистую воду и санитарию.