Ирак: помощь беженцам из Хоижи

Ирак: помощь беженцам из Хоижи

Марико Миллер — медсестра службы неотложной помощи организации «Врачи без границ», она из Канады, работает в городе Киркук на севере Ирака.  MSF здесь предоставляет медицинскую помощь людям, которым пришлось покинуть свои дома из-за вооруженного конфликта, а оказывает поддержку отделениям неотложный помощи в двух больницах.

Многие беженцы - из Хоижи, района к юго-западу от Киркука, который более двух лет находился под контролем вооруженных группировок. После того, как в августе прошлого года военная операция по восстановлению контроля в этом районе перешла в активную фазу, по оценкам УВКБ ООН, Хоижу покинули более 80 000 человек. Многие рассказывают, что там нет продовольствия и топлива, а также об опасностях, которые подстерегали на пути сюда. Несмотря на сложность положения, в котором находятся здесь люди, гуманитарная помощь им не оказывается в достаточном объеме.

Марико делится своим опытом работы в Киркуке:

«Из толпы за мной наблюдают глаза – внимательно, как никогда прежде. Я вижу маленького мальчика, мать держит его на руках.  Его руки отчаянно хватают воздух вокруг, он так голоден, что больно смотреть. В коробке перед ним лежит пачка печенья. Я вижу, что он полностью сосредоточен на ней. Он хватает печенье, сражается с пластиковой оберткой. Эта картина стоит у меня перед глазами. Он слишком мал, чтобы испытывать такой голод, слишком мал, чтобы понять решение, которое пришлось принять его семье, чтобы выжить, и как от этого путешествия зависит его будущее. Окружающие, разбившись на группы, столпились вокруг коробок с продовольствием и судорожно едят – после шестидневного  голода и двух лет тяжелой жизни в районах, которые находятся под контролем вооруженных группировок.

Этот мальчик – один из 647 человек, благополучно выбравшихся из города Хоижа, который превратился в юдоль страданий. Решившиеся покинуть город люди отправились в путь, который не всем удается пережить. Многих из тех, кто пытается уйти, ловят и казнят. Бежать приходится темной ночью, 7 км пробираться через пустыри, где полно мин и самодельных взрывных устройств,  а снайперы время от времени попадают в цель. Но люди идут на заведомый риск, понимая, что могут умереть. Но люди, которые стояли передо мной, выбрались и остались живы.

Многие их женщин, которые приходят ко мне на консультацию, плачут, говоря о тех, кто остался и теперь живет под бомбежками в зоне ожидаемого наступления. Молодая женщина вчера потеряла всю семью, они подорвались на мине в темноте, это, понятно, ужасное горе. Многие другие сидят молча, уйдя в самозащиту, отводят глаза, которые видели больше чем должно. Они в состоянии шока, которое кажется непобедимым, но приходится бороться, потому что не все еще кончено. Нужно жить дальше.

Пожилой  мужчина сидит в одиночестве и дышит тяжело, громко и хрипло. Я даю ему вентолин, чтобы облегчить дыхание, но вместо того, чтобы легче дышать, плачет, слезы текут по щекам. Его сын в Хоиже. Этим все сказано.

Иногда сложнее всего, слушая рассказы пациентов, сохранять профессиональное хладнокровие. Когда подступают слезы, я не знаю, что сказать, кроме: «Иншалла [Даст Бог], ваш сын выберется». Мужчина смотрит на меня остекленевшим взглядом, повторяет: «Иншалла», —  и поднимает глаза к небу.

Вчера двое малолетних детей лишились матери — она подорвалась на мине. Воздух, которым я дышу, пропитан страданием, их плотный покров ложится на эту многострадальную.

У восьмилетнего мальчика больна сестра. Он говорит, что он не спал несколько дней, потому что ночью спят женщины, а юноши должны нести караул. Он серьезный и сильный, без эмоций. Я вижу, как дети прячут еду в карманы. Это больно — им по-прежнему приходится выживать.

На этой неделе поступили дети с взрывными травмами, врач удалял осколки из  маленьких  ручек и ножек. Мы благополучно перевезли детей в больницу неотложной помощи в  Киркуке, которой MSF оказывает поддержку. Но мы видим только тех, кому удалось пережить опасное путешествие, кто перешел линию фронта. Мы знаем, очень многим это не удалось.

У одного пунктов пропуска молодой человек потерял сознание, вылезая из грузовика. Он не реагирует и бледен, но жив. Его приносят в клинику и, растирая костяшками пальцев его грудь, чтобы привести в чувства, я вижу слезы в уголках его глаз. Он лежит на полу и рыдает, пока, наконец, не находит в себе силы сесть. Он рассказывает, что его родители недавно погибли, а его брат в Хоиже. Его жена беременна первенцем, и он ощущает, как туманно будущее. Мы с ним сидим на полу в клинике, приходит его беременная жена, и они плачут вместе. Он считает, что я спасла ему жизнь и, держа меня за руку, он говорит, что он будет молиться за меня каждый вечер. Его мужество поражает меня.

Мы строим наш проект с нуля, и готовимся к будущему. Мы начали обучение персонала в больнице неотложной помощи и получаем доступ к пропускным пунктам, чтобы оказывать помощь раненым и тяжелым пациентам. Наша медицинская команды быстро растет, это расширяет наши возможности, а сплоченность помогает в работе. Гуманитарная миссия и медицина здесь пересекаются и напоминают о сущности MSF. Необходимость нашего присутствия здесь очевидна. Благодарность пациентов поражает и примиряет с тяжелой действительностью, мы чувствуем, что мы именно там, где должны быть».