Когда придет конец насилию в Центральноафриканской республике

Когда придет конец насилию в Центральноафриканской республике

Проспер с семьей живут в буше уже шесть месяцев. Они бежали из своей деревни, когда туда через четыре дня после Рождества пришли военные и сожгли все дома, убив одного человека. Теперь Проспер и его родственники – в общей сложности 13 человек – живут в двух маленьких хижинах, которые они построили своими руками, зайдя на пять километров в глубину буша.

Просперу еще «повезло», ведь остальные его односельчане прячутся гораздо глубже в буше, до 15 километров от своей деревни. За водой им каждый раз приходится ходить в деревню.

Хижины в буше самые примитивные: округлые стены из неплотно сплетенной соломы и крыша из связанной в пучок соломы. Эти убежища не защищают от дождя, жары и комаров – и так как каждое из них не больше двух метров в диаметре, в них невероятно тесно. Хотя жители деревни хотят вернуться к себе домой, они не могут, они все еще слишком напуганы.

Пример Проспера не единичный. За последние шесть месяцев примерно 50 000 человек были вынуждены в страхе покинуть свои дома. Примерно 20 000 бежали за границу – в Чад, остальные скрываются в буше. Проезжая по северным районам Центральноафриканской республики, видишь длинные полосы пустых дорог, вдоль которых стоят деревни-призраки, оставленные жителями. Иногда попадается мешок на дороге, брошенный кем-то из местных жителей, кто убежал в лес при звуке приближающегося автомобиля, иногда вдалеке покажется фигура убегающего человека.

«Когда они пришли, я была у себя дома – вся деревня боялась, что начнутся нападения, потому что мы знали, что за несколько дней до того было нападение повстанцев. Поэтому, когда я услышала звук машины, я бежала со своими тремя детьми – в чем  были. Все остальное мы сожгли» - женщина, живущая в буше в ЦАР.

Многие люди слишком напуганы, чтобы оставаться в этом районе, или думают, что в лагере беженцев жизнь будет немного легче, чем в буше, и уходят в Чад.

«Они пришли к нам в деревню и стали стрелять – во всех. Было много раненых. Я бежал со своей женой. Когда мы убегали, в меня попали три выстрела – в бедро, в руку и в лицо. Мне повезло, жена довезла меня до границы в тележке, а другие погибли. Из деревни бежали все, теперь там никого нет. Многие здесь, в лагере. Я не вернусь – я не могу бегать, и если они вернутся, то меня убьют» - мужчина, бежавший в Горе, Чад.

Насилие и страх в этом регионе достигли шокирующего масштаба, а условия жизни людей в лесу невероятно тяжелы. Однако насилие – это главная, но не единственная проблема, с которой сталкивается мирное население страны. В настоящее время 67 процентов населения (и почти все население сельских районов) живет в полнейшей нищете, меньше чем на 1 доллар США в день. Большинство людей не доживает до 42 лет. Каждый пятый ребенок не доживает до пяти лет. Здесь процветает жестокий бандитизм.

Недавние события в районе усугубили положение – люди, живущие в буше, более уязвимы для болезней, а теперь они имеют еще меньший доступ к медицинской помощи, чем когда жили у себя в деревушках.

Еще до того, как начались кровавые события, на 90 000 человек в этом регионе приходился один врач. Раньше здесь было некоторое количество местных медицинских постов -  с медсестрой или фармацевтом – но многие из них закрылись из-за недавних событий или предыдущих столкновений в 2003 и 2001 годах. 

В районе, где работает MSF, закрыты все медицинские посты, кроме двух. Там, где можно получить медицинскую помощь, за нее надо платить. Мало кто может себе это позволить.

Теперь, когда MSF оказывает медицинскую помощь, пациенты совершают невероятно долгий путь, иногда проходя пешком по 70 километров, чтобы попасть в клиники MSF. У них нет иного выхода.

«Когда люди бежали, они потеряли все – дома, те немногие вещи, что у них были, семена. Деревенские школы закрыты, медицинские посты закрыты, сами деревни пустую. Там, где они живут, прячась в буше, они очень уязвимы для болезней и для новых нападений. Самое страшное – это видеть, как напуганы люди, они все еще бегут при звуке машины. Мы лечим людей – столько, сколько можем – сотни выходят из буша и приходят к нам в мобильные клиники – но что им действительно нужно, так это иметь возможность вернуться домой» - Джэнет Рэймонд, медсестра/акушерка, Горе, Чад

Но пока они слишком напуганы. Поэтому они остаются в лагерях беженцев в южном Чаде или мирятся с ужасными условиями жизни в буше, на севере Центральноафриканской республики в ожидании конца насилия.

«Зачем мне возвращаться? Я хочу домой, но это не стоит того, чтобы умереть» - беженец в Горе, Чад

Деятельность MSF в Центральноафриканской республике
·  MSF ведет работу в многочисленных мобильных клиниках в районах Маркунда, Пауа и Батангаф/Кабо. В этих клиниках еженедельно првходятся сотни консультаций.
·  MSF оказывает стационарную помощь в больницах в Пауа и Богуила, а также в клинике в Маркунда, еженедельно принимая десятки пациентов. В Горе, на юге Чада, MSF оказывает помощь 15 000 беженцев из северной части Центральноафриканской республики, здесь работают две медицинские клиники. Организация также занимается водоснабжением и обеспечением работы санитарной системы.

MSF работает в Центральноафриканской республике с 1997 года