Медицинская помощь в западном Мосуле: «У этой истории нет героев, только жертвы»

Медицинская помощь в западном Мосуле: «У этой истории нет героев, только жертвы»

Когда Ахмед* оказался в полевом госпитале «Врачей без границ»/Médecins Sans Frontières (MSF), расположенном к югу от иракского города Мосул, персонал не мог сдержать слез. Долгие годы Ахмед, квалифицированный медбрат, был их коллегой, вместе с ними оказывал помощь больным и раненым в западном Мосуле. Теперь он — их пациент и сам срочно нуждается в медицинской помощи.

Два дня назад Ахмед с семьей, пытаясь покинуть свой дом в западной части Мосула, попали под перекрестный огонь. В Ахмеда попали несколько раз, его жена и родители получили тяжелые ранения, младший сын умер у него на руках.

«Мы бежали, когда я обернулся и заметил, что мой сын хватает ртом воздух, — рассказывает Ахмед. – Я увидел, что у него множественные ранения спины и груди. Я медбрат, я знал, что сын умирает. Я ничего не мог сделать, чтобы его спасти».

Двое старших сыновей Ахмеда также поступили в госпиталь — физически они не пострадали, но, очевидно, тоже травмированы. Оба молча смотрят в пространство перд собой.

Хирурги — пленники больниц

По словам иракских сотрудников MSF, до июня 2014 года уровень медицинской помощи в больницах Мосула был чрезвычайно высок. Медсестры, врачи и хирурги имели высокую квалификацию; надлежащие препараты и качественное медицинское оборудование были доступны для всех. После захвата «Исламским государством»** доступ к медицинской помощи сохранялся, но качество ее начало снижаться.

Доктор Яссер*, хирург из Мосула, начал работать в MSF два месяца назад. Он рассказывает, что многие медики, невзирая на риск, приняли решение остаться в городе, чтобы оказывать помощь населению. «Все медицинские материалы и препараты были изъяты из государственных больниц и переданы в те несколько больниц, которые находились под контролем ИГ. Все меньше клиник могли продолжать работу из-за проблем с медикаментами. Если кто-то заболевал серьезно, необходимо было просить разрешения на выезд из Мосула для лечения. Такое разрешение можно было получить, однако в качестве заложника, который «гарантирует» возвращение, брали кого-то из родных».

После того, как в октябре прошлого года началась битва за Мосул, рассказывают, что многие медики в районах в западной части города, которые контролировало ИГ, были вынуждены жить больницах пленниками, чтобы они в любой момент могли оказать помощь раненым боевикам.

«Особенно это коснулось хирургов, они были фактически в заточении, не могли покинуть больницу, — рассказывает врач MSF доктор Вассим*. — На гражданских раненых особо не обращали внимания, на первое место, выше обычных людей, были поставлены боевики».

«Положение больных и раненых в западном Мосуле катастрофическое»

По имеющейся информации, среди примерно 200 000 гражданских лиц, оказавшихся в ловушке в западном Мосуле, много медиков. Однако на фоне усиления боев многие больницы оказались повреждены или разрушены обстрелами и авианалетами.

«В западном Мосуле еще осталось несколько больниц, - говорит раненый Ахмед. — В одной из них я работал последние две недели. Я был в один в отделении. На каждое отделение в больнице приходился лишь один сотрудник. Прежде сотрудников в отделении было восемь-десять».

Во время боевых действий, когда медицинские учреждения стали попадать под удар или оказались на передовой, некоторые медики ушли в подполье, иногда продолжая лечить пациентов по домам.

«Мы знали, что война на пороге, и мы подготовились заранее — все мы, — рассказывает доктор Вассим. — Я какое-то время запасал медикаменты и медицинские материалы. В районе было много врачей, каждый отвечал за свою улицу, квартал или зону. У нас не было сложного оборудования. Были обезболивающие и антибиотики, а вот оборудования для жизнеобеспечения, например, плевральных дренажных трубок, не хватало. Приходилось импровизировать. Однажды после авиаудара на ногу пациенту, оказавшемуся под завалами, упал бетонный столб. Вытащить его было невозможно, поэтому хирургу общего профиля пришлось проводить ампутацию на месте, используя для обезболивания лишь морфий. Но он спас этому человеку жизнь».

«Положение больных и раненых в западном Мосуле катастрофическое, — рассказывает Ахмед. — Большинство из тех, кому была необходима интенсивная терапия, умерли. И многие другие умерли, потому что потому что не смогли вовремя оказаться в больнице».

«Я врач, и это мой долг»

Во время битвы за Мосул многие медики стали жертвами военного конфликта. Их родные, друзья, коллеги получали увечья и погибали у них на глазах. Психолог MSF Кончетта Фео организовывала индивидуальные и групповые сеансы психологической поддержки для иракских сотрудников MSF, а также тренинги для них по оказанию первой психологической помощи.

«У всех наших иракских коллег, и медиков, и не медиков, есть необходимость в психологической поддержке, — говорит Кончетта. — По их словам, это им нужнее всего. Им всем пришлось пройти через травматичные события. Особенно медикам, которые оказались ввергнуты непосредственно во все ужасы военного конфликта. Долгие месяцы и даже годы они рисковали жизнями, спасая других. Водители скорой помощи и фельдшеры, как правило, первыми оказываются на месте после авиаудара, чтобы подобрать пострадавших, или откапать их из-под руин, в страхе, что среди жертв окажутся их соседи, друзья или родные».

Люди, которые работают в отделениях неотложной помощи в Мосуле и окрестностях, непосредственно переживают ужасы военного конфликта, который зачастую слишком близко подобрался к их дому. Семьи многих сотрудников MSF до сих пор остаются в районах западного Мосула, которые находятся под контролем ИГ, поэтому у людей нет сведений о близких многие недели и даже месяцы.  

«Когда поступают раненые, первым делом мы спрашиваем: «Откуда вы?», — рассказывает доктор Вассим. — Потому, что весь западный Мосул – это наши районы, там живут наши семьи. Меня все время преследовал кошмар, что однажды ко мне в отделение привезут моих родных. Иногда мы теряем профессионализм, эмоции бьют через край. Мы же не из камня».

Стойкость медиков Мосула, невзирая на крайнюю сложность и трагизм повседневной жизни в городе и его окрестностях, вызывает благоговение.

«Ожидание новостей и предчувствие плохих новостей подавляет эмоционально и психологически. Однако многим нашим коллегам работа в больницах MSF приносит облегчение: она означает конкретные действия, которые могут принести помощь тем, кто до сих пор по ту сторону, в ловушке», - говорит Кончетта.

На вопрос, видит ли он героизм в своей работе в Мосуле, доктор Вассим отвечает: «У этой истории нет героев, только жертвы. У нас просто не было выбора. Иногда я боялся за свою жизнь, когда нужно было идти подбирать раненых. Но потом я останавливался ненадолго и думал: «Если я не пойду, этот человек умрет – и это будет моя вина, потому что я не помог. Я врач, и это мой долг».

______________________

«Врачи без границ»/Médecins Sans Frontières(MSF) продолжают оказывать экстренную и хирургическую помощь мужчинам, женщинам и детям, получившим ранения во время битвы за Мосул, которая продолжается. В то же время мы расширяем деятельность, чтобы покрыть компенсировать пробелы в медицинской помощи, которые возникли в результате разрушения местной системы здравоохранения. В настоящее время MSF работает в шести медицинских учреждениях в Мосуле и окрестностях. Наряду с базовой медицинской помощью и психологической поддержкой в недавно возникших лагерях беженцев, где размещаются люди, которые покидают Мосул, помощь оказывается детям с недостаточностью питания,

* Имена изменены

** сокращенно ИГ, в Российской Федерации признано террористической организацией