Мексика: эхо землетрясения

Мексика: эхо землетрясения

Опубликовано

12.12.2017

Страна / регион

19 сентября 2017 года в центральной Мексике произошло землетрясение магнитудой 7,2 балла. От него пострадали десятки населенных пунктов в штатах Пуэбла, Морелос и Мехико, а также множество районов в столице – Мехико-сити.

Организация «Врачи без границ»/Medecins Sans Frontieres (MSF) отправила в пострадавшие регионы девять команд специалистов разного профиля, чтобы оказать жителям удаленных от центра населенных пунктов медицинскую помощь и психологическую поддержку. В штате Пуэбла сотрудники MSF работали в двух точках: на юге - в Теуицинго, откуда выезжали в близлежащие поселения, и на севере - в Атлиско, откуда направляли помощь в административный центр Пуэбло и его окрестности.

Когда оказание чрезвычайной помощи завершилось, MSF попросила местных жителей рассказать о своих эмоциях и переживаниях, связанных с землетрясением, и нарисовать их. Вот, что рассказали те, кто пережил землетрясения спустя два месяца после того, как пострадали от стихии. 

Грасиано Виллануэва Перес

«Я из города Атцала, штат Пуэбла. В тот день зять позвал нас на мессу, но я опоздал, потому что уже почти не выхожу из дома и мне нужно было останавливаться по дороге, чтобы отдохнуть. После землетрясения, прибежал мой сын Мартин, очень напуганный, и рассказал, что церковь обрушилась. Я пошел туда и увидел, что мои дочь и жена оказались под завалами. Их уже нельзя было спасти.

Из других городов приехала техника, которая пыталась разгрести завалы и вытащить людей, но сделать это не удавалось. Потребовалось время, чтобы достать из-под руин тела моей жены, дочери, ее крестной, двух внуков и зятя. Шесть тел отнесли во внутренний дворик и продолжили разбирать завалы. Когда закончили, во дворе лежали 11 тел тех, кого не удалось спасти. Благодаря пожертвованиям и другой помощи мне удалось собрать деньги, чтобы купить гробы». 

«Мы соорудили возле церкви небольшой алтарь в память о погибших, принесили туда дары. Я простоял там всю ночь. До сих чувствуются подземные толчки. Мне грустно, но что я могу поделать? Что мне остается? Множество людей пришли поддержать меня от всего сердца: принесли еды, чтобы я мог перекусить, не оставляли меня одного. В детском саду почтили память моих внуков.   

У меня есть поле сахарного тростника, и я гуляю там, чтобы отвлечься. Я хожу в Матаморос перекусить в парке, а еще мы с моим сыном Мартином ездим на грузовике собирать урожай тыкв. Мартин, его жена и оставшиеся в живых внуки навещают меня. Ко мне регулярно приходили врачи, в том числе и психолог, с которым я общался. Надеюсь, они скоро вернутся, они нам помогли. Спасибо всем, кто не бросил нас, кто протянул нам руку помощи. И пока Господь не заберет меня, я останусь здесь».  

Вероника Акино Альварадо

«Сначала я испугалась за своих детей. Я побежала за ними и моими родителями, мы все укрылись в безопасном месте - где не было электрических проводов. Муж был на работе. Когда он вернулся, мы обнялись. Это было очень сильное, землетрясение, раньше такого не было. 

Мы пошли в церковь, потому что услышали, что когда она рухнула, внутри были люди. Я просто не могла поверить, что церковь могла обрушиться. Там мы увидели, как люди передают по цепочке раненых и мертвые тела. Была опасность, что камни снова начнут падать. Позже президент НСВРС (Национальной системы всестороннего развития семьи – прим.ред.) позвонил и сказал, чтобы мы [женщины поселения] взяли на себя приготовление пищи для тех, кто приехал помочь. Помощь пришла на третий день. Спасибо всем, кто был готов помочь нам. Мы пошли на общую кухню и начали готовить. Мы готовили целыми днями. Мы разносили еду по домам. С тех самых пор мы готовим здесь для всех, кто приехал поддержать нас».

«Мне хотелось плакать, но не было слез. Я не понимала, что происходит. Каждый раз, когда мы чувствовали какие-то толчки, казалось, что снова начинается землетрясение. Как по мне, то, что произошло в церкви, – несправедливо. Все, собравшиеся на крещение, погибли. В живых остались три человека, которые до сих пор приходят в себя. Погибшие не были моими родтсвенниками, но мы жили рядом и были знакомы.

Сейчас я немножко успокоилась, но все время боюсь, что в любой момент снова может произойти землетрясение. Я благодарю Господа за то, что мой дом и вся моя семья в порядке. Мне ничего не стоит приходить сюда каждый день и готовить для тех, кто приехал помочь.  Я очень рада, что два моих ребенка присоединились к созданию мурала. Это хороший способ отвлечься, и так они могут выразить свои чувства. Это помогает им не думать о том, что произошло. Мы благодарны, что так много людей приехали, чтобы поддержать и выслушать нас».

Густаво Альварадо Акино

Густаво шесть лет, он сын Вероники Акино. Вместе с другими детьми из школы Атцалы он участвует в создании мурала, нарисовать который предложили сотрудники MSF. Школьный зал по-прежнему работает как центр сбора помощи пострадавшим, и именно здесь решили сделать мурал.

«Церковь развалилась из-за землетрясения. Мне не нравятся землетрясения. Я боюсь, что та большая штука на площади упадет. Мне становится лучше, когда я рисую. Я могу нарисовать себя, как я играю в бейсбол».

Габриэла Чавес Лусеро

«Я из Теоунцинго, штат Пуэбло. Мне 16 лет. Я была в школе и видела, как шатаются здания. Мы все побежали в безопасное место, и наблюдали, как крыша церкви обрушилась внутрь. Там было большое облако пыли. В первое время я чувствовала себя очень неспокойно, в основном, из-за повторных толчков – можно было подумать, что снова начинает трясти. Но со временем ты начинаешь забывать, несмотря на то, все еще не закончилось.

Я помогала в центре сбора помощи. Когда приехали сотрудники MSF, они попросили обойти дома, которые собирались снести, и раздать наборы с полиэтиленовой пленкой и другими вещами. Они пригласили нас поучавствовать в создании мурала вместе с людьми, которым оказывали медицинскую и психологическую помощь. Лина предложила, чтобы мы через рисунки показали, что чувствуем.

«Я нарисовала логотип MSF, сердце и церковь с упавшим куполом. Этим я хотела показать, что  MSF  принесла в Теоунцинго надежду, которую и символизирует церковь. На мурале много сердец – их можно увидеть на рисунках всех участников. Каждый раз, когда я вижу мурал, он напоминает мне, что люди пришли нам на помощь, что мы были не одни. Сейчас я вижу, что мои друзья приходят в себя, но те, кто потерял свои дома, все еще подавлены». 

Деметрио Асеведо Баррера 

«Все это было ужасно, мне до сих плохо. В тот день я собирался за травой для овец. Землетрясение началось в тот момент, когда я открывал дверь дома. Было слышно, как что-то падает, и моя племянница закричала: «Беги в церковь, там людей завалило!». Я схватил свой велосипед. Когда я добрался до церкви, то прошел к ее задней части. Я слышал, как причат дети, но мы не могли их вытащить. Мне удалось достать двадцатилетнюю девушку. Сейчас она впорядке, но я не смог спасти её семью. Кто знает, что с ними случилось?

 «Кто-то из церкви сказал нам, что служба Гражданской защиты требует, чтобы мы прекратили пытаться достать людей из-под завалов. Я все еще слышал голоса детей, зовущих на помощь. Я сказал, что нужно продолжать попытки, но нам не позволили этого сделать. Это было мучение – не иметь возможности вытащить людей, которые оставались внутри.

Проходит время, иногда я думаю, что по крайней мере кого-то мне удалось спасти, и тогда на душе становится немного лучше. Но я все равно размышляю о том, за что землетрясение унесло эти жизни. Я уже никогда не буду прежним, но потихоньку начинаю возвращаться к обычной жизни. Я не могу нормально сосредоточиться, но заставляю себя ухаживать за тыквами, кормить животных, жить дальше и, с божьей помощью, оставаться впорядке. Недавно я снова стал нормально спать. Мне пошли на пользу разговоры с моими родственниками, а также с врачами и психологами MSF, которые приходили ко мне домой. Я стесняюсь говорить о пережитом, но, с другой стороны, выговориться – это хорошо. Ведь ты не один такой».  

Магдалена Риос Рохас

«Когда началось землетрясение, я была дома со своим малышом. Сначала я убедилась, что с моей семьей все в порядке, потом мы побежали на помощь людям, которые были в обрушившейся церкви. Мы не знали, кто там внутри, но хотели помочь тем, кто в этом нуждался, и найти выживших. К сожалению, этого сделать не получилось. Лишь некоторым из нас удалось достать людей оттуда живыми.  

Я нарисовала сердце, счастливое лицо с большими глазами и птиц. Еще я написала несколько слов: Надежда, Единство и Благодарность, потому что мы очень благодарны. Мы прошли через серьезное испытание, и пережить такое в одиночку тяжело. Врачи очень нам помогли. Нам и действительно была необходима помощь психологов и врачей. Больше всего я благодарна людям, занимавшимся сбором помощи, которую нам присылали. Я не знаю, как им удалось это организовать, но спасибо каждому из вас, ведь Атцала, наконец, приходит в себя.

У меня было несколько консультаций с психологом, это мне сильно помогло. Дело в том, что я госслужащая, и мне нужно было оказывать людям всевозможную поддержку и заниматься их проблемами. Эти встречи дали мне силы продолжать. Но шестеро из тех, кто был внутри [церкви], были моими родственниками, а такое трудно пережить, трудно забыть.

Мы благодарны вам, потому что я вижу, что приезд MSF был жизненного важен для всего города. Нам трудно было помочь каждому. После землетрясения нужно очень много всего: еда, восстановление инфраструктуры, но, в первую очередь, нужно поддерживать дух людей. Дети боялись ходить в школу, но теперь они вернулись к занятиям. Психологи много разговаривали с каждым из нас. Теперь мне спокойней. Я думаю, что большинство из нас не могли спать. Сложное было время. Нам снились кошмары, снилось, как люди звали на помощь, как снова рушилась церковь. 

 Благодаря полученной помощи, мы приходим в себя. Это очень тяжело, но нам дают силы единение и поддержка врачей. Поэтому на своем рисунке я написала слово «Надежда» –  это надежда для семей, потерявших все, надежда на то, что люди будут поддерживать друг друга – каждый по отдельности и как община. Ведь люди приезжали из разных мест, чтобы помочь нам, и без их помощи нам было бы гораздо сложнее двигаться вперед».

Мередит Рейес Риос

Мередит 8 лет, она дочь Магдалены Риос. Как и другие дети, она получала психологическую и психосоциальную помощь от сотрудников MSF. Мередит также принимала участие в создании мурала в зале школы Атцала.

«Я нарисовала сердце, цветок и звезду, потому что они меня радуют. Я благодарна сотрудникам MSF, которые были с нами, помогали, когда нам это было так нужно. Сейчас мы уже изменились по сравнению с тем, какими мы были, когда они только приехали. Мне немножно страшно что землетрясение случится опять. Н когда я разговариваю с Брендой, психологом, я успокаиваюсь».