От Мисраты до Триполи: свидетельство из первых рук доктора Танкреда Штебе

От Мисраты до Триполи: свидетельство из первых рук доктора Танкреда Штебе

Военное противостояние в Ливии продолжается, территория страны разделена на многочисленные зоны влияния. С середины 2014 гуманитарная ситуация здесь ухудшается из-за гражданской войны и политической нестабильности. В тяжелом положении оказались миллионы людей в Ливии, в том числе беженцы, лица, ищущие убежища, и мигранты. Доктор Танкред Штебе в январе месяц посвятил оценке медицинской ситуации в стране, так что проехал от Мисраты в Триполи. Он рассказывает о том, что увидел.

Мисрата

Мисрата имеет богатую историю. Благодаря стратегически выгодному местоположению на берегу Средиземного моря, этот город знаменит как своей гордостью и независимостью, так и своими торговцами, контрабандистами и пиратами. Пережив тяжелые бои в феврале-мае 2011 года, Мисрата представляет собой пусть пыльный и утонувший в песке, но все же оживленный город среди пустыни. Больницы этого мощного экономического и военного центра хорошо оснащены, а система здравоохранения функционирует лучше, чем на востоке страны. По сравнению с Бенгази и Триполи, в Мисрате сейчас относительно безопасно, поэтому мы решили базироваться именно здесь.

Каждый день на городских перекрестках мы встречали выходцев из стран Африки к югу от Сахары, вооруженных сельскохозяйственными или строительными инструментами, щетками или дрелями, которые стояли здесь в поисках поденной работы. Арестовывают немногих, но некоторых ловят во время полицейских проверок и помещают лагеря с тем, чтобы потом депортировать на родину. В Мисрате около 10 000 мигрантов — в основном из Нигера, Чада и Судана. Если заболевают, они обычно идут в аптеку и покупают зачастую дорогостоящие лекарства по рекомендации, потому что боятся ареста и депортации. В случае более серьезных проблем со здоровьем, они предпочитают обращаться в частные медицинские учреждения, поскольку, хотя это дороже, здесь не обязаны сообщать властям о пациентах-нелегалах. Однако для хронических больных выход один — вернуться домой. Когда я спросил их, не думают ли они попробовать добраться до Европы на лодке, они с улыбкой качали головами: «Это слишком опасно. Мы не хотим погибнуть в море».

Из Мисраты в Триполи

Условия жизни и санитарная ситуация в центре содержания под стражей в небольшом городке на полпути между Мисратой и Ливийской столицей поистине ужасающие. Хотя он рассчитан на 400 беженцев, здесь находятся 43 человека, 39 из них женщины из Египта, Гвинеи, Нигера и Нигерии, уже месяц без связи с внешним миром. Большинство здесь выходцы из Нигерии. Они рассказывают мне, что их дома бомбили. Надувные лодки, на которых они плыли, были перехвачены ливийской береговой охраной близ средиземноморского побережья, а их отправили в центр.

Маленькие грязные комнатушки битком набиты матрасами. В зале, куда мы вошли, нас встретил невыносимый смрад. Мы шли через лужи мочи. Душа здесь нет, туалет затоплен, женщины вынуждены справлять нужду в ведра. Чтобы помыться, они вынуждены тратить часть своей питьевой воды. Они пребывают в полном отчаянии и умоляли меня помочь им вернуться обратно Нигерию. Когда я сказал им, что я врач, сначала они мне не поверили, но приняли предложенное лечение. Более половины страдали чесоткой, от которой мы прописали лекарства. Другие пережили психологическую травму, по крайней мере, такой вывод мы сделали из их рассказов о путешествии, их страха, который был вполне осязаем. На мой вопрос, собираются ли вновь попробовать добраться до Европы, они в ужасе ответили: «Никогда больше!»

Сирт

Расположенный вблизи нефтяных месторождений Сирт, как известно, является родиной Муаммара Каддафи. Весной 2015, «Исламское государство»#1, которое контролировало 300 километров побережья страны, выбрало Сирт в качестве своего оплота в Ливии. Лишь в декабре вооруженным отрядам из Мисраты удалось захватить город с помощью ВВС США. Битва длилась семь месяцев.

Получив специальное разрешение, в сопровождении полицейского эскорта мы ухитрились въехать в город. Он полностью превращен в руины; ни одно здание осталось невредимым. Здесь царит гробовая тишина.

Мы посетили Госпиталь Авиценны. Здание относительно неплохо сохранилось во время бомбардировок, однако былао разграблено. Чуть больше года назад больница была современным медицинским учреждением на 350 коек, с несколькими операционными, отделением интенсивной терапии, магнитно-резонансным томографом (МРТ), лабораторией сердечной катетеризации, 20 практически новыми аппаратами для диализа. Теперь она покинута и полностью разрушена, окна разбиты, часть помещений затоплена, плитка осыпалась с потолка#2.

Триполи

Добравшись до Триполи, я был поражен высотой руин. Коллеги по MSF предоставляют в столице Ливиимедицинскую помощь людям в семи центрах содержания под стражей.

Среди тех, кто пытается добраться до Италии, переплыв Средиземное море, большинство – выходцы  из стран Африки к югу от Сахары: Нигерии, которая погрязла в кровопролитии; Эритреи, где свирепствует авторитарный режим; Сомали, истерзанной гражданской войной. Чтобы добраться до ливийского побережья, люди должны пересечь беднейшие Чад и Нигер. По данным Международной организации по миграции, через эти страны в прошлом году прошли более 300 000 человек. Однако нет точных данных, сколько из них умерли здесь от голода или жажды, сколько погибли в дорошге, выпав из грузовика. Большинство оценок сходится на том, что цифра эта сопоставима с числом погибших в результате попытки пересечь Средиземное море. Все, кому удалось выжить, с уверенностью заявляют, что через пустыню, безусловно, пролегает самая сложная часть пути.

Погибшие мигранты также становятся источником проблем. Морги и больницы полны неопознанных трупов, мы видели это своими глазами. Часто тела находятся там по много месяцев. Поскольку у властей не хватает ресурсов для ДНК-тестирования, невозможно установить личность погибших, чтобы отправить тела домой или похоронить.

______________

Доктор Танкред Штебе — бывший президент MSF-Германия, а ныне член Международного правления организации «Врачи без границ». Он рассказывает о том, что увидел своими глазами в январе 2017 года. Обратите внимание, что из-за нестабильной обстановки в Ливии ситуация там  меняется быстро.

Организация запрещена на территории Российской Федерации.

По состоянию на 21 апреля 2017 года ожидается, что Госпиталь Авиценны вновь откроется к концу апреля.