Российская Федерация: новые схемы лечения туберкулеза показывают многообещающие результаты

Российская Федерация: новые схемы лечения туберкулеза показывают многообещающие результаты

Опубликовано

10.11.2017

Страна / регион

Новые противотуберкулезные препараты, разработанные впервые почти за 50 лет, стали последним шансом для многих больных туберкулезом с широкой лекарственной устойчивостью. В 2015 году Мария Борщева говорила с пациентами, начавшими двухлетний курс лечения в рамках программы «Врачей без границ» в Чеченской Республике. Недавно она вновь встретилась с ними.

«Врачи без границ»/ Médecins Sans Frontières (MSF) проводят противотуберкулезную программу совместно с Министерством здравоохранения Чеченской Республики с 2004 года. За прошедшие годы программа охватывала различные аспекты диагностики и лечения туберкулеза, лабораторной службы, санитарного просвещения, а также психосоциальной поддержки пациентов и их семей. 

Ключевым моментом в истории программы стал выход на рынок бедаквилина и деламанида, двух новых противотуберкулезных препаратов, разработанных впервые почти за 50 лет. В 2014 году MSF смогла наладить поставки этих препаратов для программы и начать лечение пациентов с туберкулезом с широкой лекарственной устойчивостью (ШЛУ ТБ) по новым схемам лечения.

С тех пор в рамках нашей программы в Чечне лечение по схемам, включающим бедаквилин или деламанид или их комбинацию, начали 156 пациентов. У большинства из них на момент начала лечения уже не оставалось других вариантов, и они вряд ли бы выжили. На сегодняшний день медики MSF наблюдают многообещающие результаты лечения у большинства из этих пациентов, среди них Тамерлан, Хавани и Мовсар.

Тамерлан, инженер-энергетик: «Это новое лечение гораздо легче переносится».

Фото 2015 года © Lana Abramova

Когда мы впервые встретились с Тамерланом в 2015 году, ему было 43. Изможденное лицо, серьезный и вдумчивый взгляд. Однако он охотно делился своими мыслями и опытом. Было очевидно, что он хорошо образован. «Высшее радиотехническое образование», - сказал он мне. Туберкулез у Тамерлана впервые диагностировали в 1998 году, в тюрьме. Лечение он начал в тюремной больнице. Тюрьма и война – эти две темы проходят через истории многих наших пациентов в Чечне.

«Люди избегают больных туберкулезом, боятся их», — рассказывал он мне. «Но это неправильно».

Затем у Тамерлана случился рецидив заболевания. В 2015 году ему поставили диагноз ШЛУ туберкулез, и он начал лечение в программе MSF по новому режиму, включающему препарат бедаквилин. Он был твердо настроен пройти курс лечения до конца, хотя и осознавал все сложности.

«Важно, чтобы разрабатывались новые эффективные препараты и чтобы курс лечения был короче, а таблеток было меньше», — сказал он.

Фото 2017 года © Lana Abramova

Спустя два года мы встретились в той же больнице, куда он теперь приезжает на контрольные осмотры. Через два месяца Тамерлан завершит курс лечения.

«Получается, я эту болезнь в себе носил на протяжении семнадцати лет», - подытоживает Тамерлан, рассказав сначала о новой работе, которая ему очень нравится: как инженер-энергетик он занимается контролем энергосистем, ездит на объекты по республике и по стране.

«Стоит только впасть в уныние – все, дорога заказана. Надо лечиться, препараты пить. Это новое лечение, которое я последние два года принимал, по сравнению с тем, что раньше было, гораздо легче переносится».

Хавани, мать троих детей: «В жизни нужна цель и терпение; я ради детей это сделала».

Фото 2015 года © Lana Abramova

Для Хавани, молодой мамы, туберкулез не просто болезнь, а семейная трагедия: от этой болезни умерла ее мать. Болели туберкулезом ее сестра и брат, но они уже завершили лечение.

У самой Хавани туберкулез обнаружили в 2003 году, она лечилась, а спустя десять лет после рождения третьего ребенка произошел рецидив. Ей поставили диагноз пре-ШЛУ туберкулез, это форма заболевания устойчива к наиболее эффективным противотуберкулезным препаратам первого ряда, а также одной из двух групп препаратов второго ряда. Хавани стала первой пациенткой в Чечне, начавшей лечение по режиму, включающему деламанид.

Я хотела встретиться с ней, как только она начала лечение, но Хавани была слишком слаба. Спустя пару дней врачи разрешили мне встретиться с ней. В свои 24 года она выглядела как хрупкая девушка-подросток. Хавани сказала, что чувствует себя гораздо лучше с тех пор, как начала лечение по новой схеме. Она верила, что оно ей поможет.

Фото 2017 года © Lana Abramova

Два года спустя Хавани, которая прибавила 18 килограммов, сияет от радости. Она вскоре завершит курс лечения и готовится к важному событию: ее старшей дочке шесть, в этом году она идет в школу.

«На той неделе ходила на собрание в школу к дочке. Даже не верила, что это случится».

Она рассказывает мне, как ей удалось пройти этот нелегкий путь.

«Самое главное, чтобы цель была в жизни. Я сделала это ради детей — цель себе поставила. Без мамы очень плохо жить, у меня мама умерла», — Хавани не может сдержать слезы.

«В жизни нужна цель и терпение нужно, чтобы лечение пройти, очень большое терпение. Это тяжело, конечно, но надо».

Мовсар, бывший сотрудник гуманитарной организации: «Самое главное – надо верить, что ты вылечишься»

Фото 2015 года © Lana Abramova

Мовсар из села Новые Атаги Шалинского района Чечни был одним из первых пациентов MSF, начавших лечиться по режиму, включающему бедаквилин. В 2010 году у него диагностировали туберкулез, в 2011 году – туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью, а в июле 2014-го – ШЛУ туберкулез.

В августе 2014 года он начал лечение по новой схеме. Помимо туберкулеза Мовсар страдал диабетом, поэтому MSF обеспечивала его тест-полосками для контроля уровня глюкозы и лекарственными препаратами.

Когда мы встретились в больнице в 2015 году, он показался мне очень спокойным и терпеливым человеком. На лице мягкая улыбка, но взгляд грустный.

«Мне сказали, что если я буду придерживаться режима лечения, я выздоровею, — рассказывал он. — Поэтому я старался все соблюдать, строго придерживался режима лечения. Я принимал лекарства, мне ставили капельницы. Эти таблетки нагрузку дают очень сильную. У меня сахарный диабет и с сердцем проблемы, целый букет собрался. Бедаквилин я вначале очень трудно переносил, а потом месяц-два перетерпел – нормально».

Мовсар рассказывал, что ему очень помогли консультанты MSF: «Бывают всякие вопросы — подходишь, спрашиваешь, объясняют все».

С «Врачами без границ» Мовсар был знаком еще со времен войны в Чечне. В начале 2000-х он работал в другой гуманитарной организации, помогавшей чеченским беженцам в Ингушетии. «Тогда трудно людям было, тяжелое время было, невеселое», — рассказывал он. Очень много организаций было, помогали, но все равно трудно – война ведь».

Фото 2017 года © Lana Abramova

Мовсар успешно завершил лечение в августе 2016 года. Сейчас ему 51 год, он вместе со своей большой семьей живет в родном селе.

«Дома лучше, конечно, чем в больнице. Дома хорошо», - улыбается он. И хотя сейчас курс лечения ШЛУ туберкулеза длится слишком долго, он уверен, что решение будет найдено.

«Те, с кем я в больнице лежал, мы перезваниваемся, все нормально у них. Самое главное – надо верить, что ты вылечишься. Многое от убеждения зависит. Придумают что-нибудь, чтобы найти средство от этой болезни». _______________________________________________________________________________

Туберкулез ежегодно уносит около 1,6 миллиона человеческих жизней и недавно был признан самым смертоносным инфекционным заболеванием в мире. Особенно опасны и трудноизлечимы его лекарственно-устойчивые формы. Туберкулез с множественной и широкой лекарственной устойчивостью лечится значительно дольше, чем обычный туберкулез, для лечения этих форм требуются препараты второго ряда, более дорогостоящие и обладающие большим количеством побочных эффектов, чем препараты первого ряда для лечения лекарственно-чувствительного туберкулеза. Долгие годы для разработки новых эффективных противотуберкулезных препаратов не делалось практически ничего, и это вызывало огромную озабоченность врачей.  

Бедаквилин и деламанид - два новых препарата, появившиеся пять лет назад, могут дать шанс на излечение пациентам с наиболее устойчивыми формами туберкулеза. И тем не менее к концу 2016 года во всем мире менее 5% таких людей получили их. В ноябре в Москве пройдет Первая глобальная министерская конференция ВОЗ по туберкулезу, на которой MSF будет призывать страны сделать решительный шаг и расширить доступ к диагностике и лечению туберкулеза, включая доступ к новым противотуберкулезным препаратам.