Сирия: жителей, которые возвращаются в Ракку, ждут фугасы и мины-ловушки

Сирия: жителей, которые возвращаются в Ракку, ждут фугасы и мины-ловушки

Опубликовано

30.11.2017

Страна / регион

«Бои прекратились, но раненые продолжают к нам поступать», — Крейг Кинзи, MSF.

Амстердам / Сирия, 29 ноября 2017 года – Прошло шесть недель с тех пор, как в городе Ракка и окрестных населенных пунктах утихли бои. Местные жители начинают возвращаться, но на месте домов их ждут руины, а на улицах и в полях – страшное наследие войны: неразорвавшиеся  мины-ловушки, фугасы, боеприпасы, снаряды и самодельные взрывные устройства.

Всего за 10 дней с 19 по 28 ноября в клинику международной медицинской организации «Врачи без границ»/ Médecins Sans Frontières (MSF) в восточном пригороде Ракки Аль-Мешлабе поступили 49 пациентов с взрывными ранениями.

«Когда мы приехали в Аль-Мешлаб впервые, там было довольно пустынно. Однако во время нашего последнего визита мы заметили, что люди начинают возвращаться, чтобы проверить, как там их дома, — говорит Крейг Кензи, который руководит в Ракке группой MSF по работе в чрезвычайных ситуациях. — Чьи-то дома лежат в руинах, кто-то находит в своих домах, в садах и на улицах трупы и взрывные устройства. Все боятся напороться на мину-ловушку, заходя в здания, или наступить на улице на предмет, который взорвется».

Пациентам с тяжелыми ранениями очень сложно получить надлежащую медицинскую помощь в плане стабилизации состояния и дальнейшего лечения. Поскольку многие дороги разрушены, до ближайшего медицинского учреждения, где есть хирургия, скорая помощь может ехать несколько часов. Поэтому для тяжелых пациентов очень высок риск умереть до приезда скорой помощи или по пути в больницу.

С тех пор, как в середине октября в Ракке утихли бои, MSF оказала помощь 85 пациентам со взрывными ранениями в больнице Тель-Абьяд – ближайшем медицинском учреждении, где есть хирургическое отделение. В другой относительно недалеко расположенной больнице, в Кобани, MSF оказала медицинскую помощь 23 таким пациентам. 

«Люди, которых мы встретили в Аль-Мешлабе, рассказывают, что бежали из этих мест несколько месяцев назад, когда усилились бои и участились авиаудары, — говорит Кензи. — У некоторых просто не было другого выхода, так как их дома использовали как огневые точки».

«Я вернулся два дня назад и обнаружил, что мой дом сильно разрушен, — рассказывает 45-летняя местная жительница. — Я попыталась хотя бы убрать завалы, прежде чем привезти назад остальных членов семьи. Наш дом придется строить заново. Но лучше жить в своем, пусть и разрушенном, доме, чем в палатке. Даже когда температура падает ниже нуля, а у тебя нет крыши над головой».

«Наш дом пострадал от авиаударов дважды, — говорит местный житель 28 лет. — Месяцы уйдут на то, чтобы его восстановить. У нас дети, мы не можем заставить их жить в таких условиях».

«Я слышал, что по моему дому пришелся удар, но не знал, что он полностью уничтожен, — говорит 33-летний местный житель. — Вчера я вернулся и обнаружил, что от дома осталась лишь груда камней. У меня нет возможности отстроить его заново, поэтому буду и дальше жить в палатке. Пока не появится возможность построить мой дом снова».

«Многие здания в Аль-Мешлабе несут на себе следы войны, — рассказывает Кензи. — В стенах следы от пуль и отверстия от взрывов, окна выбиты. На улицах горы мусора и скарба. Многие дома были разграблены, поперек дорог стоят сгоревшие автомобили».

«По этим признакам видно, сколь интенсивные бои здесь шли. В развалинах полно разнообразных взрывных устройств. Бои прекратились, но к нам продолжают поступать раненые. Очень тяжело видеть людей, которые пережили войну, рисковали жизнью, вынуждены были покинуть свои дома, прошли через огромные потери за время этого конфликта и теперь над ними вновь нависла серьезная угроза ранений и гибели», — говорит Кензи. MSF оказывает хирургическую помощь пациентам с тяжелыми и смертельно опасными ранениями.

Вернуться и искать пути для восстановления привычной жизни – естественное желание людей, которых война заставила покинуть свои дома. Они стоят перед тяжелейшим выбором: оставаться во временном пристанище, лагерях беженцев или жилищах, где вместе живут по несколько семей, или воспользоваться возможностью вернуться в свои дома в Ракке. В каком бы состоянии они не были, осознавая риски, которые несет жизнь на территории, где еще недавно было поле боя. Повышение осведомленности людей об опасности минирования помогает делать этот сложный выбор осознанно.

По словам Кензи, несмотря на масштабы разрушений, возвращающиеся жители делают все возможное, чтобы эта часть города стала вновь пригодной для жизни: «Мы изо дня в день видим, как люди возвращаются сюда и  включаются в огромную работу по уборке окружающей территории, соседи и помог друг другу разбирать завалы перед входом в дома и разгребать земляные насыпи, которые остались от уличных боев».

Аль-Мешлам – лишь один из многих районов по всей мухафазе Ракка, где людям необходимы безопасные условия и помощь в восстановлении, чтобы люди могли возвращаться домой без риска для жизни. Пусть активные боевые действия в этой части Сирии закончились, но медицинские и гуманитарные последствия этих событий будут ощущаться долгие годы.