Таджикистан: новые лекарства несут надежду

Таджикистан: новые лекарства несут надежду

Опубликовано

26.07.2017

Страна / регион

Противотуберкулезная программа организации «Врачи без границ»/ Médecins Sans Frontières (MSF) в Таджикистане ориентирована на лечение заболевших туберкулезом детей и членов их семей. Ее руководитель по медицинской части, врач Ана Кавалейро из Бразилии, рассказывает об особенностях этой работы и сложностях, с которыми приходится в ней сталкиваться.  

«У детей, больных туберкулезом, выявить микобактерию в мокроте можно далеко не всегда. Поэтому приходится ставить клинический диагноз. А это сложнее. Очень часто у нас нет доказательств того, что у ребенка действительно туберкулез. Это похоже на головоломку, у вас есть клинические признаки, источник инфекции, рентген грудной клетки, кожный тест. И потом на основе всей этой информации мы ставим диагноз. После постановки диагноза мы должны проверить пациента на другие заболевания. Мы должны выяснить, есть ли у ребенка какие-либо другие проблемы, которые могут усложнить лечение. Например, мы проводим тест на ВИЧ, тесты на гепатит, мы проверяем печень, смотрим, нет ли у ребенка анемии, и, собрав эту информацию, назначаем оптимальное лечение. Когда у нас все это есть, мы представляем результаты в государственную службу здравоохранения, местным врачам и обсуждаем лечение, которое, по нашему мнению, следует начать, и когда мы согласуем это с ними, мы говорим с пациентом.

Часто бывает сложно рассказать об этом родителям пациента. Например, я только что говорила с одним из наших врачей о трехлетней девочке, у которой явно туберкулез. Анализ мокроты у нее отрицательный, но у нее есть все симптомы, рентген показывает  классические признаки туберкулеза. А ей всего три года. Мать проходит лечение, но сама она не слишком верит в это лечение, плохо его соблюдает. Мы много раз говорили с семьей, с другими родственниками, но мы не могли заставить их признать, что ребенок действительно болен. И к сожалению, ребенок не получает лечения.

Когда результаты положительные, все несколько по-другому. Тогда у вас больше шансов помочь людям признать необходимость начать лечение. Но легко это не бывает никогда. Многие, очень многие не принимают лечение. Кто захочет сделать такое с ребенком? Это сложно. Много раз мы разговаривали с родителями, много раз у нас была эта проблема, и они это принимали. У нас на лечении есть одна пациентка. У нее был подтвержден диагноз туберкулез брюшной полости. Но мать не соглашалась на лечение, потому что ее муж был в России, а решения в семье принимает он, и ей было сложно связаться с мужем. Они могли общаться только, когда он звонил, а она ему позвонить не могла. И вот мы больше месяца уговаривали ее, что ребенок нуждается в лечении, наши психологи говорили с ней много раз, и вот,  наконец, я думаю, месяца через два, они согласились, и теперь дела у девочки идут на поправку.

Вам нужно продумать все аспекты. Это тяжело, это надолго, и иногда пациенты начинают лечение, а улучшения начинают чувствовать только после шести или восьми месяцев лечения.

Надеемся, что мы можем заверить их, что они получают наилучшее лечение. Некоторые пациенты годами лечатся от туберкулеза, и все безрезультатно. Затем мы даем им лучшее лекарство, и всего через месяц результаты анализов наконец отрицательные. Это дает им надежду. Наконец они получают наилучшее лечение. И это уже не побочные эффекты без каких-либо улучшений, совсем другое дело.

У нас на лечении есть семья из четырех человек. У них был диагностирован туберкулез, я думаю, два-три года назад. Уже три человека из этой семьи, жившие в том же доме, умерли от туберкулеза, хотя они годами получали лечение, но оно не работало. В то время они не могли получить доступ к новым противотуберкулезным препаратам. У них был туберкулез с широкой лекарственной устойчивостью. Я помню эту семью, последнего из умерших, когда он еще был жив и мы пытались уговорить семью начать лечение по новой схеме [после того, как был одобрен ввоз в Таджикистан препаратов бедаквилин и деламанид], но они так и не согласились. После его смерти мы снова поговорили с семьей, и на этот раз они согласились.

Знаете, у нас было так много разговоров с ними, чтобы они начали нам доверять, чтобы согласились начать это новое лечение. Мы объясняли им, что теперь это другие, другие лекарства. Им было трудно поверить, и когда они начали лечение, у них все еще были сомнения. В первый раз, когда мы вернулись к ним, они уже чувствовали себя лучше, мы давали им лучшие лекарства, инъекций делать было не нужно, и это было хорошо для них. Спустя менее чем месяц пришли результаты их анализов -  отрицательные. И это после положительных результатов в течение двух лет, наконец, отрицательные. Так приятно видеть, как изменилась жизнь для этой семьи. Решения в этой семье принимает мать, с ней было сложнее всего. Но теперь она очень счастлива, она приходит к нам и благодарит за поддержку».

________________________

Организация «Врачи без границ»/ Médecins Sans Frontières (MSF) впервые начала работать в Таджикистане в 1997 году. Начиная с ноября 2011 года MSF ведет совместную работу с Министерством здравоохранения Таджикистана по диагностике и лечению детей и членов их семей, у которых диагностирован лекарственно-чувствительный или лекарственно-устойчивый туберкулез.

Программа в Таджикистане направлена ​​на то, чтобы по возможности лечить пациентов дома, демонстрируя, что комплексная противотуберкулезная помощь детям возможна. В рамках проекта также проходят лечение дети с сочетанными патологиями - туберкулезом и ВИЧ, туберкулезом и тяжелым истощением.

В 2016 году в стране впервые начали применяться новые перспективные лекарственные препараты – бедаквилин и деламанид. На сегодняшний день 26 пациентов проходят лечение по режимам, содержащим бедаквилин, и девять – содержащим деламанид. Эти препараты предназначены для пациентов со сложными случаями лекарственно-устойчивого туберкулеза, для которых ранее вариантов лечения не было. Эти препараты не имеют таких тяжелых побочных эффектов, как старые лекарства, например, потеря слуха, и первые опыты их использования пока демонстрируют многообещающие результаты. Доступ к новым лекарствам с меньшими побочными эффектами и более короткие режимы лечения не только обеспечивают лучшие результаты лечения, но и дают надежду людям, у которых раньше ее не было.