Туберкулез и я: Было очень сложно осознать, что происходит

Туберкулез и я: Было очень сложно осознать, что происходит

Опубликовано

31.10.2016

Страна / регион

Абатгуль помогает пациентам в Узбекистане больше узнать о лекарственно-устойчивом туберкулезе. Она вспоминает, как впервые поняла, что больна.

Я журналист, работаю редактором и ведущей двух программ на телевидении в Нукусе. Одна из них об истории каракалпакского народа, другая, «Магия слова», посвящена забытым словам каракалпакского языка.

Кроме того, я пишу статьи, стихи и короткие рассказы. В 1994 году я вышла замуж, мужа я встретила на работе — он режиссер.

В декабре 2007 года я почувствовала сильную боль в спине, слева. На работе я не могла произносить текст: было такое чувство, что в горле застряла лягушка. Я думала, что грудь болит от обычного бронхита. По мере приближения Нового года работа становилась все интенсивнее. После программы, которую я провела 30 декабря, я почувствовала себя очень плохо,  навалилась усталость, ноги замерзли. «Скоро я окажусь дома, закутаюсь в одеяло и согреюсь», — думала я. Я живу недалеко от работы, но в тот день путь показался очень длинным. Я спрашивала себя, отчего такая слабость. Было сложно осознать, что происходит. Дома я долго кашляла. Я упала. Болезнь взяла верх. Каждый вздох вызывал щемящую боль слева. Каждое мгновение в тот день было мучительным.

2 января 2008 года я пошла на рентген. Когда рентгенолог сказал, что я больна, я поняла, что это значит… Значит — туберкулез. Мне стало жаль свои легкие, и я заплакала. В ту минуту в голове у меня было только одно: «Любая болезнь излечима. Нужно бороться, немедленно начать лечение, защитить свои легкие». Потом у меня диагностировали лекарственно-устойчивый туберкулез. Я не знала, что это означает. Но я привыкла не сдаваться и бороться до конца, так же я поступила и с болезнью.

Меня перевели в Республиканскую туберкулезную больницу №2. Сначала мне было страшно, но вскоре я почувствовала себя лучше, меня хорошо лечили. Большинство из тех, с кем я лежала в больнице, скоро вернулись домой, чтобы продолжить лечение амбулаторно. Но только не я. Мое состояние ухудшалось.

Я провела в больнице четыре с половиной месяца. Лишь потом я смогла продолжить лечение дома. В общей сложности оно длилось 21 месяц.

Обычно мне было сложно принимать таблетки, трудно их глотать. Потом я увидела, как один мужчина принимает свои препараты  — все за один раз. С тех пор я делала так же.

Главной проблемой для меня была рвота после приема лекарств — приходилось выходить на свежий воздух. Моя кожа потемнела. Иногда я не могла есть дома, тогда я отправлялась на базар, покупала корейские салаты и ела их прямо там.

Очень важно не пропускать прием медикаментов и найти способы борьбы с побочными эффектами.