09.09.2021

Афганистан: после ухода международных организаций нарастает потребность в медицинской помощи

После многомесячных сражений на окраинах Герата в Афганистане движение Талибан (организация признана террористической и запрещена в Российской Федерации) 12 августа взяло контроль над городом. В Герате мы ведем работу в центре терапевтического питания, в клинике для вынужденных переселенцев и центре по лечению COVID-19. Афганский медик, сотрудник «Врачей без границ» в Герате, рассказывает о том, как мы продолжали работать после окончания боевых действий и новых трудностях, с которыми организация и другие структуры здравоохранения сталкиваются сегодня.  

С приближением линии фронта к Герату страх в городе усиливался, люди были напуганы. И я не был исключением, не знал, чего можно ожидать в будущем. Когда в городе начались настоящие бои, многие жители были напуганы, они оставались дома, однако ситуация кардинально изменилась всего за три часа, и Талибан взял город под полный контроль.

За время боевых действий в областную больницу Герата поступило много пациентов. Когда люди услышали о жертвах и бомбардировках, они садились на велосипеды и ехали в больницу, чтобы сдать кровь. Доноров было так много, что больница приостановила прием крови до дальнейших уведомлений.  Меня поразило, что в разгар боевых действий люди бежали в больницу, чтобы помочь другим. Их поступки говорят о невероятной силе духа.

В то утро, когда Талибан захватил город, я направился в наш центр терапевтического питания, чтобы помочь коллегам. Когда я добрался до больницы, людей было еще мало. Так как многие не были уверены в том, что в городе безопасно и что мы продолжаем работу. Прежде всего, мы выдали лекарства всем пациентам, а затем связались со всеми сотрудниками, чтобы оповестить их о том, что город открыт и они могут без опасений прийти на работу.  Спустя несколько часов вся команда была в сборе, и мы продолжили оказывать помощь пациентам.

Некоторые коллеги говорили мне, что когда они утром отправились на работу, соседи очень волновались за них и говорили: «Что вы делаете? Вам надо оставаться дома». Коллеги объясняли, что их работа помогать людям, и сейчас люди особенно нуждаются в ней, так как другие медицинские учреждения закрыты. Многие наши сотрудники шли на работу в такой обстановке, и это очень здорово.

До начала вооруженных действий на лечении в центре терапевтического питания находилось 95 детей с недоеданием. Вместимость центра – 42 койки, и, хотя мы увеличили число мест на 18, разместив под навесами временные палаты, число пациентов по-прежнему превышает наши возможности. Во время боев, количество пациентов снизилось до 60, но показатели снова растут, мы приняли около 80 пациентов и наблюдаем ежедневный рост.

Кроем того, мы работаем в клинике рядом с лагерями для временных переселенцев из таких провинций, как Бадгис и Фарах. В первое воскресенье после взятия города многочисленные пациенты пришли в нашу клинику, поскольку многие другие организаций приостановили свою работу либо по соображениям безопасности, либо потому, что были не в состоянии платить зарплату сотрудникам.  Мы изыскали возможность оплачивать работу всей команды, это успокоило людей, прибавило уверенности в завтрашнем дне.

Сначала мы начали работать в команде с двумя врачами, затем их стало трое, сейчас их четверо. Мы осуществляем триаж пациентов, так мы можем определить, кому из пациентов нужна помощь в первую очередь.  В клинику поступает много пациентов. Был день, когда один из наших врачей принял более 150 пациентов.

Нынешняя ситуация непредсказуемая, поэтому люди работают очень напряженно. Люди устали, но мы надеемся, что все образуется. Люди не теряют надежды, что мало, кто понимает, что будет завтра. Некоторые сотрудники, работающие в других организациях, месяцами не получали зарплату, такое случалось и раньше, но тогда у людей была надежда, что в конце концов зарплату они получат. Теперь, когда так много неопределенности, люди говорят мне, что у них нет надежды, и многие ищут другую работу.

Медицинская деятельность в условиях сохраняющейся нестабильности 

В нашем центре был один страдающий от недоедания ребенок из очень бедной семьи. Мы лечили ребенка и обеспечивали едой мать, в то время как отец сидел снаружи. Мы спросили их, как им удалось добраться до больницы - отец сказал нам, что у него даже не было 10 афгани (0,1 доллара США). Они сказали нам, что им пришлось продать своих овец и коров и потратить эти деньги, чтобы добраться до больницы. Другим приходится занимать деньги у своих родственников.

Люди радуются, когда мы можем вылечить их детей. Там был пациент двух с половиной лет, который приехал к нам из Бадгиса, что примерно в 250 км отсюда. Сначала ребенок был госпитализирован в отделение дерматологии областной больницы Герата, так как у него было заболевание кожи. Через шесть дней его отправили в наш центр терапевтического питания, так как он недоедал, но состояние его кожи все еще было очень плохим. Мы видели, что ребенку потребуется пересадка кожи в отделении хирургии, но сначала мы вылечили его недоедание.

Все время, пока ребенок был с нами, его отец стучал в дверь, спрашивал, как дела у ребенка, и спрашивал, почему он болеет уже полтора месяца. Мы поговорили с ним и попросили его позволить нам вылечить его. Мы убедили его довериться нашему лечению, процедурам, окружающей среде и тщательному наблюдению за пациентом.

Он ушел на две недели, чтобы присмотреть за своими оставшимися детьми в Бадгисе, в то время как его жена оставалась в нашей больнице. Вернувшись, он увидел, что его ребенку стало намного лучше, и он поговорил со своей женой, и они были очень счастливы. Еще через 10 дней мы смогли его выписать.

С тех самых пор отец звонит нам как минимум раз в месяц - поздороваться со всеми и сказать нам, как его воодушевила наша помощь. Когда в Герате начались боевые действия, именно он позвонил нам и спросил, все ли у нас в порядке, и он сделал то же самое после захвата города.

Лечение пациентов - это наша ответственность, вот что я об этом думаю. В настоящее время мы являемся единственной международной организацией, работающей в Герате. Раньше мы могли направлять людей к другим медицинским организациям, но теперь кажется, что мы – единственный и последний выход для людей.

По сравнению с предыдущим временем, здесь больше ответственности, больше проблем. На наших плечах лежит большая ответственность.