© Elise Mertens/MSF
31 авг 18

Центральноафриканская Республика: вооруженные группировки возвращаются в Бамбари

Перед дверью заброшенного дома в районе Киджигра в Центральноафриканской Республике  сидит Н. (в целях безопасности имя женщины было скрыто). Рядом – ее 11 детей. Они бежали сюда из Бамбари два месяца назад, когда этот город в очередной раз охватило насилие. Н. была вынуждена покинуть лагерь для внутренних переселенцев, где прожила четыре года, и пытаться получить убежище на другой стороне реки Уака.

_______________

«В  мае в лагере появились вооруженные люди, стали угрожать нам. Они забрали все, что у нас осталось – велосипед и несколько уток, - рассказывает она. – С тех пор, чтобы прокормить семью, нам приходится продавать дрова».

Таких историй много, и все они - последствие захлестнувшей Бамбари в мае 2018 года волны насилия. В лагерях для переселенцев в самом городе и на его окраинах на тот момент уже проживали 40 000 человек, но с мая по июнь дома пришлось покинуть еще 3 000 беженцам.

Повседневная реальность жестоких преступлений

Относительное спокойствие, которое установились в городе в феврале 2017 года с началом работы Многосторонней комплексной миссии ООН по стабилизации в Центральноафриканской Республике, рухнуло 14 мая. Вооруженные группировки быстро вернули себе контроль над Бамбари. 

Сейчас часть города находится под контролем двух вооруженных группировок. Город разделен на два района естественным барьером - рекой Уака. По обе стороны реки главной целью рыскающих вооруженных людей становятся личные вещи людей. Для жителей Бамбари жестокие преступления стали повседневной реальностью.

«Проблема, с которой мы сейчас столкнулись, не имеет ничего общего с религиозным или этническим вопросом – на людей нападают и притесняют просто потому, что у них есть, что отобрать. Сейчас у меня нет таких проблем – у меня просто ничего уже не осталось. Ни денег, ни велосипеда, ни мотоцикла, даже телефона нет», - рассказывает Н.

Больница «Врачей без границ» расположена между двумя районами. Наши сотрудники стали свидетелями того, как множится насилие и к чему оно приводит. С мая они оказали медицинскую помощь 70 пациентам с ножевыми и огнестрельными ранениями.

А. – один из них. Он исповедует ислам. Вместе с братом он попал под перекрестный огонь. Брат погиб сразу, А. был ранен в ногу. В то время, когда он находится в больнице в Бамбари, он видел, как туда дважды заходили вооруженные люди.

«В первый раз это случилось 15 мая. Люди с оружием вошли в больницу, нам пришлось прятаться под кроватями. Пациенты-христиане помогали нам. К счастью, персоналу больницы удалось убедить группу вооруженных людей не заходить в наше комнату, - вспоминает он. – Три недели спустя – то же самое. Но на этот раз едва мы услышали, как они идут, сбежали. Мы боялись того, что может произойти. У меня было сломана нога, я не мог ходить. Но люди положили меня на одеяло и унесли».

После того, как вооруженные люди ушли, в больнице нашли 21 гильзу.

Несколько недель спустя А. наконец-то решился вернуться в больницу, чтобы продолжить лечение – его рана становилась хуже.

«В больнице мы всегда должны чувствовать себя в безопасности. Но после того, что случилось, мы понимаем, что конфликт может добраться до нас и здесь».

Доступ к медицинской помощи осложнился не только для тех, кто пострадал при нападениях – вспышка насилия повлияла на всю систему здравоохранения. Из соображений безопасности, медицинский центр, работающий при поддержке «Врачей без границ» в районе Элеваж, пришлось закрыть на несколько недель, лишив местных жителей первичной медицинской помощи. Вооруженные люди воспользовались этим моментом и пробрались в больницу, где украли, помимо прочего, холодильник, в котором хранились вакцины для детей и беременных женщин.

Больница в Бамбари также столкнулось с проблемами. Количество поступивших на лечение детей резко сократилось: с 230 человек в апреле до 70 и июне. «Две недели палаты, где лечат детей с истощением, стояли пустыми. Люди были слишком напуганы, чтобы приходить в госпиталь», объясняет Кейт, медсестра MSF. Ее коллега Нарцисс рассказывают похожую историю о работе хирургического отделения: «После затишья в июле возобновился нормальный рабочий процесс, но многие пациенты начали поступать в критическом состоянии. Они не могли прийти ранее из-за опасной обстановки. Мы потеряли пациента, страдавшего от абсцесса зуба – его состояние ухудшилось настолько, что мы не могли его спасти. А ногу другого пациента полностью поглотила гангрена, потому что его пулевое ранение не лечили как надо».

Горечь дежа-вю

За несколько последних недель столкновения затихли, им на смену пришлис случайные перестрелки. Кажется, что город возвращается к нормальной жизни. Однако люди все еще боятся атак, жертвой которых может стать каждый. Недавняя вспышка насилия оставила жителей Бамбари, которые и так сильно пострадали при конфликте 2013-2014 годов, с горьким чувством дежа-вю.

«В 2014 году мы были вынуждены бежать из дома из-за угроз со стороны вооруженных группировок. Теперь мы должны покинуть и центр для временно переселенных людей. Я стараюсь сохранить надежду, главным образом для своих детей, но постоянное перемещение с места на место отнимает все мои силы», - говорит С. По его лицу видно, насколько он устал от многолетних попыток сбежать от насилия.