10.08.2021

Долгая дорога к новой жизни

В этом месяце Южный Судан, самая молодая страна в мире, отмечает свой 10-й день рождения. В 2019 году иллюстратор Элла Барон посетила город Пибор. Она хотела показать, что в этой части некоторым матерям, чтобы добраться до родильного дома, предстоит долгая дорога.

История рождения Марии и ее матери Лайто - как необыкновенное путешествие, в котором на карту поставлена жизнь или смерть.

Однако в этом нет ничего экстраординарного. Пережитое ими – обычное дело в тех районах Южного Судана, где не хватает инфраструктуры и где, казалось бы, простые вещи могут быстро стать до отчаяния сложными. Последствия десятилетий насилия повсюду.

Наличие доступной при родах медицинской помощи важно в любой точке мира, поскольку из-за осложнений и для спасения жизни как матери, так и ребенка, может потребоваться специализированная медицинская помощь.

В 2020 году из порядка 2300 медицинских учреждений, существующих в Южном Судане, не функционировали более 1300.

В пределах пяти километров от работающего медицинского учреждения живут меньше половины населения Южного Судана.

Мы делаем все возможное, чтобы оказать помощь. В 2020 году наши команды в Южном Судане оказали помощь при 13 400 родах.

Ниже – сокращенная версия оригинального художественного произведения Эллы Барон, посвященное этой удивительной истории. Повествование ведется от лица Чачи, матери Лайто. Также доступна полная версия в pdf. 

История Лайто, Марии и Чачи

«Мы из деревни Маллодин. Чтобы добраться туда из Пибора, нужно много дней идти пешком. Лайто была беременна своим первым ребенком. Когда у нее начались схватки, я позвонила нашей соседке, которая умеет принимать роды.

Она пришла к нам домой. Три дня мы пытались помочь Лайто. Но ребенок все никак не появлялся.

«Что происходит? С ней все будет в порядке? С ребенком все в порядке?», - спросила я нашу соседку.

«Мне жаль, но я не знаю, что тут не так, - ответила она. - В городе Гумурук могут быть акушерки «Врачей без границ», которые могут помочь. Но туда идти пешком, и долго…Я не думаю, что она выживет».

«Лайто сильная, - ответила я ей. - Мы доберемся».

Чача рассказывает про деревню Маллодин. Южный Судан, 2021 год

Мы вышли до рассвета.

Схватки были настолько сильными, что Лайто не могла ходить самостоятельно, поэтому мне приходилось все время поддерживать ее. Сейчас сезон дождей, и тропинка была затоплена, так что иногда мы шли в воде по пояс.

Стемнело, но мы все еще шли, и я беспокоилась, что нам придется спать прямо на тропе. Но потом мы заметили дом.

Жильцы нас не знали, но когда они увидели, что Лайто в положении, то пригласили нас к себе.

Лайто и Чача находят дом. Южный Судан, 2021 год.

Утром наш хозяин благословил наше путешествие.

К тому моменту мы очень ослабли. Мы не ели несколько дней.

Когда Лайто теряла сознание, мы останавливались, чтобы перевести дыхание под сенью дерева.

Но мы не впервые сталкиваемся с голодом. Я помню голодные времена, когда Лайто была ребенком. И столкнемся с голодом еще в будущем.

Несмотря на слабость Лайто, я знала, что мы должны продолжать идти. В конце концов мы добрались до реки, слишком глубокой, чтобы перейти ее вброд. Я заплатила двум мужчинам, чтобы они помогли нам переправиться.

У них не было лодки, только кусок пластика. Мужчины положили его на воду, и таким образом мы переплыли реку.

Лайто и Чача переправляются через реку на куске пластика, Южный Судан, 2021 год.

Мы не умеем плавать. Нас удерживал только тонкий слой пластика. Воды было слишком много. Я думала, что пластик не выдержит и мы останемся сами по себе.

Потом приплывут крокодилы. Или мы просто будет погружаться в воду все глубже и глубже, пока не утонем, все втроем. Лайто очень сильно боялась.

Нам потребовалось два дня, чтобы дойти пешком до Гумурука. Но в клинике нам не смогли помочь.

Лайто и Чача добрались до клиники «Врачей без границ» в Гумуруке. Южный Судан, 2021 год.

«Мне очень жаль, - сказала нам медсестра в клинике MSF, - но вам придется поехать в Пибор, где возможности лучше. Возможно, ей потребуется кесарево сечение».

«Но тропинка затоплена, - сказал я, - так мы никогда не доберемся».

«Я сообщу «Врачам без границ» в Пибор, и они пришлют лодку», - сказала медсестра. 

Все, что нам оставалось, это ждать и надеяться. Но я беспокоилась. «Может быть, они и не приедут», - думала я. Вдруг ребенок уже мертв? Вдруг я потеряю и Лайто?

Два дня мы ждали. А потом на вертолете прилетает акушерка по имени Мария.

«Врачи без границ» отправили ее на вертолете, потому что в это время река покрывается большим количеством водорослей, и лодки плыть по ней не могут. Лайто назвала в честь Марии своего ребенка.

После прибытия вертолета все завертелось. 

А потом, когда уже казалось, что схватки длятся не восемь дней, а восемь сезонов, все вдруг замирает. Кроме нее. И это единственное, что имеет значение.

А сейчас нам пора домой. Лайто – моя старшая дочка, но у меня еще шестеро других детей. Вторая жена моего мужа присматривает за ними и своими четырьмя. Но моему младшему ребенку нужно мое молоко». 

Рука акушерки Марии в кабине вертолета. Южный Судан, 2021 год.

Вскоре после того, как Элла записывает историю Марии, Лайто и Чачи, на Пибор обрушивается сильнейшее наводнение на памяти живущих.

Город был полностью затоплен, почти все жители вынуждены укрыться на единственном оставшемся островке. Скученность населения, туалетов нет, всего одна водная скважина. Условия жизни быстро ухудшаются.

Когда наводнения в конце концов отступают, всплеск межобщинной напряженности вызывает новую волну насилия, и местные общины снова вынуждены покидать свои дома.

Мы знаем, что Чача, Лайто и малышка Мария благополучно вернулись в Гумурук за три дня до наводнения. Мы можем только надеяться, что сила, которую они продемонстрировали во время дороги до Пибора, позволила им вернуться домой и оказаться в безопасности.

Малышка Мария, дата рождения: 14 сентября 2019 года. Южный Судан, 2021 год.