© Hassan Kamal Al-Deen/MSF
08.11.2019

Ирак: возвращаться нельзя

На окраине Ханакина, в провинции Дияла на востоке Ирака, на холме у грязной реки десятки рядов фургонов плавятся под палящим солнцем. Жара достигает 47 градусов. В двух лагерях, известных как Алванд 1 и 2, живут приблизительно 827 семей, состоящих из разных поколений. Впервые им пришлось покинуть свои дома в 2014 году, когда города и деревни в Дияле находились под контролем ИГ*. Люди вынуждены жить в невероятной тесноте, со всеми личными вещами. Без реальных шансов на возвращение домой, в отсутствие работы и сбережений, почти каждая семья выживает только за счет гуманитарной помощи, которой с каждым днем становится все меньше. Неопределенность и безнадежность ситуации в сочетании с той травмой, которую перенесли люди во время вынужденного переселения, а также ежедневная монотонность и бессмысленность жизни в лагере, оказывают негативное воздействие на психологическое состояние людей.

________________

«Психологическое состояние людей в лагере далеко от нормального»- говорит Абдулраззак, вынужденный переселенец и психотерапевт MSF в клинике лагеря Алванд. – Причина этого кроется в травме, которую пережили люди, потеряв близких, родину, дом, оказавшись в сложных условиях жизни в лагере. Отсутствие безопасности в родном городе и поиск средств к существованию волнует людей больше всего, эти две темы чаще других обсуждаются во время психологических консультаций. Чем дольше они здесь живут, тем хуже их финансовое положение и психическое состояние». 

Виссаму 34 года, он родом из города Саадии, расположенного в 37 км от Ханакина на берегу реки Дияла, освобожденного от ИГ в ноябре 2014 года. Клинику «Врачей без границ» он посещает ради того, чтобы получить совет, как он может помочь семье справиться с повседневными проблемами и стрессом. «Мы, конечно, не умрем здесь от голода, но мы никогда не жили в таких условиях. - говорит Виссам.- Мы хотим, чтобы жизнь наладилась, но пока возвращаться в родной поселок опасно, и у нас нет работы, которая бы дала возможность заработать на восстановление дома. У нас была ферма, были сад и скот, а сейчас мы живем в контейнерах, как мы можем здесь заработать на жизнь?»

В течение последних нескольких лет, прошедших с момента освобождения территории Ирака от ИГИЛ, правительство страны призывает семьи переселенцев возвращаться в родные города и села. Несмотря на то, что большому числу людей удалось вернуться, в последние месяцы приток замедлился, и свыше 55 000 мужчин, женщин и детей остаются в Дияле, опасаясь, что они никогда не смогут вернуться домой. 

Причин, препятствующих возвращению, немало: страх или прямая угроза того, что новое общество, сложившееся на привычных им местах обитания, их не примет; страх в связи с дискриминацией по принадлежности к определенному роду или коллективного наказания из-за преступлений, якобы совершенных их сородичами, в том числе обвиненных в присоединении к группировке ИГ, боязнь необоснованного ареста или отсутствия свободы передвижения, равно, как и крайняя бедность и отсутствие финансовых и базовых возможностей, позволяющих выжить в новых условиях и построить новую жизнь. 

Деньги – главное, что волнует всех жителей лагеря, поскольку за последние несколько лет все семьи ощутили на себе бремя бедности. С уходом некоммерческих организаций из региона и сокращением объема помощи из-за отсутствия финансирования, жители лагеря опасаются, что лагерь будет принудительно закрыт и все его жители окажутся без еды, финансовой и медицинской помощи, и будут брошены на произвол судьбы.

«Если говорить о деньгах, у нас нет ни гроша, и, конечно, это действует на психику»- говорит Хассан из Саадии, вынужденный переселенец с 2016 года. - Периодически я продаю что-то из еды, чтобы у семьи были какие-то средства к существованию. Если кто-то из домочадцев заболеет, я не смогу оплатить их лечение. Меня нельзя винить в том, что я злюсь или что мне грустно.  [Мой дом разрушен], и если я захочу вернуться в Саадию, я не знаю, где буду жить, у меня больше нет дома. Где я должен жить? На улице?»

Женщинам в лагере приходится особенно тяжело. В иракских традиционных сообществах женщины собираются со своими свояченицами и членами семьи в саду или укромном пространстве, общаются, вместе занимаются хозяйством. В лагере личное пространство отсутствует, и женщинам негде встретиться за пределами фургона, то есть большую часть времени проводят в замкнутом пространстве, с членами семьи или в одиночестве.

«Мы там как в ловушке, нам очень тоскливо,- говорит Сабиха. - Целый день сидим и просто смотрим друг на друга, пойти некуда, родственников здесь нет. Из-за вынужденного бегства из родных мест, с моей психикой не все в порядке, я вынуждена принимать лекарства от бессоницы, но у них есть побочный эффект  -  головокружение. Когда оно становится невыносимым и мне становится плохо, я как будто начинаю задыхаться, и тогда мне приходится выходить из контейнера и оставаться на улице. У меня больше нет сил делать какую-либо работу по дому. Даже если бы весь мир пришел мне на помощь и постарался утешить меня, мне все равно было бы очень тяжело», - говорит Сабиха.

_______________ 

Деятельность «Врачей без границ» в провинции Дияла 

«Врачи без границ» работают в провинции Дияла с 2014 года: занимаются лечением хронических заболеваний, ведут программы сексуального и репродуктивного здоровья, оказывают психологическую помощь семьям вынужденных переселенцев, тем, кто недавно вернулся домой, а также местному населению. До недавнего времени MSF вела работу не только в лагере Алванд 1, но также оказывала поддержку местным органам здравоохранения в области предоставления медицинской помощи в Джалауле и Саадии. В связи с изменением ситуации, MSF передала местным властям часть своих проектов по оказанию базовой медицинской помощи в Далауле и Саадии, и в настоящее время работает над открытием новых проектов по поддержке жителей Муктадии и Синсил в провинции Дияла.

В течение этого года команды MSF провели 2 915 психологических консультаций, 12  250 медицинских консультаций по лечению неинфекционных болезней, оказали помощь в области репродуктивного и сексуального здоровья 6 647 женщинам.

*запрещена в РФ.