© Alva Simpson White/MSF
04 окт 18

«К такому нельзя быть готовым» - рассказ сотрудника MSF о работе в Газе

Мохаммед Абу Мугайсиб, медицинский советник международной гуманитарной организации «Врачи без границ»/Médecins Sans Frontières (MSF) в Газе: 

_______________

«Последние полгода были для меня самыми тяжелыми за 15 лет работы в секторе Газа. И это при том, что я работал здесь во время боевых действий 2008, 2012 и 2014 годов.

Как врачу, который родился и прожил здесь всю жизнь, мне казалось, что я представляю все, что может произойти в секторе Газа. Но мне было невероятно сложно смирить с тем, в каком огромном количестве в последние месяцы поступали раненые от заградительного барьера.

Я никогда не смогу забыть понедельник 14 мая. Всего лишь за месяц органами здравоохранения был зарегистрирован 2 271 пострадавший, из них 1 259 с огнестрельными ранениями.

Мы с нашей бригадой хирургов находились в одной из основных больницы Газы – госпитале Аль-Акса. В три часа дня к нам хлынул поток пациентов, пострадавших во время демонстрации. Меньше чем за четыре часа поступили более 300 раненых.

Никогда еще за свою жизнь я не видел так много пациентов сразу. Перед операционной стояла очередь. Коридоры были переполнены, все кричали, плакали. Повсюду была кровь.

И как бы усердно мы бы не работали, мы не могли справиться с таким потоком пострадавших. Их было слишком много. Одно огнестрельное ранение за другим.

Наша бригада работала 50 часов, мы помогали сотрудникам минздрава. Было ощущение, будто мы опять работаем в условиях войны 2014 года. Да, к такому нельзя быть готовым»

Как обстоят дела сейчас?

До сих пор каждую неделю к нам поступают пострадавшие. Большинство – молодые люди с огнестрельными ранениями в ноги, которые грозят им пожизненной инвалидностью.

Медицинские учреждения Газы не выдерживают наплыва пациентов и дефицита медицинских материалов. Продолжает расти количество пациентов, которым «Врачи без границ» оказывают помощь: сейчас они составляют порядка 40% от числа всех людей с огнестрельными ранениями в Газе. Всего их более 5 000 человек.

Чем дальше мы продвигаемся в вопросах лечения пациентов с огнестрельными ранениями, тем очевиднее становятся все сложности этой работы. Это сложно как с медицинской, так и с логистической точки зрения.

Значительная часть наших пациентов нуждается в реконструктивной хирургии, и некоторым из них придется перенести несколько операций. В Газе такие операции провести нельзя.

Риск инфицирования

Остеомиелит – воспалительное инфекционное заболевание костей. Без лечения раны не заживают и возрастает риск ампутации конечности. Со временем заболевание прогрессирует. Такое заражение необходимо лечить как можно быстрее.

Ужасно даже подумать, что у этих молодых людей могут ампутировать конечность. Однако диагностировать заражение не так просто, и сейчас в Газе попросту нет медицинского учреждения, где могут провести биопсию кости.

«Врачи без границ» работают над созданием в Газе микробиологической лаборатории, где можно будет проводить анализ костной ткани на остеомиелит, а также предоставляют материалы и обучают персонал. Но даже когда мы сможем определять заражение, лечение потребует долгого и сложного курса антибиотиков, а также несколько хирургических операций.

Я много где бываю в Газе и везде вижу молодых людей на костылях, с внешними фиксаторами на ногах или в инвалидных колясках. Это стало уже привычным зрелищем. Но очень часто они улыбаются – жизнь продолжается, пусть и с инвалидностью. Хотя мне как врачу ясно – делать долгосрочные прогнозы преждевременно.  

Очень тяжело говорить с пациентом, молодым человеком, который из-за огнестрельного ранения может потерять ногу и лишиться будущего, и отвечать на вопрос: «Смогу ли я снова нормально ходить?». Ведь я, как врач, знаю, что заново научиться ходить ему будет очень сложно.

Я должен сказать ему, что мы сделаем все возможное, но риски высоки, и он может потерять ногу. Очень трудно говорить такое молодому человеку, у которого вся жизнь вперед. И это не единичный случай – нам очень часто приходится вести такие разговоры.

Конечно, мы пытаемся найти способ помочь этим людям, пусть и с учетом имеющихся ограничений: больницы переполнены, из-за блокады свет дают всего на четыре часа в день, не хватает топлива, медицинских материалов и лекарств. Опытных хирургов и врачей тоже не хватает, медсестры измотаны, а медики, которые управляют работой больниц, месяцами не получают зарплату. Существуют ограничения на вывоз пациентов за пределы Газы для лечения. Список можно продолжать до бесконечности.

Мы повсюду видим свидетельства того, что в Газе становится труднее жить. Резко ухудшилась социальная и экономическая ситуация. На улицах теперь можно увидеть детей, которые просят милостыню. Еще пару лет назад такого не было.

Многое еще предстоит сделать, и в одиночку мы не справимся. Мы пытаемся. Мы стараемся. Мы двигаемся вперед. Для нас это вопрос медицинской этики – раненые должны получить медицинскую помощь.

Но когда я думаю о будущем с моей нынешней позиции, мне кажется, что я заглядываю в темный тоннель. И я не уверен, что в конце этого тоннеля есть свет... Он то появляется, то снова гаснет».