© Carl Theunis/MSF
11 окт 18

Лечение Эболы: это про людей и доверие

Хильде Де Клерк – один из опытнейших эпидемиологов «Врачей без границ», более 10 лет она работает при локализации вспышек Эболы и других вирусных заболеваний. Недавно она вернулась из провинции Северное Киву, расположенной на востоке Демократической Республики Конго (ДРК), где недавно разразилась вспышка Эболы, которую оказалось непросто локализовать. Она рассказывает, что, хотя появились новые препараты, способные помочь заразившимся вирусом, предлагать это лечение пациентам и применять его не так просто, как может показаться. 

_______________

«Когда мы предлагаем новый препарат пациентам, мы рассказываем о преимуществах этого лечения. В то же время мы уточняем, что не можем гарантировать, что препарат будет работать. Кроме того, мы описываем возможные побочные эффекты и риски, связанные с тем, что эти лекарства экспериментальные. Мы обязательно следим, чтобы пациент или родственник, представляющий его интересы, давал согласие осознанно. Иногда я поражаюсь силе и решимости пациентов. Когда я разъяснял все это женщине, которая плохо себя чувствовала и была очень измотана, она открыла глаза и величественно села на кровати, чтобы подписать форму согласия. Это было искренне, я твердо верю, что она приняла решение осознанно.

 Главное – быть честным и человечным.

Хильде де клеркэпидемиолог MSF

Здорово, что существуют пять препаратов на основе различного действующего вещества, которые выглядят многообещающими. Но нужно быть реалистами. Эффективность новых препаратов для лечения Эболы пока не доказана. И все же это серьезный шаг вперед. Мы можем предложить больным Эболой препараты, которые с большой долей вероятности спасут им жизнь, в то время как идет подготовка к клиническим испытаниям, которые, мы надеемся, подтвердят эффективность и безопасность. Так мы и движемся по этому пути. Но иногда у меня появляется ощущение, что средства массовой информации и даже некоторые медики думают, что лекарство от Эболы уже создано, и оно работает. К сожалению, об этом говорить пока рано.

Выписывать эти лекарства пациентам все еще не так просто. Это беспокоит меня, пожалуй, больше всего. То есть, это не так сложно с технической точки зрения. Но необходимо иметь соответствующие возможности, правильно организовать процесс, поскольку речь идет о препаратах, которые еще не зарегистрированы. Применение каждого из препаратов необходимо жестко контролировать и действовать в строгом соответствии с протоколами. В центре по лечению Эболы это не так просто. Здесь приходится работать в защитных костюмах, все движения должны быть медленными и осторожными. Во время одного обхода удается осмотреть не так уж много пациентов. Нужно проконтролировать такие медицинские показатели, как температура, убедиться, что они получают достаточное питание и питье, а также необходимое симптоматическое лечение, потом – все записать в историю болезни. На начальном этапе вспышки это – большая работа, даже когда вы не используете новые незарегистрированные препараты. Нужна целая армия медсестер и санитаров – и сначала приходится всех обучать, потому что у большинства из них нет опыта работы с пациентами с Эболой. Поэтому я считаю тот факт, что новое лечение теперь систематически предлагается всем нашим пациентам с Эболой, я считаю весьма впечатляющим.

...ведь речь идет не только о показателях, а о том, чтобы говорить с людьми и искренне интересоваться ими. Никакое оборудование этого не заменит.

хильде де клеркэпидемиолог MSF

Здесь также хочется подчеркнуть, насколько важно быть предельно честными. Лечение Эболы в целом основано на взаимном доверии. Речь идет о построении доверительных отношений с семьями и сообществами. Иначе вновь заразившиеся не придут к нам и будет крайне сложно прервать эпидемиологическую цепь. Родные пациентов могут позвонить нам в любое время. Мы пускаем их в центр по лечению Эболы, показываем, как заботимся об их близких. Они часто навещают их. Если пациент чувствуют себя совсем плохо, мы доставляем их в зону посещений на носилках. Необходимо проявлять истинную человечность. Подобные мелочи имеют огромное значение. 

Установить взаимное доверие зачастую достаточно сложно на начальных этапах вспышки, когда умирает много больных. Потому что люди подозревают, что внутри центра пациентов убивают или, по крайней мере, способствуют их смерти. Начинают распространятся слухи, что люди западные люди или кто-то еще похищает у пациентов органы или кровь, или, например, что они специально заражают общину. Часто люди думают, что инфекционное заболевание вызвано колдовством. В этом нет ничего нового. Лучшим ответом в такой ситуации становятся медицинско-просветительские мероприятия. Вы идете к людям, объясняете им, как устроена болезнь, как она распространяется, как ее преодолеть и предотвратить. Главное – быть честным и человечным.

{{ ctaright.node.title }}

Если вспышку удается успешно взять под контроль и число заболевших уменьшается, снижается и количество пациентов, которых вы должны лечить. И вы можете уделять больше времени работе с населением, в результате которой будет укрепляться доверие к вам в общине. Конечно, если нам было доступно более эффективное лечение, если бы мы теряли меньше пациентов, это бы особенно укрепило доверие.

В этой части Демократической Республики Конго люди много мигрируют. Важно понимать эти движения населения, потому что именно так перемещается вирус. Нам необходимы знания о семьях, об их связях между собой – каким образом они обращаются за медицинской помощью, как функционирует сеть их социальных связей. Понимание людей является ключом к пониманию Эболы. И по мере развития вспышки Эболы нам тоже необходимо развиваться. Мы должны быть гибкими. Мы должны быть на шаг впереди болезни.

Очень многое зависит от персонала. Необходимы хорошие медицинские помощники, и хорошие эпидемиологи, отличные специалисты в области лечения Эболы. Ведь речь идет не только о показателях, а о том, чтобы говорить с людьми и искренне интересоваться ими. Никакое оборудование этого не заменит. Мы должны задавать правильные вопросы, проявлять чуткость. Когда я заполняю историю болезни, всегда делаю заметки на полях – весь лист обычно исписан. Современное оборудование может улучшить наши возможности для анализа данных, но они не будут работать в отрыве от человеческой интуиции. Главное – это поведение, люди и доверие».