От первого лица: хирург о работе на севере Нигерии

04.06.2021

Врач-хирург Эззедин Айеб из Туниса получил образование в Санкт-Петербурге, в Северо-Западном государственном медицинском университете имени И. И. Мечникова. К «Врачам без границ» Эззедин присоединился в 2020 году. Сейчас он в своей второй командировке, в Нигерии.

____________

«Я хочу поделиться с вами историей, как мы говорим, «с передовой» нашей гуманитарной медицинской помощи. Об обстановке: больница в городе Гвоза в штате Борно в Нигерии, где орудуют негосударственные вооруженные группировки. Наша больница расположена буквально на линии обороны за военными постами, дальше - бесконтрольная зона до границы с Камеруном. Периодически боевики пытаются ворваться в город и захватить его. Но армия пока хорошо справляться с обороной.

На фото я с пациентом. Он согласился, чтобы я рассказал его историю.

Этого мужчину зовут Фрайдей (что в переводе с английского значит Пятница), две недели назад он был тяжело ранен выстрелом из винтовки. Пуля прошла насквозь по косой, с входом в эпигастральной области и входным отверстием на спине, над тазом справа. У пациента были со множественные повреждения кишечника и обширная гематома забрюшинного пространства. Когда он поступил в больницу «Врачей без границ», меня еще не было в Гвозе. Я ждал перелет из Майдугури: в Гвозе нет аэропорта, а на дорогах опасно. Так что, единственный способ сообщения и доставки персонала – вертолет. Количество мест в нем ограничено, и логистика сложная, так что просто так посадить человека в вертолет нельзя.

Пациент Фрайдей поступил, когда предыдущий хирург, которая работала в проекте до меня, уезжала. Она успела только его стабилизировать. Но за 3 дня, которые команда пыталась обеспечить мне место в вертолете (что, как вы уже поняли, совсем непросто!), состояние больного ухудшилось. Местные врачи хоть и хорошо подготовлены, но не имеют хирургической специальности и достаточно опыта в этой области. Они уже не знали, что делать: дороги закрыты, а эвакуацию пациент не пережил бы. Я прилетел в 11 утра, и, даже не успел посмотреть, где буду жить – сразу попросили идти в операционную. Зная о моем приезде, пациента взяли на стол и ждали меня. Операция шла 3,5 часа. Надо отметить, что хотя в больнице нет даже аппаратов для рентгена и ЭКГ, операционная оснащена достаточно хорошо.

Послеоперационный период был отнюдь не самым гладким: не вдаваясь в другие подробности, достаточно сказать, что через пару дней после операции больной подцепил еще и малярию...

Медицинской команде MSF пришлось непросто: пациент был в тяжелом состоянии, и было неясно, выживет ли он и переживет ли медицинскую эвакуацию. Поскольку медицинской аппаратуры было недостаточно, я попросил дать мне 48 часов, чтобы адекватно обследовать пациента. Я был уверен в проделанной мной работе, но не всегда все зависит только от нее. Должен быть адекватный уход и четкое выполнение инструкций со стороны медицинского персонала.

Как вы можете видеть на фотографии, через 10 дней после операции пациент уже мог ходить самостоятельно, еще через пару дней его уже можно было выписать из больницы. На следующий день после операции я попросил коллег, чтобы пациент вставал и ходил, с их помощью, конечно. Это было нелегко, но и пациент, и команда досконально выполняли инструкции за что я им признателен. И хотя они говорят, что я его спас, я думаю, что это была совместная работа всей команды, от логистики до младшего медицинского персонала. Только удачи и усилий одного человека здесь мало. Но слаженной работой команды можно добиться превосходных результатов даже в не самых простых условиях.
Это лишь половина моей истории, так как в ту ночь поступили два пациента с огнестрельными ранениями. Не переживайте, второго пациента тоже выписали пару дней назад.

В обоих случаях возможный исход не был предрешен, и я вместе со всей командой MSF в Гвозе рады, что все так закончилось. Они постарались на славу, а я лишь выполнил свою работу и человеческий долг».